Наталья Наумова Грандмастер

С каких исполнительниц началась история балета «Лебединое озеро»? Три первые Одетты: Карпакова, Собещанская, Леньяни

Известный в XIX столетии актёр Лоуренс Баррет сравнивал своих собратьев по профессии со скульпторами, которые ваяют статуи из снега. Действительно, сценическое искусство мимолётно. Балет — не исключение. Однако история сохранила свидетельства современников. Можно почувствовать, какое впечатление производили на зрителей образы, созданные талантливыми мастерами.

Эскиз декорации к первой постановке балета «Лебединое озеро» в 1877 году Wikimedia.org

Традиции прочтения партий в балетных спектаклях складывались постепенно. Немало зависело от первого исполнения. Балет «Лебединое озеро» далеко не сразу стал признанным шедевром. Танцовщики и хореографы работали над постижением тайн музыки Петра Ильича Чайковского. Найти краски для создания образа главной героини было непросто. Каждая новая интерпретация была ступенью к раскрытию сложного характера.

Грациозная фея

Балетмейстер Вацлав Рейзингер оказался в роли первооткрывателя. Сколько бы ни говорили, что его постановка была посредственной, всё же нельзя отрицать её важность для дальнейшей сценической истории «Лебединого озера». Сейчас сложно сказать, как выглядела та версия, которую увидели зрители в феврале 1877 года. Но следует помнить, что это был лишь первый опыт.

В тот далёкий день в главной партии выступила Полина Михайловна Карпакова (1845−1920). Она была ведущей солисткой Большого театра в 60−70-е годы XIX века. Танцовщица не отличалась особенной виртуозностью, сильной актрисой тоже не была. Однако она привлекала большим сценическим обаянием, грациозностью и певучей пластикой.

Ещё будучи ученицей, Карпакова станцевала Сильфиду в одноимённом балете. Романтические образы очень хорошо удавались артистке. Продолжением этой линии стала Одетта, которая, согласно первоначальному либретто, была феей. Спорный вопрос, танцевала ли Карпакова Одиллию, или же в роли «чёрной» героини выступала другая артистка. Но известен любопытный факт: для третьей картины Чайковский написал русский танец. Его исполняла Полина Карпакова и не исключено, что он был частью партии Одиллии.

Новая грань образа

Другой Одеттой стала Анна Иосифовна Собещанская (1842−1918). Она отличалась большим драматическим мастерством. Ещё до окончания школы ей была доверена партия Жизели. В сцене сумасшествия танцовщица очень живо передавала чувства героини — это производило впечатление того самого «исступления», о котором говорили её современники. Затем Собещанская стала ведущей солисткой.

Первоначально предполагалось, что премьеру «Лебединого озера» будет танцевать она. Однако Собещанская была введена в спектакль лишь на четвёртом представлении. Одной из предполагаемых причин называется конфликт между балериной и самим композитором. Артистку не устраивало, что в третьей картине у неё не было сольного номера. Русский же танец создавался для Карпаковой и считался её собственностью.

Основание для отказа от выступления выглядело по тем временам вполне резонным. Но, возможно, это не было простой обидой амбициозной танцовщицы. Собещанская могла чувствовать, что партию Одиллии желательно сделать более развёрнутой. Драматический талант балерины хорошо подходил для создания образа коварной героини. Артистка решила попросить Мариуса Петипа поставить танец. С этой целью она поехала в Санкт-Петербург. Маэстро выполнил просьбу, использовав музыку Людвига Минкуса.

Однако Чайковский отказался включать в свою партитуру чужие мелодии. Балерина же не желала расставаться с поставленным для неё танцем. Разрешился спор весьма оригинально. Чайковский написал свою музыку с необходимым ритмическим рисунком. Балерина пришла в восторг. Затем по её просьбе композитор создал ещё один номер. Партия Одиллии расширилась, и спектакль с участием Анны Собещанской тоже стал в какой-то степени премьерным.

На пути к триумфу

Балет «Лебединое озеро» продержался в репертуаре Большого театра до 1884 года. Затем последовала некоторая пауза в сценической жизни спектакля. Но, наконец, наступило его второе рождение — это произошло в 1895 году в Мариинском театре. Постановку осуществили Мариус Петипа и Лев Иванов. В то время звездой петербургского балета была итальянка Пьерина Леньяни (1863−1923). За фантастическую виртуозность её как-то назвали «Геркулесом техники».

Особенно большой фурор произвели её легендарные тридцать два фуэте. Оценки таким новшествам давались разные — от восторженных до весьма критических. Однако нельзя отрицать, что творчество Леньяни обогатило русскую школу. Знаменитой итальянке было суждено первой исполнить Одетту и Одиллию в той постановке «Лебединого озера», которая стала классической. Хореографическая версия Иванова и Петипа принесла балету мировую славу.

Темперамент и лирика

Леньяни превосходно станцевала двух противоположных по характеру героинь. В партии Одетты проявилось её незаурядное лирическое дарование — возможно, весьма неожиданно для зрителей. Филигранная, отточенная техника была подчинена созданию образа. Мягкость, пластичность каждой позы находилась в полной гармонии с музыкой. Критики отмечали особую бархатность движений Леньяни.

В партии Одиллии потребовалась вся виртуозность темпераментной итальянки. Но это не было лишь демонстрацией техники. Движения были глубоко осмыслены. Фуэте Одиллии стало характеристикой образа, а не просто эффектным номером. Стремительное вращение — это торжество разрушительной силы, сметающей всё на своём пути. Одиллия подчиняла себе героев, их чувства — они оказывались в её власти.

…Отзвучали аплодисменты на тех давних спектаклях. Потом пришли другие танцовщицы и обогатили хореографические портреты Одетты и Одиллии новыми красками. Сценическая история шедевра складывалась непросто, но результатом стал настоящий бриллиант искусства. Легенды о первых королевах лебедей по-прежнему живы. Опыт мастеров прошлого помогает создавать запоминающиеся образы в наши дни.

Статья размещена на сайте 7.03.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: