Катя  Чековска Мастер

«Демон» в театре им. Ермоловой. Может ли музыка заменить слова?

Спектакль «Демон» создан режиссёром-хореографом Сергеем Землянским к 200-летию М. Ю. Лермонтова. Поэму без слов, пластико-хореографическую версию произведения представил зрителю театр имени Ермоловой.

Произведение классика русской поэзии и образ Демона не раз вызывали интерес режиссеров, художников, композиторов. Это вечные темы, поэтому и интерес к ним не оскудевает. Поэма без слов должна быть плодом смелого воображения, примерно таким же, как картина без красок, симфония без музыки и танец без движения. Новая театральная практика показала, что из «Демона» слова убрать можно, потому что поэзия Лермонтова давно находится вне вербального уровня. Она находится где-то в другом измерении — мыслительном, визуальном и чувственном. Ее можно не только слушать, но и видеть, чувствовать и воспринимать.

Композитор Павел Акимкин написал музыку, которая состоит из национальных кавказских хоралов, шума горного ветра, речных водопадов, звуков душевных струн и гимнов херувимских горнов. Она звучит все время и создает торжественно-напряженную атмосферу. В контексте с Демоном зритель понимает, что события могут быть только необратимыми и трагическими. По другому поводу небесный гром не разражается.

Актеры исполняют национальные кавказские танцы высокопрофессионально. Плавный ход лезгинки — это результат долгих кропотливых репетиций. Доказательством этому служит факт, что ансамбль народного танца Грузии имеет статус «национального балета Грузии». Работают в нем выпускники балетных училищ. Вне танцев актеры двигаются под музыку. Эти движения назвать танцем сложно. Скорее, это пластическое воплощение эмоций. Когда поэзию заменяют чувства, люди двигаются под их воздействием.

Вобрав в себя предания Кавказа, лирика Лермонтова состоит из символов (художник-постановщик — Максим Обрезков). Постановщик разместил их на сцене: вот горы, цветущие деревья, застывшая слеза, терновый венок. Они, если задуматься, могут символизировать смерть, любовь, одиночество, вечный грех. Актеры работают безмолвно. Музыка подчеркивает их эмоции, давая волю воображению.

Образ Демона в искусстве встречается часто. Михаил Юрьевич заставил его страдать, маяться и искать себе занятие от скуки. На сцене Демон, как в гнезде, живет в терновом венке. Он дремлет, закутавшись в облака. В исполнении Дмитрия Чеботарева он легок и как будто прозрачен. Плоть ему не нужна, поэтому, для приличия, он окутан легкой паутиной. Хотя приличия ему тоже не нужно, он делает, что хочет. Хочет — появится в человеческом обличье, хочет — существует незримо. Ему везде плохо. Его приближение портит жизнь не только людям, но и ангелам. Такая у него судьба, которой, похоже, он тоже тяготится. На сцене он возникает из «неоткуда» и зорко наблюдает за происходящем.

Случилось несчастной Тамаре (Зоя Бербер) попасть в поле зрения Демона. Слишком весела она была накануне свадьбы. Нельзя быть такой счастливой. А свадебные приготовления? Над Тереком разносятся звуки лезгинки и веселья. Красивые люди надевают свои лучшие одежды. Девушки танцуют, старики за них радуются. Архангелы заливаются небесными песнопениями.

Что приходится делать Демону в таких невыносимых условиях?! Только страдать. К его страданиям присоединилось еще одно — он полюбил Тамару. Может, это не любовь вовсе. С любовью к его облику присоединилась тревога, тоска и одержимость одновременно. Он опасен. Никто не знает, как любит Демон. Вернее, лучше бы этого не знать. Тамара узнала любовь Демона. Что из этого получилось — средствами бессловесной музыкальной поэзии показал театр имени Ермоловой.

Спектакль «Демон» — новое сильное прочтение поэмы. Перечитывать ее нужно. Чтобы Демону было неповадно.

Режиссёр-хореограф — Сергей Землянский.
Художник-постановщик — Максим Обрезков.
Композитор — Павел Акимкин.
Инсценировка — Владимир Моташнев, Сергей Землянский.

Обновлено 3.06.2014
Статья размещена на сайте 29.05.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: