Сергей Курий Грандмастер

Как родился хит про сладкие мечты и самый знаменитый инструментал начала 1990-х? Ко дню рождения Энни Леннокс

В мире поп-музыки мы можем найти немало примеров того, как любовные отношения перетекают в творческие, а творческие в любовные. Но чтобы группа была создана на основе расставшейся любовной пары, да ещё и снискала огромный успех… Такую группу я знаю только одну.

Энни Леннокс Britt Berger Wikimedia

Шёл 1982 год. Давно прошли те времена, когда вольный музыкант Дэйв Стюарт ухаживал за симпатичной официанткой Энни Леннокс, которая приехала в Лондон учиться в Королевской музыкальной академии, да внезапно бросила учёбу — буквально перед получением диплома.

Первый музыкальный опыт (впрочем, неудачный) парочка получила ещё в составе группы TOURISTS. Вскоре группа распалась, любовь увяла, но творческий пламень в груди Дэйва и Энни не погас. Они продолжили сотрудничество как свободные люди и создали новую группу, точнее, дуэт под хитроумным названием EURYTHMICS.

Энни Леннокс:
«На моем пути было множество людей помимо Дэйва, но в творческом плане он был вне конкуренции, и я не желала бы работать ни с кем, кроме него. Боль, оставшаяся после разрыва, наконец сменилась волнительными сражениями за общие музыкальные победы, но иногда она напоминала о себе, и это отчетливо прослеживалось в наших песнях».

В 1982 году до музыкальных побед было ещё далеко. Первый альбом EURYTHMICS прошёл почти незамеченным, а единственный, так сказать, хит — «Love Is a Stranger» — занял лишь 54-е место в британском топе. Но музыканты не сдавались и пошли на риск — взяли кредит, чтобы обустроить свою студию.

«Напряжение» между бывшими любовниками вкупе с безденежьем нередко приводило к ссорам. Собственно с ссоры и началось создание главного хита дуэта.

Вдоволь накричавшись, парочка разбрелась по студии. Дэйв слушал свои предыдущие музыкальные наброски, и один из них — а именно басовую партию — неожиданно прокрутил задом наперёд. Он звучал так здорово, что Энни тут же начала импровизировать и на ходу сочинять текст.

В результате на основе практически одного монотонного риффа возникла замечательная песня, хорошо известная нам под названием «Sweet Dreams (Are Made of This)» — «Сладкие Мечты (сделаны из этого)». Впоследствии Леннокс объясняла, что эта песня — о поисках удовлетворения, на которые людей толкают их желания (в общем-то, такое объяснение — чистой воды резонёрство). Из чего же, из чего же, из чего же сделаны эти самые мечты, певица так и не прояснила…

Надо сказать, что я долгое время слышал вместо «Are Made of This» — «In Melody» (то есть выходило «Сладкие мечты в мелодии»). Оказалось, что плохим слухом обладаю не только я. В опросе 2013 года, посвящённом неверно услышанным строчкам песен, выяснилось, что и англоязычные люди часто путают в песне слово «this» с «cheese», в результате чего выходит, что «Сладкие мечты сделаны из сыра»…

Сингл «Sweet Dreams» тотчас превратил малоизвестную доселе группу в один из самых успешных коллективов. В феврале 1983 года песня поднялась на 2-е место в Британии, а в мае того же года стала № 1 в США (высшее достижение дуэта в Америке).

Успех был усилен видеоклипом, в котором Энни Леннокс предстала в образе некоего бесполого фрика — в мужском костюме, с тростью в руках и короткой оранжевой шевелюрой на голове. Её тут же прозвали «морковкой», а лохматого Дэйва — «сычом». Кроме того, Стюарт был большим поклонником Бунюэля и Дали, поэтому решил в добавить в клип элемент сюрреальности в образе коровы, бродящей по студии. Для съёмок даже пришлось даже снять большой подвал, ибо в реальной студии парнокопытное еле помещалось.

Э. Леннокс:
«Видео — это представление о различных формах существования. Вот — люди с их мечтами об успехе, а вот — корова…»

Андрогинный образ Энни тоже вызвал немало кривотолков о её ориентации. Тем более, что на вручении премии «Грэмми» в 1984 году она и вовсе предстала перед публикой в образе Элвиса Пресли — в том числе и с бакенбардами. Хотя позже Леннокс и станет иконой феминизма и борцом за права ЛГБТ-сообщества, она не раз заявляла, что совершенно гетеросексуальна.

В 1980-е годы EURYTHMICS запишут немало хитов, но «Сладкие Мечты» так и останется самой известной и востребованной песней коллектива.

Леннокс как-то сказала, что текст «Sweet Dreams» универсален и люди могут толковать его, как угодно. Хотя в этой песне всегда было что-то зловещее, никто не ожидал такой ужасающей трактовки, которой вынес на суд слушателей Мэрилин Мэнсон в 1995 году.

Сам будущий «антихрист-суперстар» утверждал, что идея исполнить песню в замедленном демоническом варианте пришла ему в голову во время первого «кислотного» трипа. Он даже немного изменил слова, добавив строчки: «Я хочу использовать тебя и злоупотреблять тобой, я хочу узнать, что находится у тебя внутри».

Окончательно добил слушателей сопровождающий песню клип, где Мэнсон чуть ли не впервые представал перед массами во всей своей извращённой «красе», преображаясь то в невесту, то в балерину, то в покрытого грязью всадника верхом на свинье.

Каверы на «Sweet Dreams» появляются с завидным постоянством и в самых разных прочтениях — от интеллигентно-джазовой версии Томаса Андерса (да-да, того самого из MODERN TALKING) до разухабистого исполнения песни чернокожими трубачами SOUL REBELS BRASS BAND и прекрасной а-капеллы финнской группы CLUB FOR FIVE. Есть даже вольная версия на украинском языке «Світ мрій» в исполнении певицы Лама.

Что касается судьбы EURYTHMICS, то в конце 80-х дуэт вполне мирно разошёлся. Энни Леннокс сделала прекрасную сольную карьеру, став одной из самых коммерчески успешных английских певиц.

Дэйв Стюарт тоже не скучал. У нас он известен как продюсер первой американской пластинки Бориса Гребенщикова и автор ещё одного замечательного хита, исполненного в дуэте с другой девушкой…

Речь, безусловно, идёт об инструментале под названием «Lily Was Here» («Лили была здесь»), от которого в 1990 году балдел весь мир, включая наших соотечественников. Игорь Тальков даже не постеснялся тут же использовать эту мелодию для своей песни «Я вернусь», наполнив романтичную форму «гражданским» содержанием.

Кто такая Лили, сегодня многие и не вспомнят. А ведь композиция писалась именно для неё — героини фильма-триллера «De Kassiere» («Кассирша») режиссёра Бена Вербонга. Так как фильм был голландский, то и для записи саундтрека Стюарт взял себе в подмогу голландку — саксофонистку Кэнди Далфер. К поп-музыке девушка имела тогда весьма отдалённое отношение, отдавая предпочтение джазу.

Кэнди вспоминала, как долго играла в студии всякие разные хитроумные партии для будущего саундтрека. Вдоволь надудевшись, она уже начала собираться на поезд, как Стюарт неожиданно сказал: «У меня тут есть ещё один набросок. Может выйти что-то интересное». Впопыхах и второпях (по воспоминанием Кэнди, буквально за 10 минут) она сымпровизировала свою партию да уехала.

Через некоторое время ей позвонили знакомые и ошарашили новостью: «Ты что радио не слушаешь? Там в ТОП-10 крутится одна композиция, и говорят, это ты играешь».

И действительно, «Lily Was Here» стала № 1 в Нидерландах. А вскоре был записан и видеоклип, где Стюарт на пару с симпатичной Далфер устраивает настоящую «любовную» перекличку гитары и саксофона (есть в клипе и кадры из «Кассирши»). Песня тут же стала хитом ещё и в Англии, достигнув в 1990 г. 6-го места.

Кэнди Далфер:
«…в „Лили“ есть все: простая мелодия, чувство и спонтанность. В мире не так много места для инструментальных хитов: известная „песня без слов“ появляется раз в два-три года, не чаще. Для меня эта „песня без слов“ открыла все двери — я стала независимым артистом.
…Мы с Дэйвом… иногда шутим: „А что, могли бы мы написать еще что-нибудь такое, как „Лили“?“ Но оба понимаем, что это невозможно».

Ну и, как обычно, приглашаю всех пытливых и любознательных заглянуть в 1-й комментарий к этой статье.

Обновлено 7.12.2016
Статья размещена на сайте 20.12.2013

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: