Александр Смирнов Грандмастер

Смерть и рождение: какие поверья с ними связаны?

Завешивание зеркал в доме умершего имеет несколько расшифровок. В основе каждой — идея, что невидимая душа может отразиться в зеркале. И то ли испугает живущих, то ли сама испугается своего вида.

Nailhunter, Shutterstock.com

Рисование на окнах и дверях крестов — тоже не очень христианский обычай. Зачем христианину защищаться от покойного? Отношение к умершим здесь совсем иное. Охранительные же знаки на дверях и окнах — чисто языческий элемент! Резной декор на русских домах — не что иное, как защита входов в дом от враждебных сущностей (но вовсе не от духов предков!). Там нет ничего случайного. А кресты использовались и язычниками. После прихода христианства «народная магия» включает и действия с православным крестом, и заговоры с использованием обращений к святым. Но крест использовался и задолго до крещения Руси, и столетия спустя. Не напрасно священники не признавали православными кресты, изображаемые на обрядовых хлебах.

Почему над тяжело умиравшим человеком разбирали потолок? До сих пор считается, что тяжело умирают колдуны. Душу плохого человека окружают то ли грехи, то ли бесы. Они не могут пройти через окна и двери с изображением защитных символов. И душу выпускают через проем в потолке! А обычай ставить на поминальный стол рюмку и еду для умершего — из времен, когда ушедших предков приглашали к совместной трапезе.

Это снова отголосок языческих представлений о предках, приходящих навестить живущих потомков. Христианин, защищаемый самой верой и упованием на бога, не нуждается в дополнительных защитных ритуалах. Да и отношение к смерти в христианстве иное.

Иногда в гроб кладут что-то из личных вещей умершего. Это, без всякой иронии, трогательно. Нет ничего плохого в переживании ухода близкого человека! И все же что стоит за этим? Идея, что любимая или интимная вещь пригодится близкому человеку за чертой жизни! Только в христианское миросозерцание это не вписывается… Зато прекрасно укладывается в картину мира язычника. Как и другие обряды: оплакивание покойного, поминки (в т.ч. на 40 день, когда душа, по поверьям, в последний раз посещала дом) и вообще регулярные поминовения как обращения к ушедшим, оставление еды на могиле, древние обрядовые блюда — блины и кутья. Сама поминальная трапеза происходит напрямую от языческой тризны. В прошлом поминальный пир сопровождался еще воинскими играми: ритуальными боями, символизирующими победу жизни над смертью. А кутья из злаков, меда и киселя — традиционное приношение земледельца богам и духам.

Немало поверий, опасений и предохраняющих ритуалов сопровождают рождение. Первая стрижка, завешивание коляски и иные меры защиты от сглаза, наконец, лечение заговорами — в том числе от болезней, требующих хирургического лечения. То, что такие рекомендации можно услышать даже от врачей, означает лишь, что они такие же носители народного сознания. Сказать по правде, от некоторых врачей можно услышать и не такое!

Страх за ребенка нормален! Но одно дело — безобидные меры типа завешивания коляски марлей от сглаза или запрета стричь волосы до года, перешагивать через ребенка или положить его головой не в ту сторону. И сосем другое — вести ребенка с грыжей (угрожающей здоровью и даже жизни!) к бабке вместо хирурга! Не для самоуспокоения (и просто в расчете на то, что вдруг поможет) параллельно с ожиданием очереди на операцию, а вместо!

Вера в сглаз и порчу безобидна, пока не занимает в сознании слишком большое место в ущерб заботе о реальных потребностях ребенка. В том числе заботе родителей о собственной жизни. Излишнее внимание к приметам и суевериям добавляет тревог родителям, которым и без того забот хватает. Разумно ли выдумывать их дополнительно? Ведь ребенок счастлив, когда счастливы родители! И одной заботы о физических потребностях мало. Если уж мы верим в мифический сглаз, почему не принимаем в расчет, что ребенок чувствует эмоциональное состояние родителей?

Если родители беспрерывно опасаются того, другого, третьего, то когда им быть счастливыми? А окружающие, особенно старшего поколения, все норовят предостеречь молодую маму от дурного глаза и прочей мистики. Словно мало реальных сложностей. Так еще нужно защищать ребенка от дурного глаза! Заболел малыш — это накануне родственник похвалил, какой он хорошенький и крепенький. Точно сглазил! Теперь и родственник невольно виноват. И беречь малыша от посторонних нужно именно, чтоб не сглазили! А не потому, что посторонний взрослый может принести инфекцию.

Я не утверждаю, что сглаза не существует! Но помимо него, пока наукой не подтвержденного, немало более реальных причин для забот. В том числе причин до поры ограничивать контакты с посторонними.

Отыскать истоки многих поверий уже сложно. Некоторые можно обосновать, опираясь на логику. Или, например, объяснить запрет перешагивать через ребенка в свете нынешних экстрасенсорных теорий: нарушаются потоки энергии и пр., приписывая эти «знания» предкам. Но проще предположить, что предки избегали перешагивать просто «поперек роста»… Не стоит приписывать предкам современные и ничем на самом деле не подтвержденные
представления.

Так, всевозможные связанные с волосами запреты основаны на свойственной, наверное, всем народам архаичной вере в то, что часть неразрывно связана с целым. Значит, через волосы, ногти, кровь на человека или животное можно навести порчу. Волосам и самим по себе приписывают магическую силу. Не скажу о подобных верованиях у славян. Но учитывая их повсеместную распространенность… Вспомним библейского Самсона! Предки могли считать, что преждевременная стрижка отнимает у ребенка силы. Тогда первая стрижка символизирует новый этап взросления.

Не знаю, что там с магической силой волос, а идея деления на жизненные этапы принята наукой. И вековые наблюдения давали предкам основания для подобного же деления, имеющего реальные основания в физическом и психическом развитии.

Обновлено 26.12.2013
Статья размещена на сайте 24.12.2013

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: