Евгений Жарков Грандмастер

«Заклятие» (2013). Почему не стоит играть в «жмурки» с призраками?

У Джеймса Вана легкая рука. Сначала с его подачи в Голливуде стартовала одна из самых продолжительных и уж точно самая прибыльная хоррор-франшиза «Пила», а теперь малаец вернул моду на ужастики про проклятые дома. Начиная с «Астрала» (2010), режиссер и продюсер уверенно комбинирует типовую страшилку про «дом с привидениями» с другими направлениями жанра. В своем новом фильме «Заклятие» Ван расширил и углубил задумку «Паранормального явления», скрестив проклятье четырех стен с историей про одержимость и экзорцизм.

Кадр из фильма www.kinopoisk.ru

…В 70-х годах прошлого века купить приличное жилье на вторичном рынке было столь же нелегко, как и нынче. Вот и многодетное семейство Перрон риэлторы «забыли» уведомить о том, что в приобретаемом ими доме произошло столько странных и подчас страшных событий, что впору туда экскурсии устраивать, а не жильцов подселять. Впрочем, когда финансы поют романсы, а при пяти несовершеннолетних девчушках это неизбежно, выбирать особо не приходится. Хотя знай Роджер Перрон наперед, что на соседнем дереве повесилась ведьма, в подвале убили 11-летнюю девочку, а на чердаке мать задушила собственного сына — он бы, возможно, рассмотрел и другие варианты.

Разумеется, не успела семья освоиться на новом месте, как все призрачное население дома активизировалось. И если стуки, скрипы и прочие посторонние звуки можно было списать на ветхость строения, то несанкционированные перемещения тел в пространстве и страшные рожи, ныкающие по темным углам — это стоящий повод обратиться за профессиональной помощью. По счастью, в городе читают занимательные лекции известные по всей Америке «охотники за привидениями» — супружеская чета Эд и Лоррейн Уоррены. Уж они-то точно должны разобраться, какая сволочь повадилась по ночам пугать семейство Перрон…

Не совсем понятно, зачем, имея на руках вполне жизнеспособную, коммерчески успешную и сходную по задумке и сюжету дилогию «Астрал», Джеймсу Вану понадобилось снимать «Заклятие». По сути, последние пять лет режиссер экранизирует один и тот же сюжет про семью, оказавшуюся во власти демонических сил. С той лишь разницей, что для съемок «Заклятия» Ван вооружился реальной историей из жизни, которая, впрочем, почти не отличается от его фантазий. Для пущей убедительности прототипы персонажей были приглашены на фильм в качестве консультантов, а настоящей Лоррейн Уоррен даже позволили попасть в кадр. Однако в «реальность» происходящего на экране поверить все-таки сложно, ибо за исключением старых фотографий и антикварных вещей, все остальное — скорее всего плод больного воображения, пускай и не только создателей фильма, но и тех, кому эта картина обязана своим появлением на свет.

Жанр ужастиков вообще ограничен в средствах, а методы Вана и вовсе не видоизменились со времен его же «Мертвой тишины» (2006). В какой-то момент понимаешь, что арсенал автора весьма узок и предсказуем — от резких и громких звуков в звенящей тишине до внезапно «влетающих» в объектив кинокамеры зловещих физиономий, от которых действительно становится не по себе. Но и место удачным находкам тоже нашлось. К таковым можно отнести музыкальную шкатулку с секретом, игру в жмурки с призраком и, конечно же, куклу Аннабель, о которой чуть позже.

«Свежие» идеи перемежаются с жутко заезженными клише в пропорции один к трем, поэтому страх периодически сменяется зевотой, а скука — резкими выбросами адреналина. Мастеровитый в приемах запугивания Ван достигает однозначного результата, когда заставляет зрителя усиленно вглядываться в темноту, «в которой кто-то есть», но тут же режиссер душит свой успех, призывая бояться жуткую рожу, притаившуюся в шкафу. Призрак страшен до тех пор, пока его не видишь. И как только авторы раскрывают карты, на экране начинается банальный хоррор с беготней, мельтешением фонарика по пыльным чуланам и прочей бесовщиной, высосанной из пальца.

Что делает «Заклятие» все-таки значимым представителем жанра, так это внятный сценарий и отличный актерский ансамбль, где, прежде всего, стоит выделить великолепную Веру Фармигу и вот уже третий раз подряд входящего в эту реку Патрика Уилсона. Благодаря им история обрастает нужными подробностями, не только физиологическим, но и психологическим «мясом». И, что совсем уж для ужастиков редкость, аудитория всерьез переживает за персонажей, а не просто ведет отсчет тел в ожидании финального «фаталити» над разбушевавшимся монстром. Отдельное спасибо Джеймсу Вану за то, что не уподобился коллегам и не стал навязчиво усердствовать с «мокьюментари», хотя некоторые элементы псевдодокументалистики все же им использованы.

Как водится в современном Голливуде, лучшее — всегда враг хорошего. И поэтому два успешных фильма — всегда лучше, чем один. А еще лучше три. Так, сразу же было решено запустить в разработку сиквел, который, скорее всего, выйдет на экраны в 2016-м. А оператор Джон Р. Леонетти, сотрудничающий с Джеймсом Ваном со времен «Мертвой тишины», в очередной раз, после «Смертельной битвы 2» и «Эффекта бабочки 2», подхватил чужую идею и из одной сюжетной линии «раздул» целый спин-офф, посвященной мрачной кукле Аннабель, что заперта в стеклянном ящике в тайной комнате демонолога Эда Уоррена.

Картина «Проклятие Аннабель» обошлась в три раза дешевле, нежели «Заклятие», ее породившее, но в свете популярности оригинала выступила в кинопрокате не менее достойно. И пока одни потчуют достопочтенную публику очередными похождениями зомби/инопланетян/акул-людоедов, другие предпочитают олдскульные решения, памятуя о том, что «Ужас Амитивилля» — это не просто классика, это сюжет на все времена: жильцы меняются, дома остаются.

Статья размещена на сайте 2.02.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: