Ирина Михайловская Мастер

Средневековая Европа. Кто такие пилигримы?

Влияние католического духовенства в Европе со времен его официального признания только увеличивалось. Рим вел тонкую политику невидимого для людей их подчинения религии. Страх за спасение своей бессмертной души дети познавали раньше, чем все остальное. Любить бога и слушать его служителей — первые уроки в жизни. Человеку Средневековья просто не приходило в голову отрицать эти постулаты.

Photobank gallery , Shutterstock.com

Люди пообразованней и познатней, знакомые с политикой, властью и роскошью, конечно, не принимали все так серьезно, но использовали религию как универсальное средство управления людскими массами и их подчинение.

Насаждение всеобщего благочестия привело к зачаткам религиозного фанатизма, позже оно выльется в крестовые походы, затем в религиозные войны, Инквизицию и, как следствие от давления — возникшее сопротивление в форме Реформации и других еретических движений.

Но сначала появились пилигримы — безобидные странники к Святым местам в Палестине. Иерусалим, Святой город с Гробом Господа, манил богомольцев. Особо впечатлительные и благочестивые, запуганные священниками, не имели смысла в жизни, кроме как замаливать свои грехи. Многие уверяли себя, что возлюбили бога, а кто-то действительно проникся страданиями Христа и во что бы то ни стало хотел увидеть места, где жил и погиб Спаситель.

Люди толпами шли в Иерусалим. Образовались различные организации для охраны пилигримов и помощи им — орден Госпитальеров (Иоаннитов) и позже, уже после Первого крестового похода — орден Тамплиеров. Правда, Тамплиеры быстро забудут, для чего они созданы: алчность и жажда власти станут идолами рыцарей-храмовников под маской служения богу.

Вообще, движение пилигримов в Палестину началось еще давно — с III в. н. э. В то время странники шли в Святую землю осознанно, без манипуляций со стороны духовенства. Но это привлекло внимание церковников, стремившихся контролировать все сферы жизни людей и начались злоупотребления. Власть имущие во все времена искали и находили средства управления сознанием людских масс.

В XI в. церковное покаяние заменили пилигримством и согрешившие в наказание шли за прощением в Святую землю. Но не так просто было отправиться в паломничество по собственному желанию. Будущий богомолец должен был сначала получить разрешение епископа: вдруг он из праздного любопытства? Так не пойдет. Или работай и плати налоги, или служи примером истинного благочестия.

Получив посох странника из рук епископа и его благословение, пилигрим мог отправиться в путь. Своеобразный паспорт пилигрима давал последнему приют в тех монастырях, какие встретятся ему на пути, а также рекомендации остальным правоверным оказывать посильную помощь страннику. Со временем некоторые монастыри, особенно в проходных местах, подстроились специально для принятия пилигримов. Они назывались: госпиталь, т. е. — для принятия гостя.

Пилигримы не имели никакой защиты в пути, кроме креста. Фанатично религиозные, они не боялись никакой опасности, порой даже не пытаясь ее избежать. Воспринимали все как ниспосланное свыше и неизбежное: испытаниям нельзя сопротивляться. Знатные люди тоже становились пилигримами, но отправлялись в путь часто в сопровождении свиты.

Наиболее известные сеньоры, предпринявшие паломничество к Святым землям — Роберт Фландрский и граф Барселонский Беренгард II (XI в.). Фулько Черный, граф Анжу, оставил в Палестине о себе хорошую память. Богатства позволяли графу раздавать щедрую милостыню. Бывший всю жизнь жестоким, вдруг, поддавшись голосу совести и общественному осуждению за свои деяния, граф Анжу отправился замаливать грехи. Дух благочестия действовал на всех: и на бедняков, видевших в вере единственное утешение своей убогой жизни, и на сеньоров.

У богатых пилигримов было, конечно, больше шансов вернуться на родину. Но бывало, что и они погибали в пути. Роберт Дьявол, герцог Нормандский, человек весьма суровый и беспощадный, закаленный в боях, отправился на богомолье, невзирая на то, что оставил малолетнего незаконнорожденного сына Вильгельма (будущего Завоевателя Англии) одного, в окружении враждебно настроенных баронов. Герцог домой не вернулся — он умер в Никее.

Если удавалось страннику прибыть живым к Иерусалиму, ему надо было отдать золотую монету за вход в Святой город. Откуда у наверняка ограбленного в пути бедняги золотой? Он и ел — не помнил когда в последний раз… Пилигриму оставалось бродить под стенами Иерусалима, ради которого он столько вытерпел, и не иметь возможности войти внутрь. Часто они так вот и погибали под стенами Святого города от голода, жажды или от рук особо нетерпимых к чужой вере мусульман. Однако, несмотря на такие трудности и опасности, пилигримов становилось все больше.

Для многих было счастьем умереть там, где закончил свой земной путь Спаситель. Если же странник возвращался домой, то становился примером для всех и наделялся особой святостью. Положение его становилось привилегированным.

Особенно много пилигримов уходило в паломничество в ежегодный праздник Пасхи. Целые толпы стекались в Иудею для празднования этого важного для христиан праздника. Но перед этим толпы проходили через страны, города и деревни. Порой для населения это становилось кошмаром, несмотря на миролюбивый настрой странников, люди их побаивались.

К примеру, в 1054 г. епископ Камбрэ Лиутберт отправился в путь в сопровождении трех тысяч пилигримов. В народе паломникам к святым местам, странствовавшим толпами, дали название — войска Господни. Как бы предугадывая вот-вот наступавшие времена крестовых походов, куда отправятся уже пилигримы-воины.

Статья размещена на сайте 18.10.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: