Катя  Чековска Мастер

Спектакль «Войцек». Насколько свободен человек?

«Не народ против народа, а все вместе против тьмы» — под таким девизом на гастроли в Москву приехал Латвийский национальный театр. Со 2 по 5 апреля в Гоголь-центре прошли гастроли Латвийского Национального театра. Спектакли театра в Гоголь-центре были под угрозой срыва. Об отмене гастролей в Россию по политическим соображениям объявили новый Рижский театр и Русский драматический театр Литвы.

Matusciac Alexandru, Shutterstock.com

Латвийский национальный театр привез в Москву спектакль «Старуха» по рассказам Даниила Хармса и поставленного Кириллом Серебренниковым «Войцека» по пьесе Георга Бюхнера.

Гундарс Грасбергс, исполнитель роли Войцека, рассказал:

 — Показалось очень важным на фоне политических событий показать спектакль «Войцек», который про то, что каждый человек свободен и у каждого есть свобода выбора.

Спектакль «Войцек» поставили в Риге около двух лет назад. За эту работу Кирилл Серебренников получил главную латвийскую театральную премию «Ночь лицедея» в двух номинациях: «Лучший режиссер года» и «Лучший сценограф года».

Пьеса Георга Бюхнера написана в XIX веке. Солдат по имени Войцек пытается черным трудом прокормить свою семью, испытывая унижения, лишения и побои. В спектакле Кирилла Серебренникова маленький человек работает разнорабочим в галерее современного искусства. Материалом для инсталляций тут служат люди. Войцек стал таким материалом. Он питается одним горохом, слушает в свой адрес обвинения и словесные помои. Его жену обвиняют во всех человеческих грехах. Ребенок, как незаконнорожденный, тоже подвергается нападкам человеческой массы. Жене Марии прохода нет. Людей раздражает ее честный, праведный образ жизни. Кто она такая, чтобы так жить? Как она себе это позволяет?! Иисус простил грешницу за покаяние. Марии тоже бы покаяться, хотя бы и до свершения греха. Иначе как она смотрит людям в глаза. Ведь они знают про нее все лучше нее. Войцек с трудом сдерживает безумие, почему-то не погибает и не дает прохода своим существованием «творцам жизни».

Как этот никчемный человек продолжает коптить воздух, когда условий для существования у него почти не осталось?!

Войцек срывает эксперимент под названием «ничтожная жизнь». Мозг продуцирует какой-то бред про правду, добродетель и вечность.

 — Войцек, впереди у тебя тридцать лет? Зачем тебе столько жить? — спрашивает галерист, который использует Войцека в качестве запчастей инсталляции.

 — Интересный ты случай, Войцек, — говорит доктор. — Ешь горох, получай деньги, зачем тебе о чем-то думать?

В ходе эксперимента под названием «жизнь» человек должен осознать, что его бренная жизнь есть ничто. Где-то рядом есть вечность. Которая, в принципе, человека не касается. Собственная жизнь его тоже не касается, потому что ему не принадлежит.

И Войцек это понимает. Но заглушить свой мозг не может. Потому что мозг свободен от бренности. Он огрызается, бьется в истерике и понимает, что убить человека легко. Растоптать, подавить, уничтожить — не составляет никакого труда. Но оставшуюся от агонии минуту человек все равно останется свободным. У него есть настоящая свобода, пусть даже длящаяся один миг до смерти.

Спектакль драматичен в каждой своей секунде. Ядовитые вспышки неонового света, надсадные вопли на резком латышском языке, тяжелый бэк-вокал саксофона создают тревожное ожидание ужаса и желание согласиться, что все существующие обречены. Благородные потуги тщетны, а надежда на счастье безысходна.

И только вечность, пролетая мимо, неожиданно шепчет человеку:

 — Ты свободен.

Откуда-то он это знал сам.

Осенью Гоголь-центр собирается в Ригу. А раз собирается, то поедет. Зачем же зря собираться?

Обновлено 6.04.2014
Статья размещена на сайте 5.04.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: