Катя  Чековска Мастер

Прозвучит ли «Ревизор» без слов?

Сергей Землянский поставил перед собой и труппой сложную задачу: «Юмор в движении — это сложный изобретательный процесс. Необходимо найти такое выражение юмора через пластику, которое было бы понятно зрителю. Это скрупулезный процесс поиска и отбора. Это не юмор ради юмора, ведь необходимо передать определенный характер, определенную эмоцию, определенную обстановку».

Юмор обычно не исключает пластики. Любую шутку сопровождают жесты; нелепость — мимика и жесты; сатиру — весь спектр человеческих проявлений. Создатели спектакля не только убрали текст, но и рискнули остаться без гоголевского «Ревизора», так как ремарки комедии давно стали крылатыми. Они являются «визитной картой» комедии. «Онемевшие» герои должны доказать свое происхождение пластикой. Это сложно. Это смело и авантюрно. На помощь пластике создателями постановки брошены:

1. Музыка Павла Акимкина. Она сопровождает весь спектакль. Говорит за героев, иллюстрирует время, место и действия. В поппури использованы народные и классические музыкально-танцевальные мотивы. Музыка узнаваема в знакомых мелодиях и вполне гармонична — в авторских. Спектакль претендует на звание «музыкального», но музыка в нем больше чем фон. Она исполняет время, становясь одним из действующих героев. Она распоряжается героями. Они движутся под ее действием. Музыка, как один из героев спектакля, вполне хорошо справилась с центральной ролью. Спектакль динамичен и остроумен. Павел Акимкин наделил музыку остроумием. Если относиться к остроумию как «изощренности мысли, изобретательности в нахождении удачных, ярких, красочных или смешных выражений, а также удачных решений, действий» (Толковый словарь русского языка Ушакова), музыка Акимкина находит, подводит, намекает и разоблачает. Вполне остроумна, иронична и саркастична. Вполне гоголевская, то есть прозаична, критична, остра и идентична острому слову великого русского писателя.

2. Хореография. Хореография спектакля включает в себя не только танец, карнавал, мюзикл и флешмоб. Разный уровень хореографической подготовки актеров компенсирован природной пластичностью, музыкальностью, экспрессией и тоталитарным воздействием музыки. Под которую задвигался даже зритель. Хореографическая ли постановка «Ревизор», скажет сухой остаток театральной критики примерно на сотой постановке спектакля. Пока понятно, что спектакль музыкально-драматический, музыкально-хореографический. Динамичный и зрелищный.

3. Статичность. Как ни странно это звучит в характеристиках хореографической постановки. Динамика спектакля сменяется статикой, что не противоречит первоисточнику. «Немая сцена» — это именно ступор, обездвиженность и монументальность, увековечивающая чинопочитание, подобострастие, подхалимаж, угодничество и другие пороки. Здесь вспоминается постановка Валентина Плучека в Театре Сатиры 1982 года с любимыми Папановым, Мироновым и другими звездами. Александр Кудин великолепно исполнил… Андрея Миронова, вернее, Хлестакова в исполнении Миронова. Надеемся, молодого актера не заденет сравнение с великом предшественником. Потому что в пластике Александра узнаваем Андрей Александрович. Миронов исполнил Хлестакова так многогранно, что, казалось, выбрал для работы все возможные пластические, визуальные и вербальные средства. Поэтому вспоминать работу народного артиста СССР, наблюдая Хлестакова, будем всегда. Это хорошо. Это правильно. Это эталон. Александр Кудин взял самую высокую планку. Статичных поз в новом «Ревизоре» много. Иногда они молниеносны, но тем не менее многозначительны. Герои «говорят» позами — окаменевшими лицами, вычурными заламываниями конечностей, странным положением тела в пространстве. Мы узнаем в этих позах знакомый текст. Во-первых, потому что помним его наизусть. Во-вторых — «молчат» герои в «Ревизоре» Землянского близко к тексту. Близко, точно и понятно. Так и хочется добавить: «О чем молчат персонажи нового „Ревизора“?!» Они молчат о том, как в маленький уездный городок заехал господин Хлестаков.

4. Актерское мастерство. Актеры удивительно сыграны. Складывается впечатление о тщательной многочасовой репетиционной работе. Даже она не даст такого единого дыхания, на котором живет спектакль. Режиссер грамотно использовал возможности актеров. Ставя задачу, он «вытащил» из исполнителей и создателей их возможности и невозможности. Впечатляет работа художника Максим Обрезкова — вот она эпоха, налицо. Сценарист Владимир Моташнев выложил на сцену именно те «сцены», которые можно «промолчать» танцем. Актеры вжились в роли. Получился крепкий талантливый сплав актерской профессиональной энергии — высокодраматической, высокомузыкальной, высокопластической и высокопластичной.

Последнее — в плане того, что в процессе жизни спектакль будет меняться. Появятся его новые музыкально-динамические формы. Без изменений не бывает. Спектакль очень юн. Но эта пластичность — залог долговечности. Имея крепкую драматургическую и постановочную базу, он только обогатится и станет достойным прочтением великой русской комедии. Самобытным театральным произведением. Заметным вкладом в современное массовое искусство. С чем нас всех искренне поздравляем!

Музыка Павла Акимкина, сценография Максима Обрезкова, сценарий Владимира Моташнева.

Роли исполняют: Александр Кудин, Ярослав Рось, Олег Филипчик, Кристина Асмус, Сергей Власенко и другие.

Статья размещена на сайте 17.02.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: