Александр Смирнов Грандмастер

Взяточничество на Руси - преступление или традиция? Часть 2

Как, наверное, любой народный обычай, взяточничество необычайно живуче. А как иначе? И дело не только в мздоимстве чиновников. Это само собой. Но помимо этого, взяточничество издавна поддерживалось «снизу». Вот и выходит: берясь за искоренение коррупции, власть боролась не только с вороватым чиновничеством, но и с народом. А наш народ, как известно, непобедим!

Maryna Pleshkun , Shutterstock.com

Тем не менее в то время еще работали элементы старой демократии. Число жалоб населения переполнило чашу терпения центральной власти, и «тиран» Иван IV поставил вопрос об отмене кормлений. Кроме лучшего контроля доходов, служба из вознаграждения превращалась в работу. Поборы заменялись налогами в казну, из которой наместнику выплачивали вознаграждение.

Но все это затянулось. Мощный территориальный рост требует срочных реформ управления. И при всей «общеизвестной» традиционности русского общества, проводятся реформы управления, формально отменяются кормления и местничество.

И здесь вмешиваются объективные факторы.

На что содержать чиновничий аппарат? Руководство страны все понимало и на многое закрывало глаза. По крайней мере, и после официальной отмены при Иване Грозном кормлений они вполне себе существуют.

Не знаю, как в 16 в., а в 18-м (когда, естественно, ни о каких кормле6ниях уже и речи нет) правительство и прямо разрешало поборы.

Кстати, «должностные оклады» появились, кажется, при Петре I. До того было денежное содержание служилого дворянства как дополнение к содержанию земельному. Но все это затруднялось все той же нехваткой денег. И даже это содержание чаще существовало в форме жалованья. То есть государь жаловал тем или иным вознаграждением.

Но все это не твердая и регулярная «зарплата», жалованье определяется не столько законом, сколько желанием государя. Зачастую жалованье нужно было не только заслужить, но еще и просить. Да и получить не обязательно деньгами, а например, мехами, налоговыми льготами, теми или иными привилегиями. Или… кормлением. Наверное, уже в 17 в. развивается сама идея, что чиновник «кормится» с должности (то есть выполнения обязанностей), а не с территории. Не кормится, а служит.

Наверное, последний «ренессанс» кормлений наступил при Екатерине II. В очередной раз не хватило денег и чиновникам прямо разрешили кормиться с дел. Но опять же, это не взятка. На Руси и власти, и народ всегда ясно разграничивали взятку от других «дач».

Итак, взяткой считались прежде всего посулы — плата за определенное решение дел. Еще брали «не по чину». Брали во времена, когда брать официально запрещалось…

Хотя с крайним пунктом не однозначно. Запрещалось властью, народ же относился к «даче» лояльно, если брали в рамках традиции. По совести, так сказать, и по чину. И если «по совести» — формулировка моя и примерная, то «по чину» — понятие давнее. В разных формах и понятиях сама идея «своего места» в иерархии для Руси традиционна. Совсем незадолго до петровской системы рангов отменили местничество. Но это все же официальная система, хоть и давняя, отражающая некую важную часть национального образа мышления. И что важно, писаная.

А народ любовно сохранил и традиции кормления должностных лиц. Больше того, к не берущим подношения чиновникам относились настороженно. Такие ведь бывали и во времена кормлений, и позже. Но мало. Вроде бы Николай I (один из самых строгих правителей!) узнал, что во всей стране не берут два губернатора. Один — поскольку был очень уж богат, а второй — по воспитанию. Николай вроде бы удивился, что… не берут еще целых двое. Он-то считал, что не берет только он!

Повторю: традиция взятки на Руси издавна поддерживалась и «снизу». Один из мотивов: не берет «дачу», например, у купцов — значит, не станет защищать их интересов. Это, кстати, не просто «дача», то есть содержание чиновника, а скорее посул. То есть плата за определенное решение — деяние, противоправное и во времена кормлений.

Все же власти пытались бороться со мздоимством. С понятным результатом… Ясно, что законы и просто нарушались на свой страх и риск, и обходились.

Наверное, ярчайший пример прямого нарушения — взяточничество самих фискалов, поставленных Петром I надзирать за злоупотреблениями. Дошло до казни обер-фискала…

Во времена промышленной революции чиновник вводился в правление требуемой компании. Запретили? Теперь в правлениях оказывались родственники чиновников…

«Дачи» и взятки оставили множество следов и памяток. Например, что такое пресловутый «долгий ящик»? Да просто некий ящик или иное хранилище, куда откладываются бумаги по какому-либо делу. Откладываются, естественно, до подношения.

Возможно, связано со взяточничеством и странное выражение «остаться с носом». Разнятся лишь мнения насчет конкретного значения. Один из вариантов: если чиновник почему-то взятку не берет, то проситель и остается с «носом» (с тем, что «подносит» чиновнику). И с нерешенным делом.

И конечно, «взятки гладки». Здесь все прямо и просто: с данного конкретного лица взятки — никакие. Гладкие. То есть либо взять нечего; либо, наоборот, с такого человека страшно и спросить…

Статья размещена на сайте 29.12.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: