Татьяна Морозова Мастер

Куда исчезла фальшивка гитлеровцев из дела М. Н. Тухачевского?

Семьдесят лет отделяют сегодня человечество от событий кровавого террора 1937 г., каждый день которого приносил в дома строителей нового «справедливого» общества горе и отчаяние, забирая жизни, уничтожая издевательски их семьи и подвергая гонениям родственников, друзей, сослуживцев. У советского тоталитаризма была своя особенность — преступления против человечности партийная власть старалась совершать именем народа. Опыт политических процессов 30-х годов минувшего столетия свидетельствует: общество, живущее мифами о врагах и героях, может мириться с проведением массовых репрессий.

С 1937 г. началось планирование жизней советских граждан тиранией однопартийного правления с культом генерального секретаря для абсолютного подавления инакомыслия. Безрассудными и жестокими кажутся с высоты времени массовые репрессии военных, подорвавшие оборону страны, после расстрела маршала Тухачевского, командарма Уборевича, комкоров Примакова, Якира, Путны, Корка, Фельдмана, Эйдемана. В этот «злой, пропащий год» явилась на свет директива о проведении массовых операций по изъятию «антисоветчиков», и для каждой союзной республики стал разрабатываться свой план с «лимитом об осуждении к расстрелу».

Но была ли в этом повинна провокация нацистов в отношении советского генералитета, сведения о которой появились в мемуарах Вальтера Шелленберга? После разоблачения культа личности специально назначенная комиссия не обнаружила секретных материалов, сфабрикованных гитлеровцами — папка куда-то бесследно исчезла. И станут утверждать высокие партийные чины, что никаких документов, переданных немецкой разведкой ОГПУ, не существовало в природе, и утверждения Шелленберга — сплошной вымысел.

Среди историков начнутся споры: насколько правдива была версия Шелленберга о причастности немецкой разведки к делу Тухачевского, которую огласил Хрущёв с трибуны съезда. Одни говорили, что Никиту Сергеевича эта версия устраивала, как демонстрирующая обоснованность репрессий партией, другие утверждали, что немцы здесь вообще ни при чём, а во всём виноват Сталин с его болезненной мнительностью — намекнул, дескать, своим опричникам, и мастера мистификаций подготовили этот процесс.

И те, и другие могли спокойно вести дискуссии — досье Тухачевского, «Красная папка», исчезло, и есть подозрение считать, что его сожгли с санкции самых высоких партийных чинов. Ведь маловероятно, что Хрущёв, готовясь к разоблачению культа Сталина, пользовался непроверенными сенсационными статьями в прессе. Досье это, скорее всего, Никита Сергеевич не только держал в своих руках, но и детально изучал. При Сталине документы тщательно охранялись, это после его смерти преемники сообразили, что абсолютная власть всё прикроет из соображений целесообразности. Для разоблачения преступлений Сталина и его опричнины достаточно было и других материалов.

Но обратимся к свидетельству авторов этой провокации. Шелленберг утверждал, что в начале 1937 года глава службы разведки и безопасности (СД) Рейнхард Гейдрих якобы «случайно» узнал от генерала Скоблина, белогвардейского эмигранта, об участии маршала СССР М. Н. Тухачевского в заговоре с германским генеральным штабом с целью свержения сталинского режима. Глава разведки представил информацию Скоблина Гитлеру.

Вождь нацистов распорядился держать в неведении офицеров штаба германской армии, чтобы те не смогли предупредить советского маршала. Две специальные группы от Гейдриха, по утверждению Шелленберга, взломали секретные архивы генштаба абвера и нашли документы о сотрудничестве германского генерального штаба с Красной Армией. Чтобы скрыть следы кражи, взломщики устроили пожар и скрылись.

Шелленберг в своих мемуарах не скрывал, что часть обличающих документов была сфабрикована, но утверждал — подделали совсем немного. Как видим — шеф политической разведки признал подлог в материалах, но в Москве почему-то без анализа их на достоверность стали спешно готовить обвинительный процесс «троцкистского военно-фашистского заговора». По версии Шелленберга, документы попали в ОГПУ через немецкого агента, проживавшего в Праге и познакомившего с информацией о заговоре доверенного друга президента Чехословацкой Республики доктора Бенеша.

Доктор Бенеш написал письмо Сталину, и через некоторое время Гейдрих получил предложение связаться с одним из сотрудников советского посольства в Берлине. Прилетевший из Москвы личный посланник Сталина предъявит специальные полномочия от Николая Ежова: выяснить в какую сумму оцениваются компрометирующие материалы. Гейдриху выплатят три миллиона золотом, и в середине мая начнётся лихорадочная подготовка процесса военных.

В своих мемуарах Шелленберг не укажет ни одной фамилии кроме Тухачевского, и создастся впечатление, что в заговоре участвовало всего несколько человек, которые и будут проходить по его делу. Но обратимся к свидетелям арестов военных, проходивших по делу Тухачевского. В 1936 г. по решению ЦК ВКП (б) была создана Академия Генерального штаба, и осенью того же года туда был зачислен полковник А. М. Василевский. В своих воспоминаниях Маршал Советского Союза напишет, что завершить курс обучения в Академии большинству слушателей первого набора не удастся в связи с многочисленными арестами командно-политического, руководящего состава Вооружённых сил, преподавателей и даже слушателей академии.

В Вооружённых силах производились срочные назначения и перемещения: Академию Генерального штаба временно возглавил преподаватель Я. М. Жигур и приказал слушателю А. М. Василевскому принять кафедру тыла… Очень много тогда появилось новых некомпетентных командиров, начальников кафедр и преподавателей, но «вождь всех народов», вероятно, надеялся, что сорок тысяч неопытных «винтиков», заменившие «изъятых антисоветчиков» в армии, напуганные массовыми расстрелами, будут служить усерднее и преданнее. В ноябре 1937 года Геринг объявит, что после чистки Красная Армия перестала быть боеспособной и Германии следует её добить, пока не окрепнут новые кадры.

В апреле 1937 г. «дела Тухачевского» ещё не существовало, и Сталин, видимо, не готов был тогда физически уничтожать маршала. Но что-то заставило его такое решение принять! О том, что всё-таки секретная папка существовала и утверждения Шелленберга не вымысел, красноречиво говорят и обвинение маршала в «троцкистском военно-фашистском заговоре» и речь товарища Сталина на Военном совете 2 июня 1937 г, в которой он обвинил маршала в шпионской связи с Рейхсвером. 11 июня 1937 года в 10 часов утра начнётся один из самых страшных массовых довоенных процессов, проходивший втайне. Согласно сообщению ТАСС, все обвиняемые «признали свою вину». Маршал Советского Союза, отважный красавец Тухачевский, высокообразованный, походивший на былинного богатыря, будет безуспешно пытаться в тюрьме покончить жизнь самоубийством.

Обвинителем на процессе с хлёсткой речью выступал сталинский опричник Андрей Януарьевич Вышинский, потребовавший изгнать всех из Красной Армии и уничтожить. Командовать расстрелом назначат Василия Константиновича Блюхера, легендарного генерала Галина, создавшего первые воинские части по образцу Красной Армии в Китае, получившего орден Боевого Красного Знамени № 1 и пулю от товарища Сталина.

Будьте бдительны, друзья, не позволяйте собой манипулировать, изучайте уроки истории.

Обновлено 9.02.2015
Статья размещена на сайте 3.06.2007

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Интересно, что получается в те времена устанавливали лимит на расстрел. Дожили. Хотя план есть план. (в те времена)

    Оценка статьи: 5

  • Интереская тема, и конечно же очень спорная... наверное никогда по-настоящему правду и не узнаем, если она и может быть хоть в каклй-то степени однозначной в истории..

    Откуда у вас такой интерес к этой части истории?

    Оценка статьи: 5

  • Было, не было - все соратники Сталина были заведомо обречены. Наполеон говорил: "Добравшись до вершины, убирай табуретку из-под ног". В том смысле, что, захватив власть, отделывайся от старых друзей.

  • Татьяна, воздаю должное Вашей исследовательской дотошности и благодарю.

    Нахлынуло. Тухачевский, Блюхер - блестящие офицеры. У меня в детстве под впечатлением книги Раковского был такооой ореол М.Н.
    Из плена германского бежал, причем, кажется, с третьей попытки...
    А когда прочитала документы по Тамбовскому восстанию... все рухнуло. Химическое оружие против крестьян? ( И, вспомним, именно Германия использовала впервые "газы" - в Первой Мировой). И сколько ни играй потом на скрипке...

    И Блюхер для меня был весь в ореоле, не истаявшем до сих пор. Георгиевский кавелер - для унтер-офицера - огого! Переломанный в боях, но красавец, трижды женат (третью взял 16-летней, по горячей взаимной любви), всех детей растил в своей семье - то есть эта малышка-жена к своим троим еще и остальных воспитывала... и еще брал бездомных. И расстреливал врагов, оставляя сиротами их детей...
    Не берусь судить. Прекрасный музей есть в Тюмени (Блюхеровский).

    Просто так было. И подробности нужны, да. Но что это меняет по БОЛЬШОМУ счету?

    У Вас такое хорошее перо... Желаю благодатных тем и всяческих успехов - от души!