Сергей Курий Грандмастер

Какова история рок-гимнов группы АЛИСА «Мы Вместе» и «Моё Поколение»? Ко дню рождения Константина Кинчева

В 1985 году питерская группа АЛИСА пригласила в свои ряды новичка со стороны — москвича по имени Константин Кинчев. В считанные месяцы стало ясно, что группа обрела не просто вокалиста и автора песен, но и нового харизматичного лидера.

Уже первое выступление обновлённой АЛИСЫ в марте 85-го на III Ленинградском рок-фестивале произвело фурор, а местами и шок. Никогда на советской рок-сцене не появлялось столь яркого, энергичного, артистичного и, по-хорошему, модного шоумена. Кинчев в своей «боевой» панкерской раскраске просто излучал молодость, драйв, здоровую агрессию — всё, чем был славен настоящий рок-н-ролл. Непривычный для отечественной сцены образ «рок-идола», властно вовлекающего публику в свою «игру», сразу вызвал неоднозначную реакцию, заставив вспомнить эпатажный спич Дэвида Боуи о том, что первой рок-звездой был… Гитлер.

Из протокола жюри III Ленинградского рок-фестиваля, 18.03.1985.:
«С. А. ИСАЕВ (обком ВЛКСМ): У них агрессивная позиция, следование Доктору Буги — наркоману, проповеднику чуждых советскому человеку идей. Они культивируют прославление сильной личности… „Экспериментатор“, „Соковыжиматель“ — вот их кумир, которому они следуют…».

Всё это Кинчеву ещё аукнется… А пока было ясно, что на сцене появилось нечто крайне интересное. И это интересное срочно требовало фиксации на магнитофонную плёнку…

К. Кинчев:
«Если в вас сохраняется энергия… То есть, мне 28 лет, и у меня она сохраняется до сих пор, видимо, так же, как и у молодых. У молодых она бьет через край, им необходимо ее выплескивать. Я занимаюсь тем же самым. На сцене. И когда я даю импульс, мне идет отдача, и по возрастающей… Этот импульс — как снежный ком. И когда в конце концов происходит общий праздник, это и есть настоящий концерт».

«Энергия» — так назывался первый альбом новой АЛИСЫ. А открывался он песней, где говорилось о том самом импульсе.

Импульс начала, мяч в игре,
Поиски контакта, поиски рук.
Я начал петь на своем языке,
Уверен, это не вдруг.

Надо сказать, что песню «Мы Вместе» я впервые услышал на первой виниловой пластиночке-миньоне АЛИСЫ в 1987 году, и впечатления она на меня не произвела. По сути, это была даже не песня, а речитатив без особой мелодии, который более выигрышно смотрелся на концертах, нежели в записи. Но звучало, а уж тем более выглядело (в том же году Джоана Стингрей сняла на «Мы Вместе» клип), очень оригинально.

Основатель АЛИСЫ — Святослав Задерий — всегда говорил, что эта песня — своеобразный символ «единения Москвы и Ленинграда». Остальные же частенько обвиняли Кинчева в том, что у него не песни, а лозунги и призывы, а сам он — некий «картонный герой». На что Кинчев, в свою очередь, заявил, что «Мы Вместе» — наиболее личная из всех, написанных им, песен.

К. Кинчев:
«…если почитать внимательно текст, так „я“ сплошные, и вот тот, кто думает так же, как я — мы вместе. Там нет никакого призывания, там есть моя констатация, то есть мое мировоззрение, и если ты думаешь так же, как я — тогда мы с тобой вместе».

Забавный факт. Никакой социальностью в первых песнях Кинчева не пахло. Тем не менее представители советского официоза видели опасность уже в самой подаче — раскрепощённой и шаманской одновременно. Выступления Кинчева даже с идеологически безобидными текстами производили впечатление стихийных демонстраций с «горланом-главарем».

Так на всём альбоме «Энергия» был лишь один социальный манифест (и замечательная песня), который до сих пор исполняется на всех концертах АЛИСЫ. Речь, конечно, идёт о композиции «Моё Поколение».

Эта песня также является и своеобразной квинтэссенцией творческой манеры Кинчева: в ней есть и вдохновляюще-дерзкие заявления («Я умею читать в облаках имена тех, кто способен летать…»), и определение своей рок-н-ролльной миссии («Я пришёл помочь тебе встать!»), и туманные романтические образы («Две тысячи тринадцатых лун отдано нелепой игре, но свет ушедшей звезды все еще свет»), и декларативный «лобовой» речитатив о поколении «молчащем по углам». Здесь же впервые появляется и образ Христа, правда, пока ещё булгаковской «закваски» («К несчастью я слаб, как был слаб очевидец событий на Лысой горе»).

Впрочем, быть «трибуном» на самой заре перестройки — дело хлопотное. Чтобы песня была допущена Ленинградским рок-клубом к исполнению, её нужно было «литовать», то есть убедить руководство, что текст не содержит ничего непристойного или идеологически невыдержанного. Пробивая «Моё Поколение», Кинчев проявил гибкую тактику.

Н. Барановская «По дороге в рай»:
«Над „Поколением“ было написано посвящение: „Жертвам событий 13 мая в Филадельфии“. Тогда полиция, по сообщениям нашей прессы, убила несколько человек, взорвав гранату в негритянском гетто. С точки зрения господ идеологов всё было чисто. А на концертах кто поёт посвящения? Никто. Не сочтите это за цинизм. Такие ходы диктовало время».

Где-то в то же время «звуколетописец» доброй половины рокеров 1980-х — Андрей Тропилло — приступил к записи альбома «Энергия». По его словам, он хотел сделать из этого релиза «шедевр звукозаписи». И таки сделал. Плотный многослойный звук, богатые аранжировки, множество приглашённых музыкантов, драматургия альбома с женским вокализом на мелодию Евгения Доги и цитатами из Островского, Булгакова и Бодлера — всё это заслуга Андрея Владимировича.

Впоследствии Тропилло наслушается обвинений в том, что он перегрузил альбом «театральностью», не смог передать концертный драйв группы и т. п. А вот я считаю, что как альбом (т.е. когда песни в совокупности производят больший эффект, чем по отдельности) «Энергия» по сей день — лучшая работа АЛИСЫ.

Взять, хотя бы, то же «Моё Поколение». Кинчев принёс песню в студию Тропилло ещё сырой. Написанная в мае 1985 года, она была сыграна на концерте лишь раз. Именно благодаря Тропилло песня приобрела прекрасное мистическое вступление, которое сыграл на скрипке участник АКВАРИУМА Александр Куссуль, а потом подхватил на флейте сам звукорежиссёр.

Именно Тропилло посоветовал Кинчеву изменить в тексте «Почти две тысячи лет…» на более эффектное «Две тысячи тринадцатых лун» (13 лунных циклов — тот же год). Вместо «Но свет давно погибшей звезды…» стало «Но свет ушедшей звезды».

Именно Тропилло предложил Кинчеву начать песню почти шепотом, а в припеве ударить на всю катушку.

А. Кушнир «100 магнитоальбомов советского рока»:
«Основное же изобретение заключалось в том, чтобы на протяжении всей композиции выставлять сильную долю в тех местах, где у Кинчева заканчивается дыхание. Технически это осуществлялось при помощи огромного количества склеек.

«У человека физически не хватило бы воздуха так спеть, — рассказывает Тропилло. — Если эту песню попробовать продышать вместе с поющим, то можно понять, где идут эти врезки. Возможно, в нормальную голову это не лезет, но я представлял себе, что со слушателем разговаривает Господь Бог. А ему, как известно, воздух не нужен»".

В начале 1986 года магнитоальбом «Энергия» пошёл в народ, а в 1988-м издан на виниловой пластинке. За время записи в группе постоянно происходили какие-то споры, менялся состав и в результате АЛИСУ покинул её основатель Святослав Задерий. Кинчев поначалу хотел переименовать группу в ДОКТОР КИНЧЕВ СОТОВАРИЩИ. Но позже все сошлись, что коней на переправе не меняют, и корабль «АЛИСА» продолжил плавание с одним капитаном на борту и в сопровождении верных фанатов. Т.н. «Армия Алисы» стала в отечественной рок-среде первым сплочённым фэн-клубом и породила немало язвительных анекдотов.

Анекдот:

«Идёт Кинчев по Невскому, а за ним — стадо баранов. Навстречу — БГ, и спрашивает:

 — Костя, это за тобой кто?
 — Моё поколение! — гордо говорит Кинчев.

А бараны сзади:
 — Мы вме-е-е-есте!"

Постепенно тексты песен Кинчева становились всё более социально-политизированными, а музыка — прямой и «тяжёлой» (достаточно послушать версии «Ко Мне» и «Моё Поколение» на концертном альбоме «Шабаш»).

Продолжение следует…

P.S: Сами песни можно послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Статья размещена на сайте 18.12.2014

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей Курий, я сама себе завидую! Если я ещё начну перечислять актёров, режиссёров, певцов, политических деятелей, кого видела и с кем общалась в своё время в нашем ДК, боюсь, мне просто не поверят, решат, что я хвастаю безбожно, сочиняю. Караченцев, Пугачёва, Ельцин, Сахаров, Любимов, Коржавин, Гафт, Козаков, Шахназаров, Сокуров, Мордюкова, Брумель, Кашпировский, Петя Мамонов (мы с ним учились в одной школе), Михалков... Наверно, сейчас уже некоторые имена позабыты. Наш ДК был тогда, много лет назад, лучшей кино-театрально-концертной площадкой Москвы (среди домов культуры, конечно). Да, были времена...

  • Совсем не знаю Кинчева, но хорошо знала его жену, когда она была ещё Саша Аманова, она работала секретарём директора в нашем Дворце культуры. Очень красивая и умная девочка была. Когда мы вместе работали, никто не знал, что она - дочь известного советского актёра Алексея Локтева.

    • Мария Абрамова,

      Мир тесен.

      • Мария Абрамова Мария Абрамова Читатель 25 декабря 2014 в 21:02 отредактирован 25 декабря 2014 в 21:07

        Сергей Курий, это точно! Сашка очень красивая, интересная девчонка была (в смысле, была в молодости). Она уже потом, будучи женой Кинчева, приходила к нам в положении на его концерты, мы ещё недоумевали, как она, беременная, слушает рок - вроде вредно для ребёнка, думали мы.
        А кого мы только ни слышали-ни видели в своём ДК!...
        "Кино", "Аквариум", "Алиса", "Ария", "Чёрный кофе", "Коррозия металла", "Крематорий", "Вежливый отказ"...Страницы не хватит перечислять! С почтением и симпатией вспоминаю Юру Айзеншписа, который открыл так много имён в музыкальном мире. Он начал работать с нами почти сразу после освобождения. Это был ДК МАИ.

  • Для пытливых и любознательных:

    читать дальше →