Борис Рохленко Грандмастер

Любите ли вы редактора?

Любите ли вы редактора так, как люблю его я?

В моей практике был случай, который научил меня чтить редактора как отца и мать свою.

Я тогда был молод, задирист, категоричен, самонадеян. Освоил прибор, который создавал какой-то научно-исследовательский институт. Как и всякая вещь, прибор имел недостатки. Я по этому поводу написал статью в солидный технический журнал (естественно, желая увидеть себя в авторах этого журнала). В статье я довольно резко отозвался о способностях тех, кто разрабатывал прибор: как же так, разработчик — доктор технических наук — не учел такой простой вещи, как…

Статью отвергли, прислали рецензию (за что я по сей день благодарен), в которой намекали очень вежливо на то, что в таком тоне неприлично писать технические статьи. Я эту статью откорректировал, послал в журнал менее высокого уровня — там она была опубликована.

Так что любите редакторов! Они выполняют очень трудную, не очень приятную работу. Они не только блюдут профиль издания и профессиональную честь — они растят авторов. Эрудиция редакторов — предмет для подражания. Если мы (авторы) по большей части — узкие специалисты, редактор знает проблему не так глубоко, но его кругозор гораздо шире.

Краткая инструкция по чтению следующей части статьи:
Мне кажется, что при чтении этого стихотворения могут возникнуть некоторые трудности, а именно — из-за разной длины строчек сбивается ритм.
Поэтому перед чтением постарайтесь вспомнить и напеть песню «Дочь родилась у шарманщика доброго Карло»… А при чтении стихотворения — постарайтесь и его пропеть на эту мелодию.

Радостный автор принес свой рассказик в журнальчик
В этом рассказе герои — графиня, виконт:
«Вдруг он промолвил:
 — А не попить ли нам с вами вдвоем кофеек?

Этим вопросом графиню смутил он немножко…
Враз повалил на сундук и всем телом налег…
И понеслася:
Грохот манжет, вопли, стоны и крики… Восторг!"

Строгий редактор прочел этот опус и молвил:
 — Есть здесь и чувства, и страсть, и восторга обвал!
Но, я считаю,
Дух современности здесь бы совсем не мешал!

Завтра писатель несет сочиненье обратно…
Снова герои рассказа графиня, виконт.
«Вдруг он промолвил:
- А не попить ли нам с вами вдвоем кофеек?

Этим вопросом графиню смутил он немножко…
Враз повалил на сундук и всем телом налег…
И понеслася:
Грохот манжет, вопли, стоны и крики… Восторг!

Так они страстно старались — барахтались долго.
Может быть, полчаса, час, ну, а может, и два…
 — Всё, обессилел…
А за окошком железо куют аж с утра".

Мудрый редактор прочел снова опус и молвил:
 — Есть современность, и чувств, и восторгов обвал!
Но, я считаю,
Нет перспективы! Добавить бы!
 — Кто б возражал!

Снова писатель несет сочиненье обратно…
Те же герои рассказа — графиня, виконт:
«Вдруг он промолвил:
А не попить ли нам с вами вдвоем кофеек?

Этим вопросом графиню смутил он немножко…
Враз повалил на сундук и всем телом налег…
И понеслася:
Грохот манжет, вопли, стоны и крики… Восторг!

Так они страстно старались — барахтались долго.
Может быть, полчаса, час, ну, а может быть, два…
 — Всё, обессилел…
А за окошком железо куют аж с утра.

Все обессилели: граф, и графиня, и молот.
Тихо вдруг стало и в комнате, и за окном.
Вдруг под окошком
Басом раздалось: «А хрен с ним, потом докуем!»"

В таком варианте рассказ был принят и опубликован.

Мораль: в произведении должны быть чувства, произведение должно быть современным и в нем должен быть взгляд в будущее. Тогда его примет редактор.

Еще раз — любите редакторов! Это вам по силам!

Обновлено 5.08.2007
Статья размещена на сайте 30.06.2007

Комментарии (26):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: