Сергей Курий Грандмастер

Как Владимир Шахрин написал песни про оранжевое настроение, свою жену и футбольное поражение?

Прошлый раз я рассказал о том, как группа ЧАЙФ создавала свои знаменитые песни-«плачи». Однако на самом деле в творчестве группы трагизм отнюдь не преобладал. Скорее, наоборот. Когда запрос на песни протеста в обществе утих, музыканты сели да и выдали два своих самых жизнерадостных альбома.

«Оранжевое настроение» (1994)

Альбом «Оранжевое настроение» делался как бы в пику предыдущему — «Дети гор». Вместо плотного гитарного звука — простые акустические гитары. Ни баса, ни барабанов (разве что альт кое-где присутствовал). Группа достала из своих закромов старинные песенки разных лет, села в кружок в Свердловском драмтеатре и за один день — 17 сентября 1993 года — всё записала.

Сами музыканты даже заявили, что этот альбом — своеобразная игра «против рынка», движение вспять от современной музыкальной цивилизации. Подобная концепция совсем не понравилась продюсеру Дмитрию Гордону. Альбом выглядел уж слишком безыскусным, слишком любительским, напоминающим какой-то «квартирник» времён рок-н-ролльного подполья.

Но, видимо, это слушателям и понравилось. После того как все, кому Гройсман давал послушать запись, стали выражать восторг, продюсер рискнул выпустить альбом официально.

Самым большим хитом, безусловно, стала одноименная песня «Оранжевое настроение» — настоящий оптимистический гимн простого парня, который бездельничает в выходной день.

Нетрудно догадаться, что песня была написана ещё в советскую эпоху. Тут тебе и знаменитые оранжевые «улыбающиеся» автобусы «Икарус». Ну, и, конечно, знаменитая «Бутылка кефира, пол-батона» — классический лёгкий ланч советского трудового человека (именно кефир и булку я употреблял на перерыве во время школьной практики на автобазе).

Как уже упоминалось, песни на альбоме были собраны старые. Это относится и к «Оранжевому настроению», которое группа представила публике ещё в 1986 году — на 1-м фестивале Свердловского рок-клуба. Музыканты вспоминали, как во время исполнения песни их знакомый — Лёня Баксанов — даже вышел на сцену с кефиром и торжественно его выпил.

Благодаря песне, фанаты ЧАЙФА стали всё чаще приходить на концерт с оранжевой символикой (например, в строительных касках).

В. Шахрин:
«Эта песня, по-моему, уже стала гимном студентов вместо „Gaudeamus igitur“. Фирмы по организации праздников, какие-то акции — все они называются „Оранжевое настроение“! А ведь до появления песни никогда было связи между хорошим и оранжевым настроением!».

Впрочем, о том, что оранжевый цвет жизнерадостный, пели ещё задолго до Шахрина. Собственно он сам в конце песни цитирует строки такой старой детской песенки: «Оранжевое небо, Оранжевое солнце, Оранжевая мама, Оранжевый верблюд? Оранжевые песни, Оранжево поют!» (имеется в виду «Оранжевая песня» на слова А. Арканова и музыку К. Певзнера, исполненная маленькой Ирмой Сохадзе ещё в 1965 году).

«17 лет» (1995)

А вот за следующий альбом — «Пусть все будет так, как ты захочешь» — Шахрин огрёб от критиков по полной. Дело в том, что сама идея альбома заключалась в том, чтобы воссоздать ностальгический саунд школьных ВИА. Идея, судя по всему, удалась на все сто. Критики тотчас нарекли альбом легковесной попснёй. То, что умиляло в альбоме Цоя «Это — не любовь» в середине 1980-х, в середине 1990-х уже раздражало.

В. Шахрин:
«А что, рок-музыка обязательно должна угнетать? Между прочим, вначале она вообще была музыкой для танцев! …Нам много говорили и говорят, что это попса, но мне, во-первых, так не кажется, а по большому счету — абсолютно не принципиально, как будут называть песню „Пусть все будет так, как ты захочешь“ — рок-песней или эстрадной. Главное, мы играем её с удовольствием, и она нравится публике».

И действительно — то, что раздражало критиков и непримиримых рокеров, широкой публике и радио пришлось вполне по вкусу.

Кстати, в официальной дискографии ЧАЙФа песни с названием «Пусть все будет так, как ты захочешь» нет. Альбом с таким названием есть, строчки такие в песне есть, а вот сама песня называется иначе — «17 лет».

Посвящена она отнюдь не юной поклоннице Шахрина, а его жене. В момент написания песни Елена Шахрина была уже 34-летней женщиной, подарившей мужу двух дочек. А название песни «17 лет» было связано с тем, что в тот момент прошло ровно 17 лет с тех пор, как студент Строительного техникума Владимир Шахрин увидел на уроке физкультуры 17-летнюю студентку-архитектора.

В. Шахрин:
«Я увидел ее танцующей на бревне, исполняющей какие-то гимнастические упражнения на бревне. Был сражен этой грацией и обаянием, достаточно так активно начал за ней ухаживать, у нас был бурный роман, за которым тщательно наблюдала вся общага и все наше заведение. Это было в 1976 году…».

Тебе 17, тебе опять 17 лет.
Каждый твой день рожденья хочет прибавить, а я скажу: нет.
Твой портрет, твои дети, я расскажу им о том:
«Дети, вашей маме снова 17, вы просто поверьте, а поймете потом»…

Что касается строчки «Пусть все будет так, как ты захочешь», то её когда-то давно начертал отечественный рок-кумир Шахрина — Майк Науменко — на какой-то афишке в полупьяном состоянии.

Позже, в несколько переделанном виде, песня «17 лет» войдёт также в небезызвестный фильм «Стиляги».

"Аргентина-Ямайка" (1999)

Как говаривал сам Шахрин, с чутьём на хиты у него не очень. Рассчитываешь, бывало, на одну песню, а всенародной любимицей становится совершенно другая. Так произошло и с последним большим хитом ЧАЙФа «Аргентина-Ямайка», который автор даже не собирался выпускать на альбоме. Зато всем знакомым песня безумно понравилась. Говорят, даже рекорд-лейбл согласился выпустить альбом «Шекогали» лишь при условии, что на диске будет этот «футбольный гимн».

Гимн, конечно, вышел специфический. Его история началась в июне 1998 года, когда группа ЧАЙФ подарила своему лидеру семейную путёвку в Париж. Там как раз проходил чемпионат мира по футболу, но горячим футбольным фанатом Шахрин никогда не был и ни одного матча тогда так и не посетил.

В. Шахрин:
«Кстати, в „Аргентине-Ямайке“ про футбол не было ни слова. Точно так же это могло быть и водное поло».

Однажды он прогуливался по Парижу и даже не подозревал, что в тот день прошёл драматический матч между сборными Аргентины и Ямайки. Для Ямайки это был первый раз, когда она дошла до мирового чемпионата, а тут — на тебе! — проигрыш с разгромным счётом 5:0.

И вот, гуляя недалеко от Эйфелевой башни, Шахрин заметил радостно бушующую толпу аргентинских болельщиков с её бело-голубыми флагами. А чуть поодаль сиротливо сидело человек пятнадцать болельщиков с родины Боба Марли, которые стучали на барабанах и пели какое-то грустное регги. Вскоре их окружили аргентинские болельщики, потихоньку стали подтанцовывать, а после и вовсе устроили хоровод.

Зачем ты стучишь в мои барабаны,
Зачем ты танцуешь под мои барабаны,
Зачем ты поешь мою песню —
Мне и так больно…
Какая боль! какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.

По свежим впечатлениям Шахрин написал текст, а чуть позже положил его на музыку — естественно, в стиле регги. А в 1999 году «Аргентина-Ямайка» уже звучит со всех радиоточек, возглавляет «Чартову дюжину» на «Нашем радио» и получает «Золотой граммофон» как «лучшая рок-песня». На песню режиссёр Д. Воробьёв снимает клип, где как раз используются кадры из злополучного матча — разве что на мониторах стадиона показывают не счёт, а выступление группы ЧАЙФ.

В том же 1999 году после неудачного матча Украины с Россией (который вывел российскую сборную из рамок чемпионата) Шахрин на концерте даже переделает строчки песни на «Украина-Россия… Ну, хотя бы, 2:0».

Автор долго сам ломал голову над тем — что же такого особенного в этой, с виду бесхитростной, шуточной песне? И, кажется, понял.

В. Шахрин, реплика на концерте:
«Очень много песен о спорте, которые воспевают победу. А мы с вами, как болельщики, вот это переживание победы… ну, не так часто… Мы все, так или иначе, переживаем ощущение неудачи, а песен про это нет. А это же тоже эмоции».

Обновлено 25.06.2014
Статья размещена на сайте 19.06.2014