Катя  Чековска Мастер

Спектакль «Одолжите тенора!» Чем интересно наивное искусство?

Московский драматический театр имени Пушкина не первый сезон с успехом представляет зрителям комедию американца Кена Людвига «Одолжите тенора!» в постановке Евгения Писарева.

Американец Кен Людвиг написал пьесу про то, как в 1934 году в городе Кливленде знаменитый итальянский тенор Тито Мерелли не смог исполнить партию Отелло в одноименной опере и его вполне талантливо заменил ассистент директора местного театра. Пьесу с успехом заиграли в бродвейских театрах, перевели на разные языки. Она стала классикой комедии ситуаций, дополненная хорошим актерским вокалом. Она стала комедией наивного искусства для широкой публики.

В период массовой заболеваемости депрессиями и тревогами такое искусство необходимо. Что стало еще одним поводом напомнить о спектакле. Хотя его не забывали. Полный зал театра имени Пушкина в последний весенний день 2014 года — тому свидетельство.

Спектакль можно смело отнести к наивному искусству (наподобие целого направления в живописи), которое существует давно и периодически укрепляет свои эстетические позиции. Особенность этого культурного жанра — искренность чувства, естественность и в то же время несколько наигранная наивность. Герои иногда откровенно глуповаты, инфантильны, гротескно манерны. Эти приемы нередко использовались в театре, если перелистать его историю. Причем к этой детской непосредственности героев создатели спектакля пришли от традиций классического русского театра — вовсе не наивного, сложно рефлексирующего и глубокого, выдержавшего самое строгое «не верю!». Иначе бы искушенный московский зритель искренне не радовался примитивным остротам и ситуационным комедийным эпизодам.

Искренность и натуральность из моды никогда не выходили. На фоне конъюнктурной эфирной неискренности они стали, напротив, очень востребованы. Свидетельство тому — искренний детский смех недетской зрительской аудитории. Особый эстетизм простых по содержанию ремарок подкупает. Зрители симпатизируют героям и вместе с ними радуются беспечности тенора (Александр Арсентьев), настырности Мегги (Анна Бегунова), готовой сидеть в шкафу, скромности неуверенного в себе Макса (Евгений Плиткин). Который, с одной стороны, накормил снотворным итальянскую звезду, а когда выпала возможность спеть первую партию и, кстати, выручить театр, — ломается как ребенок.

Зритель с первых секунд включился в энергетику спектакля и заиграл с ним на одной наивно-искренней волне. Герои живут немного в другом мире, где правит простота, удивительно восторженный и растерянно-задумчивый взгляд на мир. Это очень хорошо, что где-то такой мир существует. Почему бы и нет? Этот мир — детство, и все мы когда-то из него вышли. Тем более что игра актеров очень выразительна. Поющий театральный актер по своей природе вызывает более сильные эмоции зрителей, чем не поющий. Да еще — поющий арии итальянских теноров. Это стопроцентное попадание в душевный центр зрительных симпатий.

На первый взгляд, в комедии много штампов. Гостиничный номер, девушка в шкафу, спящий в полуобморочном состоянии человек, замотанный в покрывало, как труп. Но московский зритель оказался бесконечно готов к штампам, лишь бы они оказались наивны по-доброму и примитивны по-умному. Фальшивой наигранности зритель не примет. Потому что он, московский зритель, театрами избалован. И ходит только в им избранные. В театре имени Пушкина его заметить можно регулярно.

Действующие лица и исполнители:

Тито Мерелли — Александр Арсентьев
Макс — Сергей Лазарев, Евгений Плиткин, Алексей Франдетти
Сондерс — Александр Матросов
Мария — Вера Воронкова, Наталья Корогодова, Александра Урсуляк
Мэгги — Анна Бегунова
Джулия — Ирина Бякова, Ирина Петрова
Диана — Екатерина Клочкова
Посыльный — Александр Анисимов, Николай Кисличенко, Игорь Хрипунов

Обновлено 6.06.2014
Статья размещена на сайте 3.06.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: