Борис Рохленко Грандмастер

Питер де Хох. Дворики в Дельфте. Как в двориках живется?

«Картина «Вечерний дворик в Дельфте» приобретена английским королем Георгом IV (английский король — Б.Р.) в 1829 году, она является одной из самых ранних работ де Хоха в этом направлении и датируется 1657−1658 годами.

surasaki, Shutterstock.com

Зрителя приглашают погрузиться в то, что называется частной жизнью. Обе женщины заняты своими простыми домашними делами. Тем не менее это личное пространство существует в общественном контексте. Справа за пределами дома можно увидеть две башни: более высокая — Nieuwe Kerk, где похоронен Вильгельм Молчаливый (принц Оранский), основатель Голландской республики, а пониже — городская ратуша.

Еще одной важной особенностью «Вечернего дворика в Дельфте» является скрупулезное изображение зданий как с точки зрения материалов, из которых они построены, так и их расцветки". (Из сопроводительного текста к картине на сайте музея.)

«Вечерний дворик в Дельфте». Хотя картина называется «Вечерний дворик в Дельфте», на самом деле до вечера еще далековато. Но день идет к концу.

Дворик пустой совершенно — ни кусточка, ни цветочка. Голые стены. Часть стены красили очень давно: побелка местами пожелтела, местами облупилась (обнажена кладка). За забором — еще какие-то строения жилого вида.

Довольно полная тетушка сидит спиной к зрителю, что-то прядет. Служанка идет в дом с ведром и кувшином. У нее нерадостное выражение лица: видимо, устала за день.

Бедность. Единственная роскошь — служанка. Да и роскошь, скорее всего, вынужденная — у очень полной хозяйки нет сил делать все самой. Занятие, которое ей под силу — прясть и вязать. Может быть, она работает на заказ, чтобы как-то поддержать себя.

«Женщина и служанка во дворе». Вечереет, клонящееся к закату солнце отражается в низких облаках. Хозяйственный дворик: крыша над пристройкой потихоньку разрушается, черепица придавлена жердями (иначе — сползет). Дворик вымощен кирпичом, но мостовая настолько стара, что почва под ней просела и видны волны.

Хозяйка в черном жакете стоит спиной к зрителю, она дает указания служанке, которая сидит перед ней. В правой руке служанки — поварешка, она только что вынула рыбу из кастрюли, над кастрюлей вьется парок. Рыба готова, ждут гостя, который уже на подходе.

«Женщина и служанка». Рассеянный свет падает на аккуратный дворик с балюстрадой. За заборчиком — еще один дворик с выходом на канал. За деревьями — городское строение с башенкой и высокой каминной трубой.

Ставни дома и входная дверь открыты настежь. Возле входа на стуле сидит почтенная матрона в черном жакете. У нее на руках письмо, которое она достала из сумочки внушительных размеров. На лице — блуждающая улыбка. Похоже, что это послание от очень близкого человека, который уже покинул этот мир. Остались только воспоминания.

Рядом стоит плетеная корзина, сквозь прутья которой видно что-то вроде листов бумаги. Возможно, женщина перебирает старые письма и избавляется от пережитого.

Ее романтическое настроение портит служанка с недовольным лицом. Она показывает хозяйке ведро с рыбой: рыба начала портиться, ее надо выбросить. А что готовить на ужин? Дома ничего другого нет.

На дворики Дельфта опускаются сумерки…

Обновлено 23.04.2014
Статья размещена на сайте 22.04.2014

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Дворики в Дельфте... В каком-то из подобных жил Вермеер?

  • Красивые дворики (даже бедные), но вот третий дворик, где женщина перебирает бумаги, скорее очень богат. Хорошее мощение, хозяйка не против показать своё лицо, служанка тоже богато одета, серьги в ушах. Да, личико капризно... Может дочь? Не вижу трагедии, не вижу испорченной рыбы, не вижу, чтобы им больше нечего съесть на ужин. Всё очень красиво!

    Оценка статьи: 5

    • Ксения Печий, богатый двор и дочь с рыбой - не вяжется. Двор побогаче - может быть, но не очень богат. Уже в те времена богатые люди знали и римскую античность, и восточную роскошь. В испорченной рыбе, безусловно, трагедии нет. Но и настроения она не прибавляет: дело к вечеру, а свежую можно купить только утром. Ужина нет! А есть хочется!Кстати, я тоже не вижу, что им больше нечего готовить на ужин. Наверняка можно что-то состряпать, сварить или поджарить яйца. Но, может быть, рыба была предназначена для гостей (которые на картине еще не проявились)?

  • Интересная живопись. В те века еще рисовали нормально

    Интересно, с какого века искусство стало все больше клониться в сторону "творчества душевнобольных", когда это стало модой и трендом? C начала 20 века, или позже?

    • Борис Рохленко Борис Рохленко Грандмастер 27 апреля 2014 в 21:38 отредактирован 27 апреля 2014 в 21:39

      Дмитрий Елисеев, у этой ветки живописи - многовековая история. Не модно, не тренд - так художник видит, в таком мире он живет. Сейчас мы видим больше - печать, телевидение, туризм. Кроме того, есть и любители чего-то необычного, нового, непривычного. Среди них есть "оголтелые", которые всех пытаются убедить в необычайной красоте таких произведений, как "Черный квадрат". Они очень громко говорят и пытаются убедить тех, кто их слушает, что классика умирает, что у нее нет исторической перспективы...

      Под их влиянием оказывается часть искусствоведов - и не маленькая, которая способствует превращению модерновых произведений в хорошо продаваемый товар. Люди, желающие сделать на этом деньги, скупают продукцию и складывают ее в надежде, что ее цена поднимется до небес. Иногда это случается, иногда нет.

      Боязнь искусствоведа прослыть старомодным - вот, на мой взгляд, причина восхваления таких "художников", как Гробман, для которого в Москве недавно устроили аж четыре выставки. О нем можно почитать на моем блоге "nevesharet.wordpress.com".

      Тему можно продолжать бесконечно. Закругляюсь.