Катя  Чековска Мастер

Как поставили «Гамлета» в театре имени Ермоловой?

Когда эпоха заходит в тупик, люди перестают ее понимать. В это время обязательно должен появиться Гамлет — как точка нового отсчета. Как эталон правды и совести. Чтобы люди встрепенулись и поняли, что правда есть. Она никуда не денется.

underworld Shutterstock.com

Поэтому в текущем сезоне только на московских сценах воскресло несколько Гамлетов. В том числе в театре имени Ермоловой в самом центре Москвы. Режиссер-постановщик — Валерий Саркисов. Художник-постановщик — Александр Орлов. Художник по костюмам — Андрей Климов.

Внутренняя предистория постановки Шекспира в театре связана с личностью актера Александра Петрова, в котором режиссер Валерий Саркисов и художественный руководитель театра народный артист России Олег Меньшиков увидели Гамлета. На наш зрительский взгляд, создатели спектакля не ошиблись. Гамлет действительно стал центральной фигурой спектакля, наполняя трепетом каждую сцену со своим участием.

Он собирает все внимание. Действия, диалоги вращались вокруг него, подчиняясь его мыслям, движениям и эмоциям. Он создавал динамику спектакля, ее эмоциональное наполнение. Казалось, что среди актеров, играющих пьесу Шекспира, оказался Гамлет. Настоящий. Так у него сложилось.

Драматург ярко выписал и остальных персонажей. Но в этой ермоловской постановке ключевая роль Гамлета стала бесспорной и однозначной.

Только так может вести себя человек, который лишился отца, узнал об измене и предательстве. Понял, что должен что-то делать, и оказался бессилен. Фактически парализован предательством на некоторое время.

— Может, и вправду замолчать, чтоб сердце лопнуло?

«Обыкновенное бессилие» рвет душу на части, но от этого становится не легче. Сойти с ума — самый легкий способ вмешаться в историю. Но призрак отца существует. Безумие его не устраивает. Он просит о мести.

— Но выслушав, ты должен будешь мстить.

Поэтому Гамлет становится одержим идеей возмездия. Что-то должно случиться, это чувствуют все.

Как отец любил Гертруду! Она, не сносив туфель, в которых шла за гробом, выходит замуж повторно. Как к этому можно отнестись?

Гамлет решает никогда не жениться.

— Пока мозги мои изгвозжены житейским — я бессилен… Я обещаю, что браков здесь больше не будет.

Он обижает Офелию. Грубо, резко, по-мальчишески.

— Пароль и отзыв: прощай и помни обо мне.

Трагедия происходит с Офелией и ее семьей. Но вина к Гамлету не клеится, потому что люди стали невинными жертвами, когда он защищал честь отца.

Месть удается. Гамлет ставит пьесу, после которой дух Клавдия слабеет.

— В пьесу, как в ловушку, загоним совесть короля.

Мы пересказываем не содержание пьесы, а делимся эмоциями от происходящего не сцене беспредела. Эмоции зрителя много значат и однозначно идут в зачет создателям спектакля: спектакль удался. Зритель снова сопереживает принцу. Это хорошо.

Как поступил бы другой человек на месте Гамлета? Смирился, подчинился, сломался? Неизвестно. А пока каждый себя под Гамлетом чистит.

Динамику действию придают Гамлет (Александр Петров) и Клавдий (Андрей Ильин). Гамлет убедителен, импульсивен, трогателен. Такой, каким должен быть человек, который теряет горячо любимого отца, узнает об убийстве, переполнен жаждой мести, бессилен до поры до времени и предан до последнего вздоха. Невольно сравнивается с работой Филиппа Авдеева из Гоголь-Центра. Из двух актерских работ вырисовывается образ современного юноши. Хочется обобщить и сказать — современного поколения пылких, умных, верных и честных людей. Потому что Филипп Авдеев и Александр Петров, прожившие Гамлета, вложили в образ датского принца часть своей души. Осовременили его. От чего образ нисколько не пострадал. Великолепна игра актеров. Именно такая, которой сопереживаешь, несмотря на то, что на сцене — коварный злодей. Андрей Ильин тоже сыграл убедительно. Клавдий — коварен, умен и сдержан. С достойным злодеем боролся достойный Гамлет.

Есть к спектаклю и замечания.

Шекспиру понравился бы таинственный замок в Эльсиноре, в котором развернулась вымышленная трагедия. На сцене пространство разделяется мобильными колоннами, которые визуально ограничивают пространство. Но кажется, что героям очень тесно. Не хватает пространства, воздуха и… замка.

В некоторых сценах не хватает динамики, актеры находятся на сцене так же, как колонны — как реквизит. Хотя колоннам нужно отдать должное — они двигаются, становясь источником света или тьмы. Понятно, что постоянное суетливое движение — не признак суровой средневековой эпохи. Но динамика — это не только передвижение в пространстве или намеки на него. Динамика — это присутствие внутреннего движения, в котором заложены душевная и эмоциональная жизнь. Это сопереживание, взаимодействие с партнерами. Иногда динамика заключается в движении глазных яблок, по которым становится ясно, что герой, собственно, делает и чувствует в текущем историческом периоде.

Лишним и неестественным показались рыдания Офелии. Избалованная дочь и отвергнутая любимая была достаточно умна, тонка, чтобы вести себя конкретно капризно. Гамлет любил другую Офелию.

Но спектакль обязательно сыграется. Герои почувствуют тонкие посылы друг друга, обживутся в Эльсиноре. Спектакль будет восприниматься на одном дыхании. Сегодняшние постановочные решения обернутся находками. Как великолепный перевод Андрея Чернова. Как красивые костюмы, как хор музыкантов. Как решение театра поставить Гамлета.

Уже можно сказать с уверенностью, что спектакль состоялся и его ждет славное театральное долголетие.

Премьера состоялась 20 декабря 2013 года.

Обновлено 15.11.2018
Статья размещена на сайте 11.02.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: