Ляман Багирова Грандмастер

Марина Цветаева: «Что мне, ни в чем не знавшей меры, чужие и свои?»

Москва началась для меня, семилетней, не с Красной Площади и Собора Василия Блаженного, не с Третьяковки и даже не с вкуснейшего эскимо (ах, как восхитительно было откусывать один обжигающе-холодный кусочек за другим!). Она стала для меня близкой со стройно-строгого здания близ метро «Кропоткинская» — музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

Дом Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке, в Москве Eden87, Wikimedia.org

Тогда я никак не могла взять в толк, почему на мемориальной доске вместо знакомого курчавого профиля поэта изображен незнакомый лысоватый дядька, под портретом которого было написано, что основателем музея был И. В. Цветаев. В его фамилии для меня не было ничего привлекательного, кроме ассоциации с цветами. Это несколько примиряло меня с отсутствием лика любимого поэта на фасаде музее.

Прошли годы, и детское недоумение сменилось чувством уважения и трепета перед человеком, создавшим этот замечательный очаг культуры. И все же мне кажется, что самым гениальным созданием Ивана Владимировича была его дочь Марина.

Марина Цветаева — поэт милостью или несчастьем Божьим. Это уж кто к какому выводу придет, ознакомившись с историей ее жизни и ее творчеством.

С одной стороны — высокообразованная, знающая несколько европейских языков и мировую литературу женщина. Наследница русских, польских и немецких кровей, замечательный поэт и переводчик, оставивший по себе ценную переписку с многими выдающимися литераторами своего времени и, конечно, уникальную, взорванную страстью и нервами поэзию.

С другой — несчастная женщина, вынужденная в парижской эмиграции готовить обед на 4 человек из того, что подбирала на улице: «Кто лук выронит, кто картошку, кто морковь — вот для семьи и суп»; пережившая голодную смерть младенца-дочери, арест уже в Советской России мужа и старшей дочери, скитания с малолетним сыном, многочасовые выстаивания в очередях с передачей для заключенных, согласная на работу поло- и посудомойки в Доме Литераторов в Чистополе и, наконец, прервавшая свои отношения с жизнью с помощью крюка в деревянной балке и куска веревки — это все она, Марина Цветаева.

Современница Цветаевой, писательница Мария Белкина, в своих воспоминаниях указала на поразительный факт. Сын Марины Ивановны, Георгий Эфрон, Мур, любимый ею до боли, до последнего отчаяния, с которым она цеплялась за жизнь, ее единственный, дававший ей силы к жизни, узнав о самоубийстве матери, сказал: «Марина Ивановна поступила правильно. У нее не было другого выхода».

То, что после этих слов от него отшатнулись даже те, кого Цветаева в предсмертном письме попросила о нем заботиться, что, в конце концов, привело к его гибели — заслуживает отдельного разговора. Оставим на совести 16-летнего мальчишки его глупую браваду и желание поиграть словами. В конце концов, он заплатил за это недешево. Настораживало другое…

Всякий раз, когда я перечитывала, шептала, скандировала маленький сборник Цветаевой из домашней библиотеки, обкатывала голосом томительно звенящие строки, почти осязала поток бешеных раскатистых согласных и пронзительных тире, подчиняющих смысл музыке стиха, в глубине моего завороженного сознания рождалась дьявольская мысль: «А ведь уход Цветаевой из жизни был где-то закономерен». Слишком уж невероятная для женщины сила страсти, испепеляющей и гибельной, заключена была в ее маленьком сухощавом теле, зеленоватых льдистых глазах, в жилистых руках, знакомых с половой тряпкой и вымазанной в грязи картошкой.

Слишком много внешних испытаний выпало на долю человека, по складу своему самого тяготеющего к переживаниям и испытаниям внутренним. Но сказал же когда-то другой поэт, чей кудрявый профиль я тщетно искала в детстве на фасаде музея Изобразительных Искусств:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане
Средь грозных волн и бурной тьмы
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы.

Можно много и долго дискутировать на философские темы, о том, что самоубийство — это грех (и это правда), что Бог никому и никогда не посылает испытаний больше, чем человек может вынести. Я не хочу этого делать, да это сейчас и не нужно и, во всяком случае, уже никак не поможет той, чья могила затерялась на старом Елабужском кладбище…

Ушедшая из жизни через 2 месяца после начала войны, она так и не узнала, что пройдет не так много времени, как закончится Великая Отечественная, будет полностью реабилитирована и вернется из лагерей ее дочь, Ариадна Эфрон.

Она так и не узнала, что ее мужа Сергея Эфрона расстреляют на Лубянке в октябре 41-го.

Что на войне пропадет без вести ее 19-летний сын Георгий Эфрон, любимый Мур.

Что пройдет еще какое-то время и ее поэзия, шедшая вразрез с тогдашней идеологией партии и правительства, начнет издаваться тысячными тиражами. Как тут не вспомнить ее же пророческое: «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед».

И что закончить эту маленькую заметку в ее память лучше всего сможет она сама, Марина Ивановна Цветаева:

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверcтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
 — Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?! — 
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

Обновлено 2.05.2014
Статья размещена на сайте 30.04.2014

Комментарии (21):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей Дмитриев, упаси Бог затевать склоку из-за того какой поэт лучше или более народен. Я просто хотел сказать, что, если возможно использовать такое не очень хорошее в данном случае понятие как раскручен, то Сергей Александрович оказался наименее раскрученным даже у нас, а уж там где Нобелевские дают, тем более. Да и, наверное, Вы понимаете, что в отношении того, кому дать Нобеля очень большое значение имеет политика, особенно в послевоенное время.

    • Владимир Жестков, имхо, СА достаточно раскручен, популярен и народен - каждый примеряет его на себя.Увы, НК часто зашорен и держит нос по ветру текущей политики.

      Оценка статьи: 5

  • Валерий Хачатуров, не сказал бы я, что он вернулся. Нет, конечно, и пятитомничек небольшого формата выпустили, и песни на его стихи исполнять стали и даже по телевизору их крутить разрешили, но по настоящему народным и популярным он ведь так и не стал. Так в ряду подобных остался.

    • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 4 мая 2014 в 16:23 отредактирован 4 мая 2014 в 16:24

      Владимир Жестков, не согласНен: по индексу цитирования он "из ряда подобных". Г. Пономаренко с большим "сдвигом по фазе" написал замечательные мелодии на стихи СЕ, что ещё более придало ему "народности".

      У каждого поэта свой диапазон народной любви и всем хватает места "в душе народа". Надо только радоваться этим россыпям поэзии и не затевать склок, кто безусловно народнее.

      Есть "Нобелированные" поэты Пастернак и Бродский. Но почему их так скупо цитируют, не "растаскивают на цитаты"?

      Оценка статьи: 5

  • Сергей Дмитриев и Валерий Хачатуров, наверное, следует учесть, что Сталин написал свои знаменитые строки лишь в 1940 году, и именно с тех пор ВМ, как вы его называете, стал "великим пролетарским поэтом", и те кто еще совсем недавно поносили его как могли, стали его превозносить. Но, таково большинство людей, к сожалению.

    • Владимир Жестков, а в чем моя ошибка, когда я говорю, что мертвый Маяковский был Сталину не страшен?
      Именно по воле вождя Маяковский посмертно был введен в ранг «лучшего, талантливейшего поэта» советской эпохи...
      А вот мертвого Есенина Сталин так и не реабилитировал, хотя после войны счел нужным поблагодарить русский народ, и после его выступления началось безудержное восхваление всего русского.
      Николай Бухарин, верный лейтенант Сталина, назвал поэзию Есенина припудренной матерщиной. Бухаринская оценка поэзии Есенина пережила Бухарина. Советских людей воспитывали на поэзии Маяковского, «с Лениным в башке и с наганом в руке». Есенина официально не запрещали, но и особо не печатали. Заговор молчания вокруг имени Есенина продолжался вплоть до смерти Сталина. Есенин вернулся «весомо, грубо, зримо» только после смерти вождя…

  • Статья очень тронула, спасибо.
    Недавно читала переписку М.Цветаевой с Пастернаком и Рильке. Это необыкновенные люди, сейчас есть ли такие?

    Оценка статьи: 5

    • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 4 мая 2014 в 09:35 отредактирован 4 мая 2014 в 09:37

      Маргарита Ромашкина, "Есть такие люди!" среди поэтов и сейчас. Что Вам стоит почитать чего-нить из Новеллы Матвеевой, стихи которой я не раз цитировал. Наталия Мавроди тоже интересна.

      И всё-таки какая ширь души у М.Цветаевой!

      "Всего хочу: с душой цигана // идти под песни на разбой // за всех страдать под звук органа // и амазонкой мчаться в бой.
      Гадать по звёздам в чёрной башне // вести детей вперёд сквозь тень, // чтоб был легендой день вчерашний, // чтоб был безумьем каждый день.
      Люблю и крест и шёлк и каски // моя душа мгновенный след..."

      Оценка статьи: 5

  • Ляман Багирова, большое спасибо. Написано четко, лаконично и с очень большой любовью к Марине Ивановне.
    Оценка статьи 5.

  • Поэзия Серебряного века - это поэзия людей, которые чувствуют, что у них нет будущего.

    «Бесследно все сгибнет, быть может,
    Что ведомо было одним нам,
    Но вас, кто меня уничтожит,
    Встречаю приветственным гимном»
    (Валерий Брюсов).

    «И умру я не на постели,
    При нотариусе и враче,
    А в какой-нибудь дикой щели,
    Утонувшей в густом плюще»
    (Николай Гумилев).

    «Мы идем по ледяным пустыням –
    Не дойдем… и в снежной вьюге сгинем,
    Иль найдем поруганный наш храм?
    Нам ли весить замысел Господний?
    Всё поймем, всё вынесем, любя…
    Жгучий ветр полярной преисподней,
    Божий Бич! приветствую тебя».
    (Максимилиан Волошин)

    «Вот так страна!
    Какого ж я рожна
    Орал в стихах, что я с народом дружен?
    Моя поэзия здесь больше не нужна,
    Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.»
    (Сергей Есенин)

    «Мне хорошо, что будущего нет,
    И прошлое забыто на вокзале...
    Себе гербом избрал бы якорь я
    С обломанными навсегда клыками!».
    (Георгий Шенгели)

    • поэзия людей, которые чувствуют, что у них нет будущего

      Угу.. можно сравнить с "я памятник себе воздвиг"

      • Сергей В. Воробьев, или:" Мой стих дойдёт через хребты веков // и через головы поэтов и правительств."(С)

        Оценка статьи: 5

        • Сергей Дмитриев, отчего застрелился Маяковский?
          Может быть потому, что он Поэт, восставший против Бога и Ангелов, понял, что поступив на службу большевикам, он стал служить Дьяволу?
          1925 год – год смерти Есенина – это был год, когда Царицын стал Сталинградом – набирала силу власть «кремлевского горца».
          1930 год – год смерти Маяковского – этот тот год, когда стало ясно, что власть в стране захватил Сталин.
          А через три года Осип Мандельштам напишет свои знаменитые «Мы живем, под собою не чуя страны»….

          • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 4 мая 2014 в 08:56 отредактирован 4 мая 2014 в 09:09

            Валерий Хачатуров, много чего интересного можно найти для вопросов. Почему Цветаева вернулась в Елабугу? М/б в Париже было бы лучше? Почему не вернулся Шаляпин и вернулся его друган Горький? "Поступивший на службу большевикам" написал "Письмо писателя ВМ к писателю МГ", где в конце есть строчки:" Делами, кровью, строкою вот этою, нигде не бывшую в найме, // я славлю, взвитое красной ракетою, // поруганное и пропетое, пробитое пулями знамя."(С по памяти).

            ВМ меньше кого бы то ни было похож на наёмника. Это было его убеждением и он с жаром критиковал практику социализма в стихах и пьесах.Он с ошибкой на год предсказал революцию большевиков.

            Почему Сталин якшался с Горьким и избегал контактов с нанятым "пролетарским", "лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи"?

            Оценка статьи: 5

            • Сергей Дмитриев, а когда вернулся в Россию Николай Гумилев? В 1918 году, когда многие покидали Россию.
              Анна Ахматова же никуда не уезжала.

              Нет, и не под чуждым небосводом,
              И не под защитой чуждых крыл, -
              Я была тогда с моим народом,
              Там, где мой народ, к несчастью, был.

              Обратите внимание: где мой народ, к несчастью, был.

              Не надо быть великим политологом, чтобы понять – «пролетарский писатель» представлял для Сталина серьезную опасность. Что же касается Маяковского, то мертвый Маяковский был уже не опасен. Был бы он жив, кто знает, как бы оценили в 1937г чекисты его строчки: я бросал бы в небо богохульства, по Кремлю бы бомбами метал: долой!

              • Валерий Хачатуров, цитата Ахматовой кажется неточной, читается комковато.

                "Здесь ни убавить, ни прибавить - // так это
                было на войне"(С) и в те времена.

                Оценка статьи: 5

      • Пушкину было легче. Как известно, в беседе с Пушкиным царь спросил его: «Что сделал бы Пушкин, если бы 14 декабря был в Петербурге?» На вопрос царя Пушкин ответил: «Стал бы в ряды мятежников.» Позвольте задать риторический вопрос: «Как бы отнесся Сталин к подобному ответу?»
        Николай Гумилев не был связан с восставшими матросами Кронштадта. Однако, попал под расстрельную статью…

  • Цветаеву - поэтессу я очень люблю. Один из немногих моих поэтов. Какое наказание была эта дама для близких и любящих - представляю. Зря они с Эфроном вернулись в Россию. Но - дико об этом говорить - иначе вряд ли бы ее издавали и узнали миллионы русскочитающих.

    Оценка статьи: 5

  • Гениальная поэтесса и мужественный человек.

    • Николай Макеев, спасибо вам огромное за оценку. Мне очень приятно.Теперь об имени. Вначале это был Музей им. Александра 3-го, в 32-м году переименова в Гос.Музей Изобр. Искусств, а в 1937 году, очевидно, ко 100-летию со дня смерти Пушкина Музею было присвоено имя поэта. Да, судьба у Марины более чем трагическая. Если будет время и желание, посмотрите как-нибудь книгу М.Белкиной Скрещение судеб. Когда-то она была одной из моих настольных. С уважением Ляман.

      Оценка статьи: 5

  • Я тоже продолжаю слегка недоумевать, почему Музей Изобразительных искусств имени поэта? Он неплохо черкал профили на полях и автопртрет его похожий, но достаточно ли этого для целой симфонии живописи?

    Интересно, как прошло присвоение имени Музею, какие были доводы и мотивации?

    Переходим к М. Цветаевой. Какая трагмческая судьба.И как компактно и впечатляюще подана она в статье современного автора. Мне нравится насыщенность смыслом в её стихах и отсутствие поэтических прибамбасов. Даже я восвятил ей стишок, который при желании можно прочитать.

    Оценка статьи: 5