Сергей Курий Грандмастер

Как Ричи Блэкмор сменил ТЁМНЫЙ ПУРПУР на РАДУГУ? Ко дню рождения гитариста

В 1974 году родной DEEP PURPLE надоел Ричи Блэкмору хуже горькой редьки. Во-первых, ему не нравился крен музыки группы от рок-н-ролла в сторону фанка. Во-вторых, просто захотелось самореализоваться — вне рамок именитого коллектива.

Фото с задней стороны диска

Ричи Блэкмор:
«Я хочу быть самим собой. Денег я уже заработал достаточно — теперь поиграю в своё удовольствие. Получится у меня это или нет — не имеет значения».

Главным соратником Блэкмора в новом начинании неожиданно стал вокалист группы ELF, с которой DEEP PURPLE в то время гастролировал. Настоящее имя певца было Рональд Павадона, а сам он происходил из семьи итальянцев, эмигрировавших в США. Однако для сцены парень выбрал другое итальянское словечко — Дио — мягко говоря, крайне нескромное. Прямо как в известной советской комедии: «Очень приятно, Бог. Бог. Очень приятно!».

Парень не удался ростом, зато голос у него был действительно божественный, да ещё и кое-какие поэтические таланты имелись. Во время одной из совместных посиделок в лос-анджелевском кабачке «Rainbow» («Радуга») Ричи подкинул Дио пробное испытание — придумать текст к одной из его мелодий. Уже на следующий день текст был готов, и на свет появилась песня под названием «Sixteenth Century Greensleeves» («Зелёные Рукава XVI века»).
Плюс ко всему выяснилось, что Ричи и Дио одинаково увлечены средневековой эстетикой: гитарист давно любил музыку эпохи барокко, а вокалист — всяческие сказания и легенды.

Проблему с остальным составом решили просто — Дио взял и увёл под крыло Блэкмора практически всю свою группу ELF. В результате возник новый проект RAINBOW, оттянувший на себя внимание многих поклонников DEEP PURPLE. Оно и понятно — с уходом Гиллана, а теперь и Блэкмора (важнейшего из композиторов), старый коллектив окончательно утратил своё «классическое» обличье.

«The Temple Of The King» (1975)

Продюсеры Блэкмора настаивали, что в целях рекламы название новой группы обязательно должно содержать его имя. Гитарист пошёл на уступку, и первый альбом нарекли «Ritchie Blackmore’s Rainbow» (впоследствии от этой приставки избавятся).

Первым синглом альбома стала песня «Man On The Silver Mountain» («Человек на Серебряной Горе») с запоминающимся гитарным риффом и мифическом текстом. Он поётся от лица некоего мессии, который призывает слушателей сделать его объектом поклонения («Приди и сделай меня снова святым»). С учётом атмосферы рок-концертов эти строчки звучали более чем наглядно. Более того — когда первый вокалист RAINBOW в 2010 году умрёт, на его могиле так прямо и выбьют: «Человек на Серебряной Горе Ронни Джеймс Дио».

Дебютный альбом вообще вышел очень разнообразным и довольно успешным (№ 11 в Британии, № 30 в США). Дио считал лучшей песней пластинки лирическую «Catch the Rainbow». Однако, по моим наблюдениям наиболее долгоживущей и любимой у многих слушателей стала другая баллада «The Temple Of The King» («Храм Короля»). Недаром эту безумно красивую вещицу Блэкмор в 2013 году перезапишет для своего нового проекта BLACKMORE’S NIGHT и посвятит памяти Дио.

Надо сказать, что Ричи никогда не стеснялся признавать, что нередко черпает свои идеи в творчестве других музыкантов. Так «Catch the Rainbow» была вдохновлена композицией Джими Хендрикса «Little Wing», а на мотив «The Temple Of The King» Блэкмора и вовсе натолкнула мелодия из какой-то ТВ-передачи для йогов («Я её просто немного переделал»).

«Stargazer» (1976)

Что касается мощных «забойных» композиций, то здесь я отдаю первенство второму альбому RAINBOW — «Rising» («Восхождение»). Впрочем, если читать надпись на обложке целиком, то можно перевести название и как «Восхождение Радуги».

Само словечко «Восхождение» прямиком отсылало нас к тексту лучшей песни альбома (а, возможно, и группы вообще) «Stargazer» («Звездочёт»). Открывается она зубодробительным барабанным солом в исполнении Кози Пауэла. Кози был новобранцем, потому что к моменту записи «Rising» почти весь старый состав RAINBOW был уволен. Эта тенденция постоянных перестановок сохранится и в дальнейшем. Шутка ли — каждый альбом RAINBOW записывался с новым составом!

Но вернёмся к песне. После барабанной дроби в ход вступают мощные гитарные риффы с явным восточным привкусом. Готов поспорить, что без влияния знаменитого хита LED ZEPPELIN «Кашмир» здесь дело точно не обошлось.

Кроме того, Блэкмор вспомнил и о старых экспериментах своего коллеги по DEEP PURPLE — Джона Лорда — с симфоническим оркестром. Тогда они гитариста здорово раздражали, но теперь он счёл симфонизм уместным. И тому была причина.

Ричи Блэкмор:
«B „Stargazer“ очень простой рифф. В то время я как раз учился играть на виолончели. А так как обучение только начиналось, то у меня получалось играть только самые простые вещи. Когда человек начинает играть на другом инструменте, и у него не совсем хорошо это получается, то он открывает другие звуки, другие ноты».

Так как альбом записывали в немецком Мюнхене, на помощь был призван местный оркестр под управлениям Райнера Питча. Правда Ричи не позволил академической музыке господствовать над рок-н-роллом — явственно оркестр становится слышен лишь в завершающей коде. Песня вышла, хоть и длинной (8 минут), зато отменной — с плотным, роскошным, по-настоящему, эпическим звучанием. Дио не только от всей души спел, но и, как водится, написал очередной «фэнтези"-текст.

Дио:
«„Звездочет“ написан от лица древнеегипетского раба. Он служит волшебнику, который одержим идеей полететь. Он все время смотрит на небо. Рабы строят каменную башню, такую, чтобы Звездочет мог с нее прыгнуть. В конце он пытается полететь, и конечно, падает на землю и умирает. Рабы свободны.
Тут „Звездочет“ заканчивается и начинается „A Light in Black“ (следующая песня — С.К.). Волшебник мертв и рабы на свободе. Но вся их жизнь держалась на вере в своего хозяина и на то, что он сможет полететь. Они не знали, что делать, пока не увидели свет во тьме».

Многие из песен альбома были уже обкатаны на гастролях и репетициях, поэтому сама запись пластинки заняла — смешно сказать — 10 дней! А длиннющую «A Light in Black» умудрились записать и вовсе с одного дубля.
Так как «Rising» вышел жёстким, тяжёлым и бескомпромиссным, многие фанаты RAINBOW считают его лучшим альбомом группы.

«Long Live Rock’n’Roll» (1978)

В помпезности концерты RAINBOW не уступали песням. Перед выступлением раздавался голосок Джуди Гарденд из к-ф «Чародей из Страны Оз»: «Тотошка, мне кажется, мы больше не в Канзасе! Мы, должно быть, над радугой!». После чего на сцене зажигалась разноцветными огнями гигантское сооружение в виде радуги, которое изрядно пугало Дио (однажды деталь конструкции рухнула, чуть не раздавив певца).

Из новых песен, представленных на гастролях 1977 года особенно выделялась «Long Live Rock’n’Roll» («Да здравствует, рок-н-ролл!»), которая вытеснила из плей-листа эпического «Звездочёта». Именно она дала название очередному альбому группы и стала его первым синглом.

Сей лозунг мы можем увидеть и на развороте конверта виниловой пластинки. Его держит в руках один из представителей толпы на рок-концерте. Правда, оформители схитрили. На самом деле было использовано фото публики с концерта совсем другой группы — RUSH. Поэтому оригинальную надпись на плакате замазали и заменили на нужную.

Хотя пластинка 1978 года и вышла достаточно крепкой (№ 7 в Британии), её запись проходила тяжело и вяло. Процесс протекал в старинном французском замке, поэтому Ричи большую часть времени проводил за общением с местными «призраками» да игрой в футбол. Гитарист признавал, что из всего материала альбома ему по-настоящему нравилась только одна композиция — «Gates Of Babylon».
И самое главное — Ричи и Дио — стали уставать друг от друга. Результатом стало не только увольнение вокалиста, но и изменение стилистики группы.

О жизни RAINBOW после Дио я расскажу уже в следующей статье.

Обновлено 8.05.2018
Статья размещена на сайте 5.04.2014

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: