Сергей Курий Грандмастер

Кто написал одну из самых известных и жизнерадостных песен о лете «In the Summertime»?

Летом 1970 года сингл «In the Summertime» («В летнюю пору») буквально взорвал британский хит-парад. Композиция семь недель провела на вершине чартов и до сих пор считается самой успешной песней, посвящённой лету. Только по состоянию на 2007 год было продано 23 миллиона её записей!

Javier Brosch , Shutterstock.com

Ну, а тогда — в 1970 году — «In the Summertime» в одночасье вознесла на вершины популярности доселе никому неизвестную британскую группу MUNGO JERRY. Название было почерпнуто из поэтического цикла Томаса Элиота «Популярная история о кошках, написанная Старым Опоссумом» (на её основе Ллойд Уэббер создаст мюзикл «Cats»), где Мангоджерри звали одного проказливого кота.

Группу организовал в 1969 году музыкант и композитор Рэй Дорсет, который со своей тёмной кожей и роскошными бакенбардами чем-то напоминал Александра Сергеевича Пушкина. Кроме прочего, его с Пушкиным роднил и весёлый нрав. Почти все композиции Дорсета звучали весело и мажорно, даже если текст не очень располагал к веселью. В результате такие песенки, как «Sad Eyed Joe» (о замёрзшем золотоискателе Печальноглазом Джо) или «Peace In The Country» (поётся от лица солдата, пережившего ядерную войну с реками крови и мёртвыми детьми), звучат с иронией, если не с издёвкой. А вот отрывок из текста ещё одной подобной песни «You Don’t Have to Be in the Army to Fight in the World»:

Нету денег, нету женщины, нету крыши над головой.
ты ложишься в парке и мечтаешь умереть,
тут полицейский говорит, что ты вторгся в чужие владения и бьет в челюсть…

И неожиданный жизнеутверждающий рефрен:

Тебе не надо идти в армию и сражаться на войне!

Зато в композиции «In the Summertime» форма идеально соответствует содержанию. Здесь поётся о всех молодёжных радостях летней поры: купании, рыбалке, выпивке, поездках на тачках и, конечно, девицах.

Вольный эквиритмичный перевод Александра Булынко:

В этот летний день, когда воздух всласть,
Можно прыгнуть вверх — на облака попасть.
Коль погодка в кайф,
Женщин обнимай, женщин этих — ты о них мечтал.

Можно выпить, а можно тачкой управлять,
Можно двинуть в путь и кого-то повстречать.
Ее папаня крез — так пусть прокормит нас,
Если он бедняк — полюблю ее за так.

За озера убежим, а верну ее, когда ей стукнет двадцать пять,
Когда солнце в небе перестанет вдруг сиять.
Можешь сделать так, сделай так — что тебе терять!

И всё это под беззаботную мелодию, которая, несмотря на нехитрую рок-н-ролльную гармонию, мгновенно врезается в память. Отдельного разговора стоит характерный «дребезжащий тенорок» Дорсета, в точности копирующий манеру пения другой рок-звезды — Марка Болана из T.REX.

С. Напьер-Белл, менеджер М. Болана:
«На самом деле, Болана сделали звездой MUNGO JERRY. До того он со своим голосом не мог пойти дальше простого хиппи-артиста, играющего за 20 фунтов стерлингов за вечер по университетам… И тут Рэй Дорсет записал суперкоммерческий хит, спев его таким же как у Марка высоким вибрирующим голосом, и такой голос стал необычайно востребован».

М. Болан:
«В какой-то степени он содрал с меня, но с таким же успехом можно было сказать, что он копирует какого-нибудь старого блюзового певца».

Кстати, сама группа планировала для своего первого сингла совсем другую песню — «Mighty Man». Она туда и вошла, но не в качестве основной. Продюсер группы — Барри Мюррей — настоял, чтобы ударной песней стала именно «In the Summertime».

Немалую роль в популярности песни сыграл и тот факт, что пластинка вышла в новом формате — макси-сингл. Если стандартные синглы проигрывались на скорости 45 об/мин, то сингл «In the Summertime» был рассчитан на 33 об/мин (как у лонгплэев). В результате на макси-сингл помещались 3−4 песни вместо привычных двух, а стоил он дороже всего на несколько центов.

Успех «In the Summertime» был беспрецедентным. Пластинка расходилась по 70 тысяч копий в день и стала самым продаваемым синглом 1970 года. А газеты тут же объявили о новом явлении — «мангомании».

1-е место в британских чартах занял и второй сингл «Baby Jump» (1971), текст которого тут же воскрешает в памяти строчки из песенки ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО «Ау».

ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ:

…Ты невеста, я — фата.
Ты желудок, я — десна.
Ты мелодия, я — баян.
Ты Роксана, я — Бабаян.

MUNGO JERRY:

Я мечтал, что она — Леди Чаттерлей,
А я — тот Егерь.
Я мечтал, что я — Да Винчи,
а она — Мона Лиза.
Я мечтал, что я — Гумберт,
а она — Лолита.

И, конечно, нельзя не сказать, что именно MUNGO JERRY записали самую известную песню в специфическом стиле «скиффл». Он был популярен в Британии на грани 1950−60-х, и именно с него начинала свою карьеру группа БИТЛЗ. Изначально скиффл возник как стиль «для бедных». Парни, не имеющие доступа к дорогим электроинструментам, создавали группы, где использовали всё, что попадается под руку: акустические гитары, пианино, банки с горохом, стиральные доски, расчёски, таз с натянутой леской и прочие хитрости.

Если вы посмотрите официальное видео «In the Summertime», то легко заметите, что ударника в группе не наблюдается, а музыканты то дуют в бутылку, то стучат ногой. Во время концертных выступлений Дорсету даже подкладывали под ногу доску и отдельно её озвучивали.

Правда, вскоре такая «оригинальность» надоела певцу, и он страстно настаивал на том, чтобы в группе появился барабанщик. Споры о саунде MUNGO JERRY зашли так далеко, что остальные музыканты стали интриговать против лидера. Дошло до того, что однажды после гастролей Дорсету сообщили, что он… уволен. Но уже через неделю лейбл опомнился, Рэя вернул, а уволил самих интриганов. И в 1972 году MUNGO JERRY обзавелись ударными.

Рэй Дорсет:
«Поскольку я писал и пел все песни, и был фронтменом группы, в записывающей компании решили, что это я должен носить имя Манго Джерри, как автор и исполнитель. С тех пор меня стали звать не только Рэй Дорсет, некоторые так и называли меня Манго Джерри. С годами я к этому уже привык».

К середине 1970-х популярность группы снизилась, зато музыканты стали активно колесить по миру и даже побывали с концертами в таких странах соцлагеря, как Болгария и Чехословакия. А в 1980 году Дорсет вернулся на вершину британского топа с песней «Feels Like I’m In Love» (правда, он её только написал, а исполнила певица Келли Мари).

Что касается его главного хита, то в 1987 году «In the Summertime» был перезаписан под маркой MUNGO JERRY & BROTHERS GRIMM.

Многим не давала покоя одна «вредная» строчка этой песни — та, где говорилось, что неплохо бы опрокинуть рюмочку и сесть за руль. Недаром в 1992 году песню использовали в британской компании против вождения в нетрезвом виде. А исполнитель Shaggy в своей регги-версии «In the Summertime» 1995 года вовсе убрал упоминание о выпивке (кавер, кстати, был весьма успешным — № 3 в США, № 5 в Британии). Зато рэпперы из PHUNK JUNKEEZ не только добавили в свою кавер-версию речёвки-начитки, но и усугубили строчку про езду, заменив бухло… марихуаной.

Обновлено 4.02.2015
Статья размещена на сайте 26.05.2014