Борис Рохленко Грандмастер

Мелочные лавки Герарда Доу. Чем в них торговали?

Герард Доу (1613−1675) — нидерландский художник, его картины — в основном тщательно выписанные жанровые сцены. Родился в Лейдене, с 15 до 18 лет учился у Рембрандта. Сегодня в лучших коллекциях мира насчитывают около 200 его работ.

Eugenio Marongiu , Shutterstock.com

Выработал собственный стиль, настолько тонкий и точный, что ему приходилось самому делать кисти… Дотошность художника оставила нам представление о быте Нидерландов его времени. Естественно, не во всей полноте, но некоторые подробности представляются достаточно интересными.

Картина «Мелочная лавка. Женщина продает виноград». В арке — две симпатичные и свежие девицы: продавщица с весами в левой руке и виноградом в правой и покупательница с вопросом в глазах. На широком пороге арки — корзина с виноградом, тарелка с лимонами, банка со сладостями, к проему прислонился большой корж, лежит брусок (возможно, тоже сладкий) и какой-то белый конус со снятой верхушкой — творог или вид сыра. Слева над корзиной с виноградом висит корзинка с яйцами, выше, под потолком — две связки: лук и мак. В глубине видны покупатели и еще одна продавщица.

Под аркой — горельеф с изображением путти, играющих с козлом (непонятна связь этого сюжета с происходящим в лавке).

Вот что пишут историки искусства в тексте, сопровождающем картину на сайте музея: «Тип лавки, изображенной Герардом Доу, свидетельствует о том, насколько была в то время развита торговля. Тогда еще существовали коробейники, а здесь показано использование жилища, то есть его расширение для торговли. Здесь есть товары каждого дня: яйца, молочные продукты, хлеб».

Еще одна картина, еще одна «Мелочная лавка». Зрительный центр — миловидная и хорошо упитанная девица. Она стоит за прилавком, перед ней — девочка, ближе к зрителю сидит старушка. Продавщица что-то отвешивает девочке на коромысловых весах, а старушка считает монеты. Служка (слева на заднем плане) держит в руках металлический кувшинчик.

Зачем старушка считает деньги — непонятно. Перед ней стоит тарелочка с какой-то (видимо, сладкой) выпечкой, лежит еще закрытый кулек. Может быть, это покупательница, она готовится расплатиться за покупку. Но может быть, это помощница продавщицы и подсчитывает, что ей дала девочка. Кому и что несет в кувшине мальчик — совершенно неясно.

Эти персонажи высвечены падающим из окна светом. Арка, через которую художник подсмотрел эту сценку, тоже не в тени. На ней лежит пучок морковки, несколько головок не то лука, не то чеснока, стоит в плетеной подставке керамическая круглая бутыль, над которой подвешена корзинка с яйцами.

За спиной продавщицы — полки с банками, коробочками, ящичками. Стоит ступка с пестиком, видны какие-то прямоугольники, похожие на картинки (может быть, художник что-то брал в лавочке и расплачивался своими произведениями?). Слева над продавщицей висит нечто напоминающее подъемник с воротом (видны барабан и рукоятка). Под потолком висит связка головок мака и окорок.

Что же в банках? Чем торговали в лавочках нидерландских городов в то время? Найти источник, в котором можно было бы раздобыть такие сведения, не удалось. Но! В 1923 году в России была издана книга И. М. Кулишера «История русской торговли до девятнадцатого века включительно», в которой говорилось следующее (речь идет о привозимых в Россию иноземных товарах): «мыло шпанское (испанское) — бруски его велики, пестры, бумага хлопчатая, нитки немецкие, гарус, кружева, бархат, камки и тафты разные, но сюда же попали лимоны, чернослив, грецкие орехи». Можно предположить, что эти товары присутствовали и в лавочках Герарда Доу.

Это, так сказать, смысловая сторона картин. Но не случайно самые яркие пятна — личики персонажей, девушки. Может быть, они были только моделями, может быть, они на самом деле были продавщицами в лавочках (похоже, что это одна и та же девица, которая была небезразлична автору картины). Для зрителя существенно то, что педантичный художник дал нам возможность сегодня вернуться в четырехсотлетнее прошлое, побывать в голландских лавочках, познакомиться с их товарами и симпатичными обитательницами.

Статья размещена на сайте 7.02.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Борис Рохленко Борис Рохленко Грандмастер 14 февраля 2015 в 11:48 отредактирован 14 февраля 2015 в 11:50

    100%! Я не пишу о художественных особенностях этих полотен только потому, что об этом пишут искусствоведы. Общее впечатление - приятно смотреть. А до смысла можно дойти только при тщательном рассмотрении всех деталей, таком же тщательном, каким был подход художника.

    Сейчас невозможно ни сказать, ни угадать, о чем думал автор полотен, можно только предполагать.Скорее всего, художнику нравилось выводить кистью те или иные узоры, которые складвались в документальные (по нынешним меркам) полотна. Вероятно, он и не задумывался над тем, чтобы оставить след в истории.

    Еще труднее сказать, был ли это порыв души или заказ. Или это была плата за всякого рода услуги. В любом случае, это интересно.

  • Это, так сказать, смысловая сторона картин... Наверное, смысл и в том, что в виду отсутствия фотографии как искусства, тщательное и подробное описание, выписанность картин - своего рода предложение на спрос. Ведь до сих пор некоторые зрители ценят в живописи этот фактор - "фотографическую" правдоподобность.

    Оценка статьи: 5