Ирина Михайловская Мастер

Средневековая Европа. Каким был Четвертый крестовый поход и как крестоносцы завоевали и разграбили Константинополь?

В Четвертом крестовом походе, целью которого был Египет, в основном участвовали венецианцы и французы. Последние ходили во все предыдущие крестовые походы. Возглавил очередную авантюру Бонифаций Монферратский. Должен был возглавить Тибо Шампанский, но он умер.

Fernando Cortes , Shutterstock.com

Неизвестно, с самого начала венецианцы преследовали свои цели или уже по ходу событий соображали, но первым результатом Четвертого похода стал жуткий грабеж города Задара — морского и торгового соперника Венеции. Задар в то время уже подчинялся Венгрии, король которой, между прочим, тоже принял крест Четвертого крестового похода.

Французы не могли расплатиться с венецианцами за перевозку на кораблях (денег не хватало), и те предложили поучаствовать в разорении города. Французы согласились и в 1202 г. христианский (!) Задар был взят и разорен объединенной армией французов и венецианцев, которые уже через несколько дней передрались из-за добычи. Предводители похода с большим трудом восстановили порядок в своих войсках.

Сын свергнутого императора Византии Исаака Ангела Алексей громко обещал много денег тому, кто поможет ему вернуть отчий престол. Венецианцы и тут предложили французам поучаствовать. Все проклятия Папы Римского после грабежа Задара, угроза отлучения от церкви никого не остановили, и франки, «забыв», что направлялись в Египет, поплыли Константинополю.

Папский Рим во все времена вел двойную, если не тройную игру. Иннокентию III нужно было уничтожить греческую церковь, он обещал поддержку Алексею в обмен на это. Алексей отказался и Иннокентий «замолчал». Просто забыл о проклятиях и отлучении от церкви крестоносцев, которые и так бы не свернули, но при поддержке (молчании) Рима не видели никаких препятствий к захвату Константинополя.

Столица Византии, богатый город, давно манил европейцев. Светские люди заслушивались рассказами путешественников и торговцев о блеске Константинополя. А греческая церковь сидела занозой в одном месте у католического Рима, не терпевшего конкурентов. К тому же, Византия, как и несчастный Задар, торговый соперник Венеции. В общем, мотивы у европейцев были серьезные.

От сильного в прошлом византийского флота осталось одно название, и потому Константинополь был взят крестоносцами относительно быстро. Император Алексей III, ранее узурпировавший власть, ослепив Исаака Ангела, бежал. Новый император Алексей, сын Исаака, всеми силами старался собрать обещанные за помощь деньги, обкладывал население налогами, но так и не смог расплатиться с крестоносцами за обретенный престол.

В городе начался бунт. Зачинщик Алексей Мурзуфл был объявлен императором вместо надоевшего со своими поборами Алексея. Исаак, отец Алексея, обратился за помощью к крестоносцам, которые полгода нетерпеливо ждали под стенами города свое вознаграждение. Богатства столицы Византии многих из них лишили сна и покоя. Может, и бунт в городе произошел не без их участия?

13 апреля 1204 г. крестоносцы, воодушевляемые католическими священниками, отпускавшими всем грехи за это «святое дело», ворвались в Константинополь и начался самый настоящий грабеж. Убийства, насилие, осквернение греческих храмов — невозможно описать все бесчинства крестоносцев в эти страшные дни, в течение которых Константинополь — город, который устоял против врага бесчисленное количество раз, был полностью разорен.

Никита Хониат, византийский хронист и очевидец, весьма эмоционально и с жуткими подробностями описывает те события: «Жители города, передавая себя в руки судьбы, вышли навстречу латинам с крестами и святыми изображениями Христа, как-то делается в торжественных и праздничных случаях; но это не смягчило души латин… они не пощадили частного имущества, обнажив мечи, ограбили святыни Господни. Святые образа бесстыдно потоптаны!.. В те дни, как в древности, Христос был снова раздет и осмеян…»

«…не было никого, кто не испытал в эти дни плача. …повсюду жалобы, плач, рыдания, стоны, крики мужчин, вой женщин, грабежи, насилие, плен… Не было места, которое оставалось бы нетронутым или могло служить убежищем…» Никиту Ханиата можно понять — речь о его страдающей Родине.

Надо сказать, что в армии крестоносцев были и такие люди, которые ужаснулись этим чудовищном деяниям и пытались им воспрепятствовать, но становились объектами насмешек и даже, случалось, были побиты за свое милосердие. Многие не решались открыто порицать разбойников, но, к примеру Балдуин Фландрский, впоследствии ставший императором завоеванной территории, запретил появляться в его дворце насильникам.

История человечества полна противоречий, потому что делают ее разные люди, пусть даже идущие рядом к одной цели. Сейчас доподлинно не узнать, кто был хуже, а кто — лучше. Остаются лишь хроники и документальные свидетельства, по которым историю пытаются восстановить максимально правдоподобно.

Разграбление Константинополя — исторический факт, как и зверские бесчинства большинства крестоносцев. Лишь подробности могут быть либо преувеличены, либо преуменьшены, либо вообще проигнорированы.

Жофруа Виллардуэн, маршал Шампани, мемуарист и тоже очевидец разорения Константинополя описывал те же события крайне осторожно, по возможности избегая подробностей о «доблести» европейцев, акцентируя больше внимания на венецианцах и дележке награбленных сокровищ, обходя стороной зверства и осквернения, творимые крестоносцами.

В целом никто не смог бы посчитать, сколько ценностей было награблено во время захвата города. Очевидцы пишут: «…так много, что невозможно себе представить и даже еще больше…».

Историки удивляются, как при такой малочисленности, учитывая многочисленную армию Византии (1 к 200!), европейцы смогли так легко завоевать хорошо укрепленный город-крепость. На ум приходит, например, предательство среди горожан или местной знати. Оппозиция власти Исаака и Алексея не задумываясь, преследуя свои интересы, предала свою страну. Вполне может быть: предателей во все времена хватало.

В экономической и политической сферах Византия в то время переживала не лучшие времена. Поэтому, возможно, дело не только в предательстве, а по стечению обстоятельств, причин назрело сразу несколько и возник кризис, во время которого государство ослабло и оказалось беззащитно даже перед малочисленным врагом.

Какими бы не были истинные причины, но некогда великое и могущественное государство было разорено и растащено на куски новыми хозяевами — венецианскими купцами и франкской знатью. Образовалась Латинская империя. Правда, всего-то — чуть более, чем на полвека.

В Первом крестовом походе крестоносцам тоже удалось завоевать земли и основать Иерусалимское королевство. И так же был залит кровью несчастный город. Но тогда они шли войной на неверных, хотя бы. В Четвертом походе европейцы цинично, нагло и неприкрыто показали истинную причину всех этих чудовищных религиозных авантюр, так громко и пышно названных — крестовые походы. А главные, фундаментальные причины подобных предприятий всегда одни и те же: жажда наживы и жажда власти.

Статья размещена на сайте 14.12.2014

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Еще так и не закончены поползновения новых крестоносцев преобразовать музей Айя Софья в действующий храм-со всеми вытекающими .последствиями.

    Оценка статьи: 5

  • Даже тролли не пришли

    Оценка статьи: 5

    • Ирина Михайловская Ирина Михайловская Мастер 16 декабря 2014 в 19:29 отредактирован 16 декабря 2014 в 19:29

      Наталья, точно И местный Великий Инквизитор не стал спорить
      Да что тут спорить? Факты - упрямая вещь. Когда Комнины вернулись в Константинополь - ужаснулись состоянию города, такого богатого и красивого когда-то.
      Ну а про зверства и говорить не хочется, читала - содрогалась, а что не упомянуто и пропущено? Я такой человек, что сразу домысливать начинаю и такое представляется...

      • Ирина , да, даже думать не хочется о том что творили!
        И потом, ограбили и разворовали не только Константинополь
        -они нас ограбили, всех нас, будущие поколения.Сейчас многое бы могли в стамбульских музеях посмотреть.

        Оценка статьи: 5

        • Наталья, да, если осталось бы многое из того, что разграбили - более подробно знали бы историю Византии, более реально представляли бы себе ту жизнь, возможности людей, а только и осталось, что читать в разных средневековых источниках о пропавших ценностях, и пытаться себе их представить.

          • Наталья Дюжинская Наталья Дюжинская Читатель 23 декабря 2014 в 14:53 отредактирован 23 декабря 2014 в 14:54

            Ирина , сотни рукописных свитков, которым не было цены, — произведения древних философов и писателей, религиозные тексты, иллюминованные евангелия.Все сожгли уроды.
            Вот и думаешь,что Мехмед II Завоеватель в свои всего 22 года был намного умнее, дальновиднее и образованнее, чем все вместе взятые католические бароны и священники.
            Мне интересно, почему это все умалчивается.Про инквизицию наслышаны,про крещение Руси тоже относительно знают( хотя бы поверхностно).А про то как уничтожали Православие вместе с Византией -молчок.
            Почему то считают, что османы ( турки) все разрушили.
            Многих история ничему не учит.

            Оценка статьи: 5

            • Ирина Михайловская Ирина Михайловская Мастер 23 декабря 2014 в 15:20 отредактирован 23 декабря 2014 в 15:21

              Наталья, история - важная составляющая человечества. Казалось бы - безобидный учебный курс, школьный предмет, ну возиться с археологическими находками, как многие думают.
              На самом деле, незаметно она влияет на мировоззрение. Только, смотря как преподают. Вот сегодня, слышала, в американских школах изучают, как американцы победили фашистов - и ребенок растет с этими знаниями и ему даже в голову не придет, что было по другому.
              То же - про Бандеру, у них он герой. Да много примеров.
              Значит, кому-то было выгодно замалчивать безобразия крестоносцев, кому - понятно - католическому миру.
              Они же "безупречны", пример для всего мира, без них никто и никуда. А тут такое, конечно, виноваты неверные, как же иначе, они же неверные.
              И какое им дело до рукописей, если запросто играются человеческими жизнями - политика рулит.

  • Ирина, рада стараться

    Оценка статьи: 5

  • Ирина Михайловская Ирина Михайловская Мастер 16 декабря 2014 в 19:07 отредактирован 16 декабря 2014 в 19:08

    Наталья, спасибо за интерес к теме и такие подробные комментарии - они прекрасно дополнили статью, да и не просто дополнили - намного улучшили. Не сомневаюсь, что у вас получилась бы отличная статья об этих событиях и о многом другом (и когда только дождусь???)
    С большим удовольствием прочитала

  • История Четвертого Крестового похода явилась историей откровенного попрания его вдохновителями, предводителями и участниками провозглашенных ими религиозных целей. Крестоносцы растоптали собственные религиозные знамена, собственные «освободительные» лозунги. Они продемонстрировали циничное пренебрежение к официальной программе Крестового похода и выказали себя отнюдь не благочестивыми ревнителями христианской веры, а алчными авантюристами и беспринципными захватчиками. События 1202–1204 гг. полностью рассеивают тот ореол святости и благочестия, которым католическая церковь в течение веков окружала эти захватнические предприятия.

    Оценка статьи: 5

  • В 1204 г. западные варвары, действовавшие под прикрытием креста, уничтожали не только памятники искусства. В пепел были превращены богатейшие константинопольские книгохранилища. Безграмотные и невежественные рыцари, не задумываясь, швыряли в бивачные костры сотни рукописных свитков, которым не было цены, — произведения древних философов и писателей, религиозные тексты, иллюминованные евангелия... Что значили для «защитников веры» сокровищницы человеческого гения и произведения его труда? Они жгли их запросто, как и все прочее. «Следя за рассказом об этих злодеяниях, — говорит писатель того времени Романин, нарисовавший историю битвы за Константинополь, — содрогается разум и человечество краснеет от стыда

    Оценка статьи: 5

  • Повальные грабежи, учиненные в охваченном огнем Константинополе, засвидетельствованы не только Никитой Хониатом, который сам пострадал от латинского разгрома (он еле-еле спасся вместе с семьей — благодаря дружеской помощи знакомого венецианца). Если даже согласиться с мнением тех историков, которые считают, что византийский писатель неизбежно сгущал краски, рассказывая о буйстве и непотребствах рыцарей, то ведь сохранилось множество известий негреческих авторов, рисующих в самом неприглядном свете дела, которые творили воины христовы в византийский столице. Русский очевидец константинопольского разгрома, автор «Повести о взятии Царьграда фрягами», в отличие от Никиты Хониата, горько и гневно обличавшего насилия латинян, был относительно беспристрастен в описаниях того, что видел собственными глазами или слышал от очевидцев и участников событий. Но и он также не мог обойти молчанием факты открытого надругательства «ратников Божьих» над религиозными святынями и их разграбления. «Церкви в граде и вне града пограбиша все, им же не можем числа, ни красоты их сказати», — писал он.

    О грабежах своих соратников упоминал и Жоффруа Виллардуэн. Явно замалчивая или смягчая их бесчинства, даже вкладывая в уста баронов слова сожаления об участи города, «этих прекрасных церквей и богатых дворцов, пожираемых огнем и разваливающихся, и этих больших торговых улиц, охваченных жарким пламенем», Виллардуэн не в силах удержаться от восхищения богатой добычей, взятой в Константинополе. Она была так велика, что ее «не могли сосчитать». Добыча эта заключала в себе «золото, серебро, драгоценные камни, золотые и серебряные сосуды, шелковые одежды, меха и все, что есть прекрасного в этом мире». Маршал Шампанский не без гордости утверждал, что грабеж этот не знал ничего равного с сотворения мира. В сходных выражениях высказывался и простой рыцарь Робер де Клари, испытывавший восторг от того, что там были собраны «две трети земных богатств».

    Оценка статьи: 5

  • От погромщиков, закованных в рыцарские латы, не отставали грабители в сутанах. Католические попы рыскали по городу в поисках прославленных константинопольских реликвий. Сохранились имена некоторых из этих наиболее усердствовавших слуг Господних, без зазрения совести и словно в лихорадке предававшихся благочестивому воровству. Так, аббат Мартин Линцский, присоединившийся к банде рыцарей, совместно с ними разграбил знаменитый константинопольский монастырь Пантократора. По словам Гунтера Пэрисского, повествующего о достославных деяниях этого аббата в своей «Константинопольской истории», аббат Мартин действовал с величайшей жадностью — он хватал «обеими руками». Безвестный хронист из Гальберштадта передает, что, когда епископ этого города Конрад вернулся в 1205 г. на свою родину, в Тюрингию, перед ним везли телегу, доверху нагруженную константинопольскими реликвиями. Позже католические прелаты сами подробнейшим образом описали, что именно из священных предметов они взяли в Константинополе. Эти описания в 70-х годах XIX в. собрал французский ученый-католик П. Риан: они составили два тома, без всякой иронии названные им «Священная константинопольская добыча». В Западной Европе, отмечали современники, не осталось, вероятно, ни одного монастыря или церкви, которые не обогатились бы украденными реликвиями.

    Оценка статьи: 5

  • Однако множество очевидцев свидетельствуют о противоположном. Виллардуэн ясно пишет, что крестоносцы захватили огромную добычу и поубивали массу людей: по его словам, «убитым и раненым не было ни числа, ни меры». Другой очевидец, детально поведавший о погроме 1204 г., Никита Хониат, как бы в оцепенении вспоминая дикие сцены, разыгравшиеся тогда в Константинополе, писал впоследствии: «Не знаю, с чего начать и чем кончить описание всего того, что совершили эти нечестивые люди».

    Алчность рыцарей поистине не знала границ. Знатные бароны и венецианские купцы, рыцари и оруженосцы словно состязались друг с другом в расхищении богатств византийской столицы. Они не давали пощады никому, говорит Никита Хониат, и ничего не оставляли тем, у кого что-нибудь было. Потревожены были даже могилы византийских василевсов, в том числе саркофаг императора Константина I, откуда унесли различные драгоценности. Жадных рук крестоносцев не избежали ни церкви, ни предметы религиозного почитания. Воины христовы, по рассказам хронистов, разбивали раки, где покоились мощи святых, хватали оттуда золото, серебро, драгоценные камни, «а сами мощи ставили ни во что»: их попросту забрасывали, как писал Никита Хониат, «в места всякой мерзости». Не было сделано исключения и для самого собора Софии. Рыцари растащили его бесценные сокровища. Оттуда были вывезены «священные сосуды, предметы необыкновенного искусства и чрезвычайной редкости, серебро и золото, которыми были обложены кафедры, притворы и врата». Войдя в азарт, пьяные взломщики заставили танцевать на главном престоле обнаженных уличных женщин и не постеснялись ввести в церкви мулов и коней, чтобы вывезти награбленное добро. Ревнители христианской веры, таким образом, «не пощадили не только частного имущества, но, обнажив мечи, ограбили святыни Господни».

    Оценка статьи: 5

  • Константинополь представлял собой пышный и богатый город. «Там было, — писал Робер де Клари. — такое изобилие богатств, так много золотой и серебряной утвари, так много драгоценных камней, что казалось поистине чудом, как свезено сюда такое великолепное богатство. Со дня сотворения мира, — с наивным изумлением восклицает этот пикардийский рыцарь, — не видано и не собрано было подобных сокровищ, столь великолепных и драгоценных... И в сорока богатейших городах земли, я полагаю, не было столько богатств, сколько их было в Константинополе!» Христолюбивые воины, не склонные любоваться музейными редкостями Константинополя, с молчаливого одобрения бессильных византийских государей начали обирать его церкви. В конце августа банда рыцарей, грабившая в восточной части города, подожгла находившуюся там мечеть, огонь распространился, и новый пожар уничтожил чуть ли не половину Константинополя. «Никто, — пишет Виллардуэн, — не смог бы перечислить вам ни ущерб, причиненный пожаром, ни имущество, ни богатство, которое там погибло и было загублено, ни сказать о тех многих мужчинах, женщинах и детях, которые там сгорели».

    Оценка статьи: 5

  • Обращает на себя внимание, например, такое обстоятельство: большинство западных исследователей истории Крестовых походов (это в равной степени относится как к ученым XIX в., так и к авторам, чьи труды издаются в наше время) стремятся доказать непричастность римского престола к захвату крестоносцами Константинополя; сплошь да рядом отрицается прямая заинтересованность папства в том, чтобы навязать Византии (после ее завоевания крестоносцами) католичество.

    Оценка статьи: 5