Борис Рохленко Грандмастер

Художник Виллем Клас Хеда. Зачем он рисовал объедки?

Картины нидерландского художника Виллема Класа Хеда — натюрморты — поражают красочностью и разнообразием. Одна из таких картин — с остатками пиршества, с недопитым стаканом вина, с разбитым бокалом, с растерзанным пирогом.

Виллем Клас Хеда, Банкет с мясным пирогом

Вы только посмотрите на этот раздрай на столе: богатейший кубок, изящный графинчик, искусная чаша — скомканная скатерть, недоеденный пирог, недопитый стакан! Что бы это все значило?

Чтобы никто не сомневался в авторстве, художник поместил свой автограф на кромке скатерти. Это — Виллем Клас Хеда, голландский художник семнадцатого века. Его продукция — натюрморты. Они как бы очень похожи. Но только как бы.

На самом деле, что побудило художника написать десятки (если не сотни) однотипных полотен с остатками закуски и выпивки? Мы никогда этого не узнаем, потому что жизнь автора скрыта толщей времен.

О некоторых его современниках известно больше, о нем — почти ничего. Родился или в 1593, или в 1594 году в Харлеме (Нидерланды), где начал свою карьеру художника. Осталось неизвестным, кто был его учителем, кто его посвятил в тайны искусства. Первая его картина отмечена в 1621 году, в 1631 году он становится членом гильдии Святого Луки (который считается покровителем художников) в Харлеме.

Почти точно, что к этому времени он был женат (почему почти точно: в гильдию принимали только женатых, но были и исключения). Известно, что у него был сын Герри, который тоже писал натюрморты.

Может быть, начало его натюрмортам было положено во время обучения: рисовал этюды тех предметов, которые были у его учителя. Возможно, что учитель был не из бедных, в его распоряжении были какие-то красивые и дорогие предметы сервировки. Возможно, что Виллем заразился искусством чеканщиков и ювелиров, а затем и других ремесленников, имеющих отношение к украшению стола.

Весьма вероятно, что кто-то из заказчиков мастера, у которого работал Хеда, впечатлился работой художника и купил его картину. Это дало толчок, понимание, что такие вещи будут иметь спрос.

А что заставляло заказчиков покупать натюрморты с остатками пиршества? Картины, видимо, украшали столовые. И создавали впечатление роскоши (хотя и недоступной).

Но почему все так беспорядочно? Почему объедки, битая посуда? Неужели нельзя было изобразить все в полном порядке: поставленные как полагается приборы, нетронутые блюда и закуски, непочатые кувшины и графины с выпивкой?

Наверное, художник считал (с ним можно согласиться!), что нетронутый стол — больше мертвая натура, чем такой — со сдвинутой и скомканной скатертью, с растерзанным пирогом, с опрокинутой вазочкой. Стол как бы переживает недавнее пиршество: еще и фитиль на свече не срезан. А веселье было бурным, судя по смятой скатерти и битому бокалу. И недопитый стакан — свидетель того, что кто-то из трапезничавших набрался так, что не хватило сил прикончить налитое.

Это — один натюрморт. Сколько их — никто сказать не может. Но сохранившиеся, прошедшие буквально через века и страны несут нам знание о мелочах, которые сегодня кажутся второстепенными.

Кого сегодня волнует марка изготовителя скатерти? Художник ее зафиксировал. Где сегодня можно увидеть ножницы для обрезания обгоревшего фитиля? Художник их нарисовал. Кто сегодня скажет, были вилки в то время или нет? У Хеда они отсутствуют и, вероятно, их не было в широком ходу. Кто может сказать, какие булочки выпекали в семнадцатом веке? Их можно увидеть в натюрмортах Хеда.

Однообразный художник зафиксировал с десяток видов столовых ножей: с наборными ручками, с рифлеными ручками… Конечно, он не мог полностью менять реквизит от картины к картине, но разнообразие предметов поражает.

Зачем художник рисовал остатки пиршества? Мастер об этом уже не расскажет…

…В советские времена, в шестидесятые годы была выпущена «Книга о вкусной и здоровой пище». На ее форзаце была картинка роскошного стола: прекрасная посуда, несколько видов фужеров и рюмок, тарелки с подтарельниками… А что стояло на столе (кроме посуды)! И это в те времена, когда народ просто бедствовал. Но книжка была доступна широкой публике. И купивший ее мог хотя бы помечтать о такой роскоши.

Видимо, натюрморты Хеда тоже были своего рода мечтой для кого-то.

Статья опубликована в выпуске 22.03.2015

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Ну-у-у-у-у, Борис! Такая интересная статья - и не удержался от выпада в убогость советского быта.
    Советский быт был убогим по нашим современным мотивам. В магазинах не было в свободной продаже ни икры, ни красной рыбы соленой сырой, копченой, не было десятка сортов сыра и сотни - колбасы и ветчины.
    Так ведь и западным странам до нынешнего уровня комфорта было еще полвека повышать и повышать.
    А советские жители эпохи 60х вспоминали 50 и 40е - вздрагивали и думали о том, как теперь здорово они живут.
    А идея, что "натюрморт с объедками" менее мертвый, чем натюрморт до пира - кажется очень правильной.

    Оценка статьи: 5

  • Маргарита Морозова Читатель 13 ноября 2019 в 11:28 отредактирован 13 ноября 2019 в 11:36

    И сына его Геррит звали, там тоже много всего интересного, а не эти ваши: был женат, тра-та-та. Раз уж на то пошло, сыновей у него было не один. Разбирайтесь в теме, если уж клавиатуру к себе подтянули.

  • Маргарита Морозова Читатель 13 ноября 2019 в 11:24 отредактирован 13 ноября 2019 в 11:26

    какая бестолковая статья...почему бы не написать, что эти натюрморты - семантические тексты, где поднимаются библейские темы, темы тщетности бытия и погоне за материальным достатком? зачем, если можно ограничиться фразой: мы этого никогда не узнаем...Ну да, из 17 века он нам вряд ли что поведает. Вас не смущает, что "ведает" он нам как раз через время, как общаются все великие люди, по средствам своих творений. Он при жизни мог не уметь сказать то и так, как через свои картины. Зачем писать когда он родилсяженился, если великим его сделал далеко не первый шаг и слово, а его творчество, о котором вы так деликатно умолчали, прикрываясь таким кричащим (зачеркнуто) визжащим клиикбейном, просто рукалицо от таких статей, только ради этого зарегистрировалась.

    • Маргарита Морозова, судя по вашему лексикону, вы - специалист, вероятно, искусствовед. Я не ошибся?

      • Маргарита Морозова Читатель 25 ноября 2019 в 15:43 отредактирован 25 ноября 2019 в 20:01

        Борис Рохленко, хотелось бы услышать ваше мнение по тому вопросу, который я осветила, зачем перемещать фокус внимания на личное.Неужели, от того, кем я являюсь, высказанная мною мысль может восприниматься вами по разному?

        • Маргарита Морозова, а что, собственно, вы осветили? И в чем ваш вопрос? Написано- как написано. Вы хотите лучше? Ваше право. Писать так, как вы это себе представляете, я не умею и не могу. И стараться не буду, даю вам слово. Почему я думаю, что вы - искусствовед? Уж очень это похоже на стандартные анализы живописи, исходящие от академических специалистов. И я не воспринимаю ваши замечания, они ровно ничего не дают зрителю.

  • Ирина Михайловская Ирина Михайловская Мастер 22 марта 2015 в 00:11 отредактирован 22 марта 2015 в 00:12

    Спасибо за статью. Картины Хеда очень натуралистичны, естественны, почти как фото, настолько точно изображение, даже мельчайшие детали, объем, фактура. Мне нравятся его «завтраки» и натюрморты. Особенно с разными гадами – лобстером, раком, крабом.
    Тот, который с котом – бесподобен: кот как настоящий, и не скажешь, что нарисованный. Там же собачка, попугай - тоже как настоящие.
    Хеду удавалась разная посуда из серебра и стекла – не каждый может так натурально передать узоры и перламутровый блеск.

    "Осталось неизвестным, кто был его учителем, кто его посвятил в тайны искусства". - Зато он сам – один из «отцов» голландского натюрморта, хотя на ранних этапах творчества писал и портреты.

    Оценка статьи: 5