Владимир Заруйкин Профессионал

Бельджамен. Город, которого нет?

Бельджамен — город на самом берегу Волги, некогда входивший в состав могущественной татаро-монгольской империи Золотая Орда. Считается, что свое название он получил от великого множества произрастающих в этих краях дубов и переводится Бельджамен именно как город дубов. Это, в свою очередь, скорее всего повлияло на название близлежащего, буквально в двух километрах, провинциального города Дубовка в Волгоградской области.

Из курса школьной истории все мы знаем про Золотую Орду со столицей в Сарай-Бату. Но, наверное, мало кто слышал о том, что на берегах Ахтубы, притока Волги, да и на самой Волге было построено множество больших и малых городов Золото-ордынской империи, в число которых и входил Бельджамен. Татаро-монголы создали целую городскую цивилизацию в степях нижней Волги, существование которой завершилось в 1395—1396 гг. походом на Золотую Орду Тимура — он сжег и разрушил все на своем пути.

Бельджамен располагался в самом сердце Золотой Орды и имел стратегическое значение, так как находился в том месте, где Волга и Дон имеют самое близкое схождение, которое измеряется 60 км, вследствие чего организованная здесь переволока служила соединением двух водных артерий, существенно расширяя возможности переправки товаров с запада на восток и обратно.

Словом, Бельджамен — город во всех отношениях примечательный, и не посетить его было просто невозможно, тем более что от Волгограда, где мы живем, до Бельджамена всего каких-то 40 км. Понятно, что после памятного похода Тимура от города мало что осталось, но соприкоснуться с еще живой историей, вдохнуть травяной запах волжских степей и, возможно, сделать какие-нибудь находки было слишком заманчиво…

Дорога много времени не заняла, и вот мы уже стоим возле памятной стелы с надписью о том, что здесь находится памятник археологии, объект культурного наследия федерального значения Дубовское (Водянское) городище (город Бельджамен) XIII — XV вв.

На самом деле, стелы две — если первая расположена на подъезде к городу, то вторая находится в самом Бельджамене, к которой мы дальше и направляемся. Стела стоит посередине огромного поля, один край которого уходит далеко в степь, другой край граничит с Волгоградским водохранилищем. Подъезжаем к ней и понимаем, мы на месте. Самбайну, Бельджамен! (Здравствуй, Бельджамен!)

По понятным причинам приходится включать фантазию и мысленно рисовать дома из золото-ордынского кирпича, улицы, минарет (ы) и, возможно, православную церковь. К шуму степного ветра добавлять татаро-монгольскую и русскую речь. А запах шалфея перемешивать с запахом вареной или жареной баранины.

Степь и полынь тщательно скрывают от непосвященных следы былого величия, но я начинаю ловить себя на мысли, что уже иду по улицам некогда шумного города. Под ногами то тут, то там попадается битая керамика, куски кирпича и кости животных. Мне совсем не страшно, страшно станет потом… Ну, а пока я чувствую дыхание людей, слышу их шаги, примеряю на себя обличье жителя средневекового города, я почти уже стал его обитателем. Я вижу то же небо, ту же степь, почти ту же Итиль (Волгу). Улавливаю запах садов и переливы птиц, нет — это смех детей, они еще все живы, Тимур еще далеко…

Вижу землянку, точнее то, что от неё осталось. Считается, что в таких жили русские, угнанные в полон. Именно русские начали строить Бельджамен. Рядом следы монументального здания 10×10 м.

Неожиданно натыкаюсь на раскоп археологов, на самом берегу водохранилища. Раскоп обозначен колышками, часть его ушла под воду, обрушилась. Большая часть города тоже ушла под воду. Может случится так, а это случится, от Бельджамена не останется совсем ничего. Город после Тимура умирает во второй раз и уже навсегда…

Спускаюсь вниз, к Волге. Глядя наверх, без труда нахожу так называемый культурный слой с вкраплениями керамики и бытового «мусора». Вода, подмывая берег и разрушая его, каждый год забирает часть города, словно Бельджамен платит за кого-то дань, отдавая часть своей территории. И вот страшная находка — череп человека. В месте сползания грунта его вынесло прямо на берег. Кто он, кем был? Монгол или русский? Пал при защите города или умер своей смертью? Ясно одно — душа его до сих пор не спокойна…

Иду вдоль берега, под ногами керамика и много почти целых кирпичей, 700 лет прошло, а они — как новые. Пытаюсь проверить на прочность (разбить), не получается. Говорят, дубовские купцы в начале ХХ в. возили кирпич на продажу в Царицын (Волгоград) для строительства города.

Сидим на берегу, размышляем с женой о Бельджамене и Золотой Орде …

Обновлено 8.07.2014
Статья размещена на сайте 5.07.2014

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: