70 лет Великой Победе
Леонид Масловский Профессионал

От чего сердца советских людей наполнялись гордостью в декабре 1941 года?

Полный разгром немецких войск под Москвой в декабре 1941 года предотвратило вмешательство Гитлера. «Штрафные батальоны», а по-немецки «испытательные части», и были, в частности, по определению Кейтеля, той «беспощадной твёрдостью Гитлера», с помощью которой он не допустил панического бегства своей армии в декабре 1941 года.

Everett Historical, Shutterstock.com

В ходе зимней кампании гитлеровские военные трибуналы осудили 62 тысячи солдат и офицеров за дезертирство, самовольный отход, неповиновение и так далее. Были отстранены от занимаемых постов 35 генералов, в том числе генералы-фельдмаршалы Браухич, Бок, генерал-полковник Гудериан.

Кейтель об отступлении немецкой армии под Москвой написал следующее: «Но противоречило бы истине, если бы я не констатировал здесь со всей убеждённостью: катастрофы удалось избежать только благодаря силе воли, настойчивости и беспощадной твёрдости Гитлера.

Если бы продуманный план поэтапного отступления в том виде, в каком его желала осуществить в своём узколобом, эгоистическом и диктуемом бедственной ситуацией ослеплении тяжело теснимая и страдающая от жутких холодов (этой причины апатии) группа армий «Центр», не был перечёркнут неумолимым, бескомпромиссным противодействием и железной энергией фюрера, германскую армию в 1941 году неизбежно постигла бы судьба наполеоновской армии 1812 года. Это я как свидетель и участник событий тех страшных недель должен сказать совершенно определённо!

Всё тяжёлое оружие, все танки и все моторизованные средства остались бы на поле боя. Сознавая возникшую таким образом собственную беззащитность, войска лишились бы также ручного оружия и, имея за своей спиной безжалостного преследователя, побежали бы".

В это время в немецкой армии особенно стало расти число штрафных батальонов. «Испытательные части», существовавшие до конца войны, не спасли немецкие части от разгрома, но остановили отступление немцев под Москвой. Мало кто знает, что практика штрафных батальонов была позаимствована И. В. Сталиным именно в Германии.

В штрафбатах советской армии сражались до «первой крови», то есть до ранения, и после ранения, как искупившие вину, возвращались в обычные армейские части. И целью являлось не избавление от людей, а наказание военнослужащих, совершивших преступление. В основном штрафбаты использовали для разведки боем огневых точек противника. Но тема штрафбатов — это тема 1942 года, и мы к ней ещё вернёмся.

Советские войска 9 декабря освободили Рогачёво, 11 декабря — Истру, 12 декабря — Солнечногорск, 15 декабря — Клин, 16 декабря — Калинин, 20 декабря — Волоколамск. Сотни других деревень и городов были освобождены в декабре месяце 1941 года войсками Западного и Калининского фронтов.

Успешно наступали и войска Юго-Западного фронта. Не смогли немцы остановить продвижение наших войск на рубеже реки Оки. 30 декабря была взята Калуга. Продвижение советских войск на юге не закончилось освобождением Ростова-на-Дону. Преследуя отступающего противника, наши войска форсировали реку Миус и создали Барвенковский выступ в районе Изюма.

Не удалось войскам Ленинградского и Волховского фронтов в декабре 1941 года прорвать блокаду Ленинграда. Но мы захватили стратегическую инициативу и даже высадили десант в Крыму с целью оказания помощи сражающемуся Севастополю.

Сердца советских людей наполнялись гордостью и верой в скорую победу и окончание войны.

Но Сталин видел реальную силу войск Европы. Посланнику президента США Гарри Гопкинсу Сталин сказал: «Я полагаю, однако, что война будет ожесточённой и, возможно, длительной». И попросил материалы, необходимые для длительной войны.

Только при наступлении на западном стратегическом направлении наши войска разбили 11 танковых, 4 моторизованных и 23 пехотных немецких дивизии. В декабре 1941 года наши войска ещё продолжали наступать, но, забегая вперёд, скажу, что Василевский писал: «В ходе зимнего наступления советские войска разгромили до 50 дивизий врага, нанеся особенно серьёзное поражение основной группировке вражеских войск — группе армий «Центр». Престиж Германии в глазах Японии и Турции значительно упал. Наши солдаты оказались сильнее отборных эсэсовцев физической подготовкой, волей и военным мастерством.

Об элитарности немецких войск СС можно судить хотя бы потому, что на службу в них брали только призывников из сельской местности с отменным состоянием здоровья. Даже пломба в зубе не позволяла быть зачисленным в эти войска.

Наша военная техника надёжно работала и в зной, и в стужу. Наши офицеры набирались опыта в кровопролитных боях. Наша Красная Армия наступала, покрывая заснеженную землю трупами немецких солдат и офицеров, разбитыми артиллерийскими орудиями, сожжёнными танками и автомобилями противника, павшими вражескими лошадьми. Много и исправной техники было брошено в панике бегущими немецкими солдатами. Колонны пленных немцев вели на восток наши бойцы, держа наизготовку винтовки с примкнутыми штыками.

Но не только разгромленные немецкие армии видели на своём пути бойцы. Тысячи сожжённых немцами дотла деревень и оставшихся без крова мирных жителей встречали на пути наши бойцы, десятки разорённых городов с взорванными заводами и домами, тысячи расстрелянных, до смерти замученных женщин и детей предстали перед глазами советских бойцов.

При виде этих ужасных зверств немецких оккупантов сердца солдат и офицеров Красной Армии наливались священным гневом, требовали возмездия, расплаты и звали в бой. Говорят, что Сталин издал приказ о том, чтобы солдат и офицеров части, замучившей Зою Космодемьянскую, в плен не брали.

Министр иностранных дел Великобритании Иден приехал в Москву 15 декабря 1941 года поздно вечером. Прибыл он через не побеждённый немцами город Мурманск. Иден опрометчиво сказал Сталину: «Ведь сейчас Гитлер всё ещё стоит под Москвой и до Берлина далеко». На что Сталин ответил: «Ничего, русские уже были два раза в Берлине, будут и в третий раз».

Во время застолья Сталин угостил Идена «русским виски» — перцовкой, и когда тот отдышался, сказал: «Такой напиток может пить только крепкий народ. Гитлер начинает это чувствовать».

Идена провезли по дорогам Подмосковья, и он собственными глазами видел разбитую немецкую военную технику и автомашины всех стран Европы. Видел он и сотни трупов завоевателей, которые топтали землю Варшавы и Дюнкерка, Нордкапа и Крита, Парижа и Салоник, и считали себя властелинами мира, но нашли смерть от рук советских солдат в полях и лесах Подмосковья.

На обратном пути Иден сказал Майскому:

 — Теперь я собственными глазами видел, как немецкая армия может терпеть поражения, отступать, бежать…

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 12.04.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: