Ирина Михайловская Мастер

Средневековая Европа. Кто такие трубадуры?

При слове «трубадур» многие туманно представляют себе молодого, или не очень, томного красавца, поющего любовные песни, декламирующего, например, «Тристана и Изольду» или деяния «Карла Великого» у ног прекрасной дамы. Отчасти это верно. По крайней мере, мастерство трубадуров, скажем, в XIX веке представлялось именно так.

Radu Razvan , Shutterstock.com

Самый расцвет трубадуров случился при Алиеноре Аквитанской. Но появились они еще во время правления деда Алиеноры герцога Гильома IX Аквитанского, прозванного Гильомом Трубадуром. Языком (скорее — диалектом) поэтов-песенников по умолчанию являлся прованский, и далее, после распространения этого явления по всей Европе, трубадуры тоже чаще всего исполняли баллады на прованском (окситанском) языке.

Прекрасная Алиенора, еще и не будучи королевой, окружила себя изысканным двором. И трубадуры — несчастные воздыхатели без какой-либо определенности на взаимность — присутствовали обязательно рядом с этой темпераментной южанкой, богатой наследницей всей Аквитании, не скованной никаким надзором (Алиенора рано осиротела).

Прекрасные воздыхатели? Не обязательно это было именно так, но должно было так казаться. Все вместе: несчастные влюбленные и, якобы, равнодушные дамы составляли тот колорит с оттенком куртуазности раннего Средневековья.

Но трубадур — это прежде всего поэт. Поэт и композитор в одном лице. Он должен уметь играть на музыкальных инструментах и слагать стихи, как правило, с романтическим уклоном, желательно про несчастную любовь — да так, чтоб все дамы обрыдались. Петь балладу собственного сочинения, играть мелодию, написанную собственноручно и аккомпанировать самому себе на музыкальном инструменте — высшее мастерство. Исполняющий чужие произведения назывался жоглар, но он мог выступать и как автор в некоторых случаях.

Жоглар (жонглер) мог быть сам по себе, а мог служить трубадуру. Например, неизменным жогларом трубадура Арнаута де Марейля был Пистолета. Жоглар не только играл, пел и читал стихи, но еще мог разыгрывать небольшие представления и показывать фокусы.

Помимо жогларов, существовали и другие разновидности такого рода деятельности. Например, менестрели (кстати, менестрелями могли быть и женщины) — это те же поэты и композиторы, но они зарабатывали этим себе на жизнь.

А мастерство трубадура в классическом, провансальском понимании этого слова — это не способ заработка. Как служением прекрасной даме можно было зарабатывать? Были еще миннезингеры — немецкие средневековые рыцари, сочиняющие лирические произведения. Течение миннезингеров сформировалось под влиянием все тех же провансальских трубадуров. На Пиренейском полуострове трубадуров называли сегрелами.

Недостатков в публике у трубадуров не было. Вздыхать и переживать за несуществующих героев было в те времена довольно распространенное занятие, ведь знатные дамы просто маялись от безделья и все мечтали о любви и о мужчинах. В те времена нельзя было просто взять и завести роман в открытую — правила не позволяли. Такую женщину никто не возьмет замуж, а без мужа остаться — нет худшего позора. Однако, романтики хочется…

Некоторым это служило прикрытием: мол, все знают, что между трубадуром и его дамой только платонические отношения, чего тут копать? А на самом деле, в некоторых случаях, отношения были не так уж невинны. Поэтому, сообщество трубадуров поддерживали, в его ряды периодически вливались свежие силы. Но не все так просто: трубадуром мало называться, надо еще кое-что уметь.

Образование трубадура зависело от его социального статуса: среди них часто встречались высокородные сеньоры, ведь им была доступна учеба, к которой, впрочем, тяготели далеко не все представители знати. Кроме того, необходимость петь, играть, сочинять отнимала много времени, которым простолюдины не располагали — они, в большинстве своем, работали.

Но все же, бывало, что «профессия трубадур» оказывалась для человека настоящим призванием. Можно провести параллель с сегодняшними известными бардами, композиторами и поэтами. Не мог человек бросить это занятие, очень хорошо получалось у него слагать поэмы. А главное, он испытывал непреодолимую тягу к подобной деятельности. Трубадур Арнаут де Марейль был рода не знатного, однако, благодаря своим талантам, выбился из низов. Сохранилось двадцать девять его любовных кансонов.

А знаменитый воин-трубадур Бертран де Борн, прованский рыцарь, воспевал больше войну, победы, подвиги, чем любовь и служение даме. Да, были и такие, воинственно настроенные трубадуры. До наших дней дошло около 50-ти его песен. Этот человек всю жизнь участвовал в различных военных конфликтах, но успевал сочинять свои тенсоны и кансоны. Но Бертрану не надо было думать о крыше над головой и т. п. мелочах. Он воевал и сочинял. Сочинял и воевал. Успел несколько раз жениться и растил четырех детей. А последние двадцать лет провел в монастыре. Получается, что для некоторых людей трубадур — настоящее призвание. Именно в смысле творить.

Поэтому среди трубадуров все-таки преобладали феодалы. Трубадур должен был на что-то жить, прилично одеваться, иметь музыкальные инструменты, бумагу, содержать прислугу и мало ли что еще. Беднякам все это было недоступно. Но часто простолюдины сочиняли баллады, а сеньоры выдавали их творения за свои, в лучшем случае взамен давая мелкую монету.

Трубадурами были даже церковники. Некоторым епископам и монахам не чужда была романтика. Все сферы жизни того времени буквально окурены идеями крестовых походов, всеобщим благочестием и восторгами от святых чудес. И исполняющие чужие произведения (то есть жоглары, как говорилось выше) на тему жития святых были очень уважаемы церковью. А уж если сами все сочиняли, то такие монахи-поэты были на особом счету и от обычных жогларов по положению отличались.

Поначалу, с XII века, трубадур обязан был около двух лет учиться риторике, умению слагать стихи и играть на музыкальных инструментах. Остальное — дело воображения. В эпоху Возрождения трубадуры уже должны были изучать так называемые семь искусств: грамматику, риторику, диалектику, геометрию, арифметику, астрономию и музыку.

Со временем предрассудки и социальное неравенство в рядах трубадуров немного стерлись, и им мог стать и торговец, и ремесленник, и бедный бродячий монах. Но самыми известными трубадурами все-таки оставались люди богатые и знатные.

Статья размещена на сайте 2.10.2014

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: