Евгений Жарков Грандмастер

«Планета обезьян: Революция». Кто старое помянет, тот и обезьяна?

Роман французского писателя Пьера Буля «Планета обезьян» — одно из тех нетленных произведений мировой литературы, к которому кинематограф обращается с завидным постоянством. Первая экранизация книги под руководством американского режиссера Франклина Шеффнера состоялась уже спустя пять лет после публикации, в 1968 году, и неожиданно превратилась в целую франшизу, основанную на одноименном бестселлере.

«Планета обезьян: Революция» Кадр из фильма

В период с 1970 по 1973 годы на экраны было выпущено еще четыре продолжения, каждое из которых снималось новым режиссером. В отсутствие генеральной линии и вследствие «текучки» кадров франшизу бросало в разные стороны: от фантастики к психологической драме, от драмы — к социальной антиутопии. А закончилось все тем, что в 1974-м история плавно утекла на телевидение, где был создан довольно посредственный сериал, продержавшийся в эфире всего два сезона.

Вторую жизнь на киноэкране «Планета обезьян» получила ровно четверть века спустя, когда повторной экранизацией занялся знаменитый «мрачный сказочник Голливуда» Тим Бёртон. Последний уже имел серьезный опыт работы с многомиллионными постановками (дилогия «Бэтмен» и «Бэтмен возвращается»), а посему продюсеры выделили на этот проект очень круглую сумму с восемью нулями. Однако, то ли в силу чрезмерной тщательности в следовании букве литературного первоисточника, то ли в силу иных субъективных причин, ремейк получился совсем не бёртоновским. В нем было слишком мало фирменного черного юмора и самоиронии и слишком много — от типичного летнего блокбастера, призванного масштабами и звездной афишей компенсировать отсутствие свежего взгляда на классику. Ленту проигнорировали все крупные кинофестивали, а жюри Золотой малины признало новую адаптацию Пьера Буля худшим сиквелом/ремейком года.

Немудрено, что когда в Интернете прошел слух о готовящемся перезапуске киносериала, многие отнеслись к новости скептически. Малоизвестный английский режиссер, скромный актерский состав, включавший восходящих звезд Джеймса Франко и Фриду Пинто, а также амбиции продюсерского штаба, мешали воспринимать грядущую премьеру, как нечто грандиозное. Тем не менее Руперт Уайатт утер нос всем недоброжелателям и пессимистам, сняв по-настоящему реалистичный, хотя и весьма далекий от сюжета книги, фильм. Положительные критические отзывы и прекрасный финансовый результат, разумеется, сподвигли киношников продолжить начатое, в связи с чем уже три года спустя свет увидело продолжение под названием «Планета обезьян: Революция».

…С тех пор как сообразительный шимпанзе Цезарь покинул своего «создателя», минуло десять лет. За этот, казалось бы, короткий промежуток времени Земля превратилась в пустыню, заселенную редкими группами выживших. Виной тому пресловутый «обезьяний» грипп, вирус коего тихо и без лишнего кровопролития выкосил почти всё население планеты. Приматы же, основавшие в чаще леса поселение, успели позабыть о неутешительном опыте общения с людьми.

Поэтому, когда представитель немногочисленной человеческой колонии, выросшей на руинах Сан-Франциско, обратился к Цезарю за помощью, обезьяний вожак, недолго думая, дал добро на восстановление заброшенной электростанции. Большая часть племени одобрила примирительный жест своего лидера, однако нашлись и те, кто затаил обиду. Кровожадный шимпанзе Коба, безмерно пострадавший от рук человеческих ученых, воспринял одолжение Цезаря как личную обиду. Втайне от предводителя он задумал жестоко отомстить соплеменникам за «короткую память» и захватить власть в обезьяньем «царстве» в свои мохнатые лапы…

Картина Мэтта Ривза представляет собой редкий случай, когда продолжение оказалось на голову выше оригинала. Было сразу ясно, что создатели сиквела попытаются взять числом, а не умением, благо что компьютерные достижения компании Питера Джексона Weta Digital уже предстали во всей красе в первой части. Сюрприз в том, что сиквел получился драматичнее, эпичнее и динамичнее, расширив первоначальный замысел от чисто «франкенштейновского» конфликта до глобального противостояния двух столь схожих в деталях, но принципиально различных существ.

Учитывая, что говорящие обезьяны — это уже само по себе «спецэффект», фильм обошелся без дорогостоящих звезд, если не считать второстепенную роль Гари Олдмана, и без чрезмерного насилия, коим грешат даже якобы ориентированные на подростковую аудиторию комиксы и фэнтези. Имеющиеся батальные сцены, в частности эпизод нападения приматов на людскую колонию, четко вплетены в сюжет, а не высосаны из пальца ради освоения бюджета. И в то же время «Планета обезьян: Революция» — это безусловно летний блокбастер с безупречной картинкой и максимально доступным моралистическим месседжем: не все друзья — друзья, как и не все враги — враги. Или, как гласит пословица, «в семье не без урода», из чего авторы ленты делают вывод: иногда даже самые незыблемые правила необходимо нарушать в интересах общего дела.

Тем не менее любителям незатейливых зрелищ «Революция» может и не понравиться в силу того, что картина внезапно предлагает задуматься, а не просто разлечься в кресле кинотеатра и бездумно закидывать в рот вздутую кукурузу. Задуматься над тем, почему, находясь на грани вымирания, обе стороны не могут мирно ужиться даже в отсутствие очевидных точек соприкосновения. Не это ли есть самый наглядный и простой для понимания парадокс цивилизации: горе от ума.

Статья размещена на сайте 24.01.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: