Галя Константинова Грандмастер

Тарантелла. Какие легенды с ней связаны?

Танец, окутанный тайнами. Танец, ставший символом. При этом — абсолютно живой — умеют танцевать все, делают это с удовольствием на праздниках и даже проводят специальные фестивали. Все это — тарантелла, с которой связаны любопытные легенды.

Основная легенда гласит, что с 14 по 15 век в южной Италии прошла некая странная эпидемия тарантизма. И что интересно: покусаны были только женщины и только простолюдинки. Ни одной заболевшей высокородной леди или, скорей, «донны» или синьоры зафиксировано не было. С одной стороны, это понятно. Богатые аристократки-синьоры в поля не ходят, урожай не собирают. Значит, и покусать их никто не мог.

Итак, по логике легенды близ города Таранто развелись тарантулы, которые кусали своих жертв, заболевших сразу же тарантизмом, которых, в свою очередь, называли «тарантатами» и пытались вылечить с помощью тарантеллы. Одним словом, заболевшую, впавшую в транс можно было вылечить только яростным бешеным танцем. Несчастную окружали, брали музыкальные инструменты (мандолины, гитары, тамбурины, кастаньеты) и играли в особом ритме. Каждая доля в ритме специально подбиралась так, чтобы было видно, какое движение делает больная. Как только подбирался правильный ритм, так возникала уверенность, что жертва укуса вылечится. Впоследствии в тарантелле стали обязательны трехдольность (раз-два-три) и исключительно быстрый темп.

Другая версия гласит, что женщины часто страдали депрессией от тягот жизни и подчиненного положения. Трое суток заболевшую лечили музыкой и танцем, после чего, получив такое внимание, женщина избавлялась от своей фрустрации.

Совмещенная легенда гласит, что все-таки жертва была покусана пауком и сам танец — это реакция на «ядовитый укус». Поэтому танец могли называть и танцем паука. И движения танца могли оценивать как «паучьи». Еще один совмещенный «паучий» миф: якобы во времена, когда были приняты жертвоприношения, несчастного отправляли к месту, где было много пауков, там он прыгал, стремясь избежать укуса.

Наконец, не исключают, что тарантелла, исполняемая женщиной, могла служить средством для привлечения мужского внимания. Тарантеллу даже называли олицетворением похоти.

Остановимся подробнее на некоторых мифах.

Апулийский тарантул из семейства Пауки-волки, конечно, весьма распространен в Италии, Испании и Португалии. Паук ядовитый, однако сейчас доказано, что яд этот не угрожает человеческой жизни. Впрочем, этого паука вполне могли путать с каракуртом или другим пауком из замечательной семейки (рода) «черных вдов».

Тарантизм — форма истерического поведения. Веком раньше северную Европу охватила «танцевальная мания» (хореомания), известная сейчас как Пляска святого Витта. Вот известное свидетельство, зафиксированное обычным горожанином: «Конвульсии Жанны послужили сигналом для пляски св. Витта, возродившейся вновь в центре Парижа в XVIII в., с бесконечными вариациями, одна мрачнее или смешнее другой. Со всех концов города сбегались на Сен-Медарское кладбище, чтобы принять участие в кривляниях и подергиваниях. Здоровые и больные все уверяли, что неистовый танец приносит им облегчение. Среди всего этого нестройного танцевального шабаша слышались стоны, пение, рев, свист, декламация, пророчества и мяукание. Это было истинное безумие, настоящая тарантелла».

Был это массовый психоз, отравление (спорыньей) или некий социальный феномен — на эту тему продолжают спорить. Но на самом деле такие истории были описаны в века куда более древние.

Многие исследователи предполагают, что «тарантизм» — это отголосок очень древних вакхических ритуалов (Бахуса нашего незабвенного). Еще до нашей эры Римский сенат запретил эти оргиастические ритуалы, но они остались в народном бессознательном. Не случайно знаменитый поэт Райнер Мария Рильке так описывал тарантеллу в 1906 году: «Что за танец: будто выдуманный сатирами и нимфами, древний — и воспрянувший и вновь открытый, окутанный правоспоминаниями; коварство, и дикость, и вино, мужчины снова с козлиными копытами и девы из свиты Артемиды».

Но вернемся на юг Италии к представлению местных жителей о том, что человек укушен пауком. Избавиться от яда можно было, только хорошо пропотев, значит, и танцевать нужно было до седьмого пота и до упаду. Если не было музыки, танцующий мог и умереть.

Знаменитый итальянский историк Франческо Канчеллиери описывал это явление следующим образом. Недомогание это внезапно обрушивалось на крестьян в жаркие летние дни. Вот человек садится, дыхание его становится затрудненным, кожа темнеет. Но поскольку причина «всем понятна», тут же приносится гитара, человек встает, делает под музыку движения, подпрыгивает в ритм — и вот, цвет кожи и дыхание восстанавливаются. Можно возвращаться к труду.

По Южной Италии странствовали и специальные музыкальные группы, поспешая на помощь «укушенным». Танец стал парным и групповым, но всегда сохранял свою неистовость. Есть мнение, что и богачи могли переодеться, анонимно включаясь в танец — для разрядки. Но к 17 веку танец стал «легитимным» и его могли танцевать даже при дворе кардинала.

Впрочем, и сам ритм тарантеллы мог повергнуть в транс. Постоянно повторяющаяся ритмическая фигура сама по себе способна воздействовать на человеческий организм. А здесь — кто кого доведет до изнеможения: тот, кто отбывает ритм, или тот, кто танцует.

Явление «тарантизма» внезапно прекратилось к 17 веку (как вообще «танцевальная мания» в Европе).

Ясно, что корни у танца очень древние. Специалисты видят влияние и мавританских, и испанских танцев. Не нужно забывать, что танец стал известен в итальянском регионе Апулия (каблук того самого сапога). Встреча Запада и Востока, напротив, через море — только Африка.

Как бы там ни было, по каким бы то ни было причинам — тарантелла существовала. Существует и сейчас. Более того, в ней появляется небольшой и разнонаправленный символизм. Об этом можно прочитать в следующий раз.
_________

Посмотреть на варианты исполнения тарантеллы можно в комментариях.

Статья размещена на сайте 11.02.2015

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: