Марк Блау Грандмастер

Тантал. За что он страдал?

Историю делает наукой всего-навсего размещение прошедших событий в хронологическом порядке. Такая простая и очевидная, казалось бы, вещь, позволяет выявить самое главное: история — это объективный процесс. Объективный в том смысле, что хотя историю делают люди, но само течение событий в жизни человеческого общества зависит от людей достаточно мало.

Ziga Cetrtic, Shutterstock.com

Тут возникает много философских вопросов, включая вопрос о существовании Бога, предопределенности и свободе воли, а также о роли личности в истории. Но не исторической науке на эти вопросы отвечать. Ее дело — описывать все, что происходило, по возможности объективно, «добру и злу внимая равнодушно», и по возможности точно вставлять все происшедшее в единый поток событий.

«Перелицовка» событий прошлого в угоду злобе дня ни к чему хорошему не приводит. О том, что происходит в этом случае, рассказывает не только утопический роман Дж. Оруэлла «1984». Об этом свидетельствует и история СССР, где подобная вивисекция производилась на государственном уровне, за что шутники называли Советский Союз уникальной страной с непредсказуемым прошлым. Результат этих экспериментов оказался, однако, невеселым. Относительно недавняя история стала легендой в худшем смысле этого слова.

Мифологизация прошлого происходит не столько по чьей-то злой воле, сколько в силу особого устройства человеческого сознания. При передаче информации о том, что произошло, мы — вольно или невольно — корректируем происшедшее в более выгодную для нас или в более красивую сторону. В результате люди довольно скоро начинают пересказывать друг другу не достоверные факты, а легенды, в которых потом уже не разобрать, где правда, где ложь.

Среди греческих мифов есть, к примеру, миф о царе Тантале. Он хранит память об очень давнем событии, о колонизации греками Малой Азии, которая произошла в 13-м веке до н.э. Греки доплыли сюда, перебираясь от острова к острову. Это плавание было героическим, хотя относительно несложным. Островов в восточной части Средиземного моря много, они зачастую находятся на расстоянии прямой видимости один от другого. Поэтому греческие колонисты прибывали в Малую Азию крупными отрядами.

Они попадали здесь в места гораздо более цивилизованные, чем их родина. В западной части Малой Азии находилось богатое царство Лидия. Богатство Лидии было обусловлено в первую очередь находившимися во владении ее царей рудниками, где добывали золото и медь. Оба металла в древнем мире очень ценились. Лидия, кстати, была первой страной, где начали чеканить монеты. Следовательно, было из чего чеканить. И было для чего чеканить — для обслуживания торговых операций.

На территории царства скрещивались несколько торговых путей, торговля процветала и приносила немалые доходы. Богатство местного царя Крёза (562−547 гг. до н. э.) вошло в поговорку. Однако Крёз — это уже письменная эпоха и, следовательно, летописи, и, следовательно, какая-никакая, но история. А вот более ранние богатые лидийские цари, Мидас и Тантал — уже герои мифов, хотя и тот и другой существовали в реальности. Например, в 1835 году в городе Измире на горе Яманлар археологи раскопали гробницу царя Тантала.

Этому Танталу, как и всякому герою мифов, приписывают полубожественное происхождение. Благодаря такой протекции, Тантал снискал любовь богов и даже присутствовал на их пирах. Но потом он потерял божественное доверие и после смерти был наказан самым жестоким образом.

В подземном царстве мертвых «разжалованный» участник божественных пиров испытывает нестерпимые и нескончаемые муки. Его мучит жажда. Тантал стоит по горло в воде, но напиться не может. Едва он пытается зачерпнуть воды, вода уходит от него.

Мучит Тантала и голод. Над головой у него — спелые фрукты. Он поднимает руку, чтобы сорвать плоды, но не может дотянуться до ветки. Именно благодаря этим жестоким и вечным страданиям, «танталовым мукам», имя Тантала широко известно в наше время. И даже обрело новое значение.

В начале 19-го века шведский химик Андерс Густав Экерберг (Anders Gustaf Ekeberg) (1767−1813) пытался выделить новый химический элемент из минерала колумбита. Это было время, когда новые элементы сыпались на химиков, как из рога изобилия. Вот и Экерберг выделил новый элемент, и даже имя ему придумал — «колумбий». А дальше начались непонятки. Выделенный «колумбий» как бы менял свои свойства от эксперимента к эксперименту. Изрядно намучившись, Экерберг переименовал колумбий в тантал.

Однако муки химиков продолжались до середины 19-го века. Только в 1844 году было четко доказано, что танталу в природных соединениях сопутствует еще один элемент, очень на тантал похожий, но все же другой. Этот элемент стали называть ниобием — по имени дочери мифического Тантала, Ниобеи.

Тантал обладает замечательным сочетанием свойств: легок, тугоплавок, устойчив к коррозии. Поэтому едва ли не сразу из тантала стали изготавливать нити для ламп накаливания. Несколько позже тантал стали применять для производства очень качественных электролитических конденсаторов. Затем жаропрочные и стойкие к коррозии сплавы тантала были внедрены в химической промышленности и в металлургии редкоземельных элементов. А когда появились ядерные реакторы, тантал оказался наилучшим материалов для теплообменников. Трубы из тантала были устойчивы к высокой радиации и к гамма-излучению.

Тантал — неактивный элемент, поэтому он идеально подходит для изготовления протезов костей и для скрепления тканей. Нейрохирурги соединяют нервы с помощью нитей из тантала.

Как видим, сейчас слово «тантал» ассоциируется для нас не столько с древнегреческой мифологией, сколько с современной передовой технологией. Хотя иногда это приводит к довольно смешным результатам.

Есть в городе Саратове предприятие, которое называется «Тантал». В советское время все знали, что если предприятие называется таким непонятно-красивым словом, оно без всякого сомнения работает «на военку». А значит, платят там больше и социальные условия там лучше. В общем, в Саратове знали: если попадешь на «Тантал» — будет тебе счастье.

Одним из атрибутов такого счастья был профилакторий, который находился километрах в 40 от города в райском местечке на берегу Волги. Назывался профилакторий так же, как и предприятие, «Тантал». Юмористичность сопряжения названия базы отдыха с именем легендарного мученика от голода и жажды понимали только те, кто знали древнегреческую мифологию и про танталовые муки. А кто не знал, тот простодушно наслаждался своим «танталовым счастьем». И правильно делал!

Обновлено 25.04.2016
Статья размещена на сайте 26.07.2013

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: