Надежда Сергиянская Профессионал

О чем писать графоману?

Никогда не знаешь, какое желание будет доминирующим в следующий момент, но нельзя же сказать, что такой разброс в желаниях — признак ненормальности. Во всяком случае, о себе такого говорить не буду, несмотря на то что желания толпятся, становятся в очередь, спорят друг с дружкой, а некоторые уступают место другим, так толком и не оформившись во что-то более-менее ясное и понятное, побуждающее к действию.

Прошло уже больше тридцати лет с тех пор, как мне захотелось написать о своей бабушке. Желание это было очень сильным. Я восхищалась бабушкой. Удивляясь и радуясь, находила общее в характерах. Хотя, в силу возраста, не могла даже и представить, как можно всё успевать, когда в доме семь разновозрастных детей, а бабушка часто рассказывала о тех временах, когда дом был полон шума и тесновато в нём было. Мне об этом хотелось написать, и я просила рассказать что-то интересное, но я ещё не знала, как надо писать.

Jack Frog, Shutterstock.com

Хотя не знаю, могу ли с уверенностью сказать, что сейчас знаю — как. Более того, один мудрый человек, любимым развлечением которого было проезжать шестьдесят километров на велосипеде, говорил, что именно проехав такое расстояние, можно почувствовать, как открываются резервные силы организма. Так вот, этот человек сказал как-то, что умение писать о том, что произошло, гораздо больше в себя вмещает, чем умение писать о вымышленном или фантастическом.

Что именно оно в себя вмещает, это умение, я так и не удосужилась узнать — наверно, потому, что была ещё слишком юной, чтобы таким интересоваться. Да и сейчас, хотя, по мнению многих знакомых, уже без пяти минут писатель, почему-то не рискую взяться за серьёзную тему. Наверно, надо было брать пример с подруги. Она с радостью в свои пятнадцать рифмовала разные анекдоты, ничуть не смущаясь наличием ненормативной лексики в них, и успевала ещё много разного. Она с гордостью называла меня «моя младшая подруга». А я её — «миссис зазнайка». Времена были интересные, разных дел столько, что не мог вместить даже летний день. Да и за неделю сложно было успеть что-то… И любимым развлечением было не выстраивать слова в предложения, а просто загорать и купаться на пляже летом или же кататься зимой на лыжах и санках, или на коньках по замёрзшей реке.

Всё это, конечно, нравится мне и сейчас. Но теперь иногда задумываюсь, почему меня так тянет на эти литературные сайты, чтобы рифмовать или сочинять сказки, или писать статьи, кажется, что ни о чём, просто о мелочах каких-то.

В своё оправдание я говорю себе обычно, что так развлекаться — это всё-таки лучше, чем, к примеру, пить пиво с рыбкой, смотря футбол, или сидеть часами в парикмахерской. Но кто знает, лучше ли.

Ещё, оправдывая это своё хроническое графоманство, вспоминаю два школьных сочинения, за которые учительница поставила такие нетипичные для того времени, да и для сегодняшнего тоже, оценки — «отлично» и много плюсиков. Это очень красиво смотрелось, красными чернилами. Казалось, что все эти плюсики весело улыбаются, вроде нынешних смайликов. Не оттого ли мне так нравится к месту и ни к месту, где только можно, понаставить этих смайликов.

Учительница, поставившая такие оценки, сказала, что у меня, несомненно, талант — замечать то, что скрывается от беглого взора и доступно только неравнодушным людям. Тогда я как-то не задумывалась над этими словами. Но теперь понимаю, что для того чтобы что-то понять, хотя бы не полностью, но приблизиться к пониманию, надо не бежать, а остановиться и вникнуть в это что-то, будь это рассветное небо, рябь на воде тихой речки или слова учительницы. Та учительница не была нашей, просто заменяла несколько уроков. Но её и в семьдесят пять лет в нашем городке называли «учительница». Не училка, не учительша, а именно учительница.

Как же часто приходится жалеть о том, что не научилась чему-то у таких людей. Но, как говорится, всему своё время. А ещё учиться никогда не поздно. Хотя, может быть, стремление учиться, а не делать что-то, используя уже имеющиеся знания, это своеобразная трусость. В двадцать я струсила выйти замуж, а сейчас — написать роман. Не знаю, почему. Когда на одном из литсайтов мне сказали, что я должна написать о том, как мои деды воевали во время Великой Отечественной, я ответила, что не считаю себя настолько профессионалом, чтобы писать на такие темы. Это правда, конечно же. Но правда — такое странное понятие. У неё есть разные стороны, разные грани. Наверно, всё же правдивее будет признаться, что просто струсила, как когда-то замуж.

Потому что писать о своих бабушках, о дедушках, воевавших и вернувшихся домой, гораздо сложнее, чем выдумывать сказки или рифмовать стихи. Другое дело, что такое произведение будет интересно только узкому кругу людей — моим родственникам. Но это даже лучше. Никто из них не назовёт меня графоманом, а я исполню своё желание. Как знать, может быть, оно одно из главных, важных, которые надо непременно исполнить…

Обновлено 21.02.2014
Статья размещена на сайте 19.02.2014

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Тогда я рада, что не получилось поменять статус. Потому что мне тоже нравится такое послевкусие от разговора, когда получается согласие. И поговорить ни о чём тоже нравится. Не всё же глобальные проблемы решать) Спасибо за понимание!

  • Надежда, вы говорите что, "эта статья не статья совсем" и я с вами согласен. Согласен так, как бывают со всем согласны после очень приятного разговора. Поговорили ни о чём, а в итоге согласие. Как-то хорошо получилось!

    Оценка статьи: 5

  • Не получилось, ну и ладно) Буду роман писать

  • Да, я это и сама знаю. Просто эта статья не статья совсем, а для себя мысли вслух, просто автоматически предложилось в основной выпуск, а потом не смогла переключить) Писала и редактору, но что-то не дошло или что В общем, ещё сейчас попробую статус поменять, если не получится, то извиняюсь за 2 минуты))))

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 22 февраля 2014 в 05:07 отредактирован 22 февраля 2014 в 05:18

    Тема, заявленная в заголовке, как-то развеялась в тексте статьи. Бабушка, подружка, хорошошая оценка за школьное сочинение, личные виды на писателя в глазах ближних - всё воспринимается как калейдоскоп, как фасеточный глаз и трудно всё это навесить на графомана. Это слово стало презрительным. А по-моему, товарищ вполне безобидный - пусть себе пишет, упражняется. Графоман со знаком качества это уже почти писатель, дело за издателем.

    Надо бы привести примеры текстов выявленных графоманов для наглядности, "о чём же пишут графоманы"?

    Статья о том, о сём на пол-четвёртого.