Елена  Дорофеева Профессионал

Туве Янссон: не только муми-тролли? Истоки

9 августа исполняется сто лет со дня рождения известной финской писательницы и художницы Туве Янссон (1914−2001). Она известна, прежде всего, как автор, подаривший миру муми-троллей. Но ее творчество этим далеко не ограничивается. Туве была необычайно талантливым человеком: художница, иллюстратор, карикатурист, мастер «взрослой» малой прозы. При этом она всегда подчеркивала огромную роль родителей в собственном творческом становлении и развитии.

Туве Янссон — человек яркой, интересной судьбы. Она родилась в Финляндии, в то время входившей в состав Российской империи, писала на шведском языке и стала самой переводимой в мире финской писательницей — ее книги о муми-троллях переведены более чем на тридцать языков. При этом она всегда считала писательство своим хобби, в отличие от живописи, в которой видела свое истинное призвание.

Семья Янссон принадлежала к кругу шведоязычной интеллигенции Финляндии. Исторически сложилось, что шведский язык, который до сих пор сохранил статус второго государственного языка этой страны, был языком образованной части общества, языком художественной литературы и культуры. Хотя сегодня его считает своим родным языком только 5,5% населения.

Туве Янссон выросла в богемной семье: отец — Виктор Янссон — был известным скульптором, мать — Сигне Хаммарштен — видной художницей и иллюстратором. Туве с раннего детства начала рисовать, возможно, она научилась этому раньше, чем говорить. В семье было трое детей, и младшие братья Туве также выбрали творческие профессии: Пер-Улоф (р. 1920) стал фотографом, Ларс (1926−2000) — художником и писателем.

Мир искусства, который с рождения окружал Туве Янссон, прекрасно показан в автобиографических новеллах из сборника «Дочь скульптора». Отец был для нее первым и настоящим Художником, Туве выросла среди его скульптур. Его работа, сама творческая атмосфера, царившая в доме, были наивысшей ценностью. Виктор Янссон любил приглашать в дом своих друзей-художников. В новелле «Пирушка» передан дух тех богемных вечеров, когда при свете свечей и керосиновой лампы играли на гавайской гитаре и балалайке, ели дорогие колбасы, хлеб, сыр, масло, пили воду «Виши», от которой, по мнению маленькой героини, «пучит живот, и от этого становишься очень грустным». Такие «пирушки» продолжались иногда несколько суток.

Авторитет отца был в доме непререкаем, и матери приходилось подчас нелегко, ведь на ее плечи ложились все заботы — не только ведение хозяйства и воспитание детей, но и зарабатывание денег (так как любивший пошиковать Виктор Янссон быстро спускал свои гонорары). А она ведь мечтала еще и о карьере художницы…

Сигне Хаммарштен принадлежала к древнему шведскому роду, из которого вышло много известных людей. Она родилась и выросла в Швеции, начала там работать учителем рисования. Будучи уже взрослой женщиной, в возрасте 28 лет, Сигне поехала учиться в Париж, где и познакомилась с молодым финским скульптором. После свадьбы молодые люди один год прожили в Париже, а затем переехали в Хельсинки.

Дом-мастерская в Хельсинки, где выросла Туве, оказал огромное влияние на всю ее дальнейшую жизнь и творчество. Она была очень привязана к родительскому дому, который оставила лишь в 27 лет. При этом отношения Туве с отцом были непростые: консерватор, сторонник «традиционных ценностей», Виктор Янссон часто не одобрял жизненных взглядов дочери, круга ее друзей. Однако когда дело касалось творчества, отец всегда оставался ее главным критиком и судьей, его мнением она дорожила больше всего.

Отношения с матерью были более близкими и доверительными. На ее коленях Туве и научилась рисовать. Сигне Хаммарштен иллюстрировала книги, став одним из самых известных иллюстраторов Финляндии того времени, рисовала карикатуры для журналов и почтовые марки. За 28 лет работы она успела нарисовать 170 находившихся в употреблении почтовых марок.

Следя за каждым ее движением, девочка «с молоком матери» впитала и навыки иллюстратора. Будучи еще совсем ребенком, она начала помогать маме рисовать, и ее работы принимались издательством. То есть Туве Янссон начала свою профессиональную карьеру примерно в десятилетнем возрасте. В четырнадцать лет она написала и проиллюстрировала свою первую книжку — «Сара и Пелле и осьминоги Водяного».

Родителей очень радовали успехи дочери, и в пятнадцать лет ее отправили учиться в художественную школу в Швеции, где она и получила образование художника (а также впервые услышала от своего дяди слово «муми-тролль»!). Во время учебы в Стокгольме Туве писала маме: «Я думаю, что ты понимаешь меня лучше, чем кто-либо другой». Отношение к матери не изменилось с течением времени. Уже в возрасте 78 лет Туве Янссон все еще говорила, «что всегда пыталась походить на маму, стремилась всегда рисовать как она» (статья Суви Ахола в сборнике биографий «100 замечательных финнов», 2004).

Важнейшей частью детских воспоминаний, вошедших в творческий мир Туве Янссон, стали летние каникулы. Туве проводила почти каждое лето у бабушки — на острове недалеко от Стокгольма: «Прекрасней всего было то, что море находилось совсем рядом. И хотя с лужайки у дома, где мы с друзьями играли, его видно не было, если вдруг во время игр мы внезапно затихали, до нас долетал шум прибоя». Эти впечатления легли в основу автобиографической повести «Летняя книга», в которой девочка София проводит лето на далеком острове вместе с бабушкой, сохранившей, несмотря на свой возраст, страсть к приключениям, чувство юмора и неиссякаемую фантазию. Племянница Туве — София Янссон — сказала в одном из интервью во время своего недавнего визита в Москву, что «Летняя книга», безусловно, написана о ней и бабушке (матери Туве Янссон), но в книгу привнесены также отношения самой Туве с ее мамой.

Страсть к уединению и «островной жизни» Туве Янссон сохранила навсегда. В 1960-е годы, когда благодаря успеху книг о муми-троллях, она стала одной из самых богатых женщин Финляндии, она даже приобрела небольшой островок — Кловхару — в Финском заливе, где проводила каждое лето с 1964 по 1992 гг. Однако жизнь там была абсолютно лишена роскоши и даже обычных бытовых удобств. Она перестала приезжать сюда, когда ей было уже семьдесят восемь, а в этом возрасте нелегко проводить долгое время в неотапливаемом доме без водопровода и самостоятельно добывать себе пропитание в море. Именно так Туве и ее близкая подруга Тууликки Пиетиля проводили здесь лето: ставили сети, ловили рыбу, а пресную воду и продукты привозили на моторке с «большой земли».

Сейчас Кловхару открыт для посетителей в летние месяцы. В год празднования столетия со дня рождения Туве Янссон сюда приезжает множество посетителей из разных стран: как представители СМИ, так и просто почитатели ее творчества. На острове проводят экскурсии, а в домике Туве открыта выставка ее картин.

Сам остров больше напоминает скалу, населенную чайками. «А на ее гранитном склоне виднелся небольшой домик: голубые оконные ставни сияли в розовых лучах заходящего солнца. Туве самозабвенно любила эти скалы, бушующее море и крики чаек, парящих над волнами. Кловхару был для писательницы источником, откуда она черпала вдохновение для большинства своих книг, в том числе, и рассказывающих о приключениях муми-троллей» (из материала Любови Шалыгиной «Остров Кловхару — Мекка для фанатов Туве Янссон», сайт телерадиокомпании Yleisradio Oy (Finland). Служба новостей Yle. — 23 июля 2014).

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 3.08.2014

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: