Сергей Курий Грандмастер

Как группа ПИКНИК записала свои хиты про иероглиф, праздник и настоящие дни?

В 1985-м году в жизни ПИКНИКА происходит два переломных события. Устав от подпольного существования, группа выходит из состава Ленинградского рок-клуба и приписывается к государственной Ленинградской филармонии (за что их ещё долго будут «кусать» непримиримые рок-коллеги).

Э. Шклярский на концерте в Томске в ночном клубе «Доброе утро, Вьетнам» 19 ноября 2006 г. Илья Плеханов, commons.wikimedia.org

Второе «кощунство» было связано с тем, что группа открыла для себя синтезаторы и с детской радостью погрязла в пучине электронных звуков. Поэтому звук следующего альбома — «Иероглиф» — на 80% оказался «компьютерным» (в то время это приравнивалось к понятию «попсовый»).

"Иероглиф" (1986)

Как можно догадаться уже из названия, центральной композицией альбома стала песня «Иероглиф». Как и у «Великана», у неё была долгая история. Текст песни был написан Шклярским ещё в школе. Среди источников вдохновения назывался рассказ «Человек, которого звали Прикоснись пирожного с кремом», прочитанный Эдмундом в польском журнале «PSZEKROJ» — правда, автора он забыл. Вторым источником вдохновения вполне логично был китайский философ Лао-цзы с его «Дао Де Цзин». Как говорил сам Шклярский, в этой песне он «сделал попытку говорить универсальными символами, понятными не только мне, а максимальному количеству людей».

Проблема заключалась в том, что текст был слишком коротким, а его автор не желал добавлять лишней «воды». Поэтому постепенно — шаг за шагом — он выстраивал вокруг стихов аранжировку, пока не достиг оптимального результата.
Многие заметили, что, несмотря на восточную тематику и экзотические звуки, в «Иероглифе» присутствовала родная русская распевность. А тут ещё началась перестройка, и по всей стране прокатилась мода на восточные единоборства. В телепередачах вроде «Вокруг света» нередко можно было увидеть упражнения шао-линьских монахов, сопровождаемые музыкой «Иероглифа».

Ну, и, наконец, альбом «Иероглиф» стал первой записью ПИКНИКА, выпущенной на виниле. Миллионный тираж пластинки сделал своё дело — группу полюбили массы, начались постоянные гастроли, участие в ТВ-передачах и прочие радости всенародного признания. Какой-то поклонник даже поспособствовал тому, что в городе Иваново стали выпускать… трусы с надписью «Иероглиф», сделанной тем же шрифтом, что и на пластинке.

«Праздник» (1986)

Постоянной головной болью для Шклярского было желание руководителей радио и ТВ видеть в своих эфирах энергичные «танцевальные» песенки, которые Эдмунд вовсе не считал своим «коньком». Но суровые законы шоу-бизнеса заставляли сжимать свою творческую волю в кулак и писать востребованные хиты (как говорил Шклярский, по «внутреннему заказу и в духе ПИКНИКА»).

Первая «заказная» песня появилась, когда в 1985 году ПИКНИК пригласили поучаствовать в программе «Кружатся диски» на Ленинградском Т В. Программа была новогодней, поэтому песни вроде «Ночь» и «Иероглиф» там не катили. Нужно было что-то быстрое и праздничное. Недолго думая, Шклярский за несколько часов сочиняет песню, которую так и называет — «Праздник».
Несмотря на заказной характер, она была решена в характерном для ПИКНИКА мистическо-романтическом духе, для чего была выбрана тема маскарада («Зачем ты закрыла вуалью лицо, мне тебя и так не узнать, Всё изменилось, всё изменилось опять…»).
Вариант песни, сыгранный на новогоднем шоу, был коротким — всего 3 минуты. Но уже на пластинке аранжировка «Праздника» усложнилась и песня разрослась до 5 минут. Ну, а летом 1988 года песня прозвучала уже на общенациональном 1-м канале в популярной программе «Утренняя почта». Её сопровождало некое подобие костюмированного клипа, снятого на корабле в Ялте.

Э. Шклярский:
«Мы потом её даже прятали от редакторов! Поскольку как только какой-то праздник, например, Первомай (смеется), то они сразу же начинали искать именно эту нашу песню. …Дошло до того, что мы чуть было не стали группой одной песни. Нам она даже надоела, и мы ее спрятали на время. И начали продвигать другую — „Иероглиф“. На концертах мы становимся заложниками ситуации — приходится петь песни, которые больше популярны, но часто петь их совсем не хочется»
.

«Настоящие Дни» (1990)

В начале перестройки дела ПИКНИКА складывались как нельзя лучше. В 1988 году была записана ещё одна виниловая пластинка «Родом из ниоткуда» и снят клип к песне «Дай тебя сорвать». Но уже в 1989 году долгожданная «свобода» показала своё истинное лицо — в воздухе повеяло тлением. Старый уклад и идеалы окончательно теряли свою состоятельность, а на их место приходили новые — зачастую омерзительные и пугающие. Рушилось всё — мораль, идеология, культура, экономика… Шклярский вспоминал, как на одном из концертов в Харькове гонорар группе вручили в виде мешков с… сахаром!
Атмосфера «апокалипсиса в отдельно взятой стране» и определила настроение следующего альбома ПИКНИКА — «Харакири» — мрачного и стоического.

Э. Шклярский:
«Помню, там звонили друг другу, продавали спирт „Рояль“. Все торговали металлами. Опустели институты… То есть, совершенно дикие какие-то, вот, с людьми происходили такие метаморфозы, значит, и не только с людьми. Вот вся атмосфера, она была вот такая — что, значит, образование не нужно, значит, нужно что-то другое, нужно… Ну, не ценности, ну в принципе, вот, какая-то даже, переоценка ценностей, наверно, была…»
.

Ощущение от слома устоявшегося и предчувствие неизвестного, но пугающего будущего наилучшим образом отразилось в первом треке альбома — «Настоящие Дни». Но и здесь Шклярский не изменил себе — свои ощущения от «настоящих дней» он выразил чередой символических образов и ассоциаций.

Это выстрел в висок, изменяющий бег,
Это черный чулок на загорелой ноге,
Это страх темноты, страх, что будет потом,
Это чьи-то шаги за углом, это…
Это камень в руке, это лезвие бритв,
Настоящие дни, настоящие дни…
Это ждущие свет люди в серых пальто,
Настоящие дни, да, да, это…

Если будет день — значит тени не в счет,
Если харакири — то кривым мечом,
Если тушат свет — значит, грех так грех,
Если минарет — значит выше всех!

Э. Шклярский:
«…я уже сто раз говорил, что мне в руки попалась книжка Лао Цзы „Дао и де“, которая мне запомнилась одним из моментов, что какое-то явление окружалось со всех сторон, ты его мог чуть ли не физически потрогать, но поскольку оно не называлось, каждый думал о своём. Песня „Настоящие дни“ — это интерпретация чего-то этого. Что-то окружается вокруг сторон, не называется что, чтобы слушатель это сам как-то додумал».

Огромное воздействие на умонастроение Шклярского оказала и модная в то время книга немецкого философа Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра». Отсюда и нордическая жёсткость, и даже некая нехарактерная для лидера ПИКНИКА безжалостность.

Э. Шклярский:
«Тогда это для меня было некоторым откровением. Я вынес из книги мысль о том, что все настоящее должно стоять на крови. Храмы, стихи — все на крови. Даже каждая строчка в песне должна быть пронизана кровью».

Музыкальные влияние на песни альбома также были, но заметить их постороннему слушателю было не так легко. Например, Шклярский утверждал, что подход к аранжировке «Настоящих дней» была заимствован у Дэвида Боуи, а в целом песни альбома делались в духе песен… T. REX! («короткие повторяющиеся фразы, без припевов, малые формы…»).

«Харакири» стала последней пластинкой, изданной ПИКНИКОМ. В начале 1990-х распался СССР, виниловая промышленность приказала долго жизнь, и группа уходит в творческую спячку, которая продлится до 1994 года.

О новом возрождении ПИКНИКА и хитах постсоветского времени я расскажу в заключительной части статьи.

Обновлено 27.09.2013
Статья размещена на сайте 24.09.2013

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: