Наталья Наумова Грандмастер

Чей портрет во Дворце дожей покрыт чёрной краской? Марино Фальеро: историческая личность и образ в искусстве

Венеция, 1355 год. Лучи весеннего солнца причудливо играют в водах каналов. Воздух пронизан пением птиц. Однако над лестницей Дворца дожей повисла напряжённая тишина. Кажется, что на мраморные ступени легла зловещая тень. Открылись двери, и на пороге появился седой восьмидесятилетний старец. Он медленно шёл навстречу смерти. Через минуту его жизнь оборвал топор палача.

ru.wikipedia.org

Так закончил свои дни дож Марино Фальеро. Но его опала продолжалась ещё очень долго. Во Дворце дожей от портрета казнённого правителя осталась лишь пустая рама. В ней на чёрном фоне помещена надпись, гласящая, что Марино Фальеро был обезглавлен за совершённые преступления. Что стоит за этими словами — стало достоянием легенд.

Властитель без власти

Всего девять месяцев Марино Фальеро пробыл в должности главы Венецианской республики. В молодости он прославился ратными подвигами. Позднее проявил себя в дипломатической деятельности. Дожем был избран заочно — в тот момент он находился с визитом в Риме, где и узнал о своём назначении. Однако вряд ли считал это особой честью. Дож почти не имел реальной власти. Он был лишён права самостоятельно принимать решения и подчинялся другим государственным органам.

Предшественники Фальеро делали попытки установления единовластия, но безуспешно. Возникла угроза сговора между дожем и народом. С целью предотвращения недовольств был создан знаменитый совет десяти — жестокое судилище с практически неограниченной властью. Шпионаж, доносы, расправа без суда по малейшему подозрению стали обычным делом.

Личная драма

Против совета десяти возник заговор. Неясно, что именно заставило примкнуть к нему Марино Фальеро. Желание монополизировать власть вполне понятно. Но весьма живучей стала версия, связывающая случившееся с личной обидой. Жену дожа, которая была намного его моложе, преследовал некто Микеле Стено. Отвергнутый ею, он затаил жажду мести. Не придумав ничего другого, прикрепил оскорбительную записку к креслу правителя. Наглеца Стено судили, но приговор был мягким — год изгнания из Венеции.

Такая снисходительность вызвала гнев дожа. Однако его власти было недостаточно, чтобы повлиять на решение совета десяти. Не исключено, что это и подтолкнуло Фальеро встать на сторону заговорщиков. Совет десяти быстро узнал об этом — доносы сделали своё дело. Руководителей приговорили к повешению. Сам Марино Фальеро был обезглавлен на лестнице своего дворца. Это событие впоследствии стало сюжетом полотен Эжена Делакруа и Франческо Айеца.

История на страницах книг

Загадочный эпизод минувшего не раз привлекал литераторов. Эрнест Гофман написал новеллу «Дож и догаресса», где центральной линией стала драма молодой жены правителя. Позднее личность Фальеро заинтересовала Антона Павловича Чехова. В Венеции его неодолимо влекло к закрашенному портрету на стене Дворца дожей. Чехов хотел написать историческую пьесу, но замысел остался неосуществлённым.

В числе наиболее сильных произведений на эту тему — трагедия Джорджа Байрона «Марино Фальеро, венецианский дож». Образ главного героя окутан в ней суровой романтикой. Полководец, отдавший молодость борьбе за свободу родины, теперь вынужден играть роль «государя, похожего на детскую игрушку». Он чувствует унизительность своего положения и страдает от бессилия покарать зло. Личная драма становится последней каплей.

Марино Фальеро признаётся, что хотел бы быть монархом, «но только счастливого народа». Он восстаёт против тирании всесильных аристократов, желает служить родной стране, а не сенату. Герой беспомощен в своём бунтарстве, но до конца остаётся верен себе. Осуждённый на смерть, он воспринимает приговор как честь — ведь немного найдётся правителей, готовых погибнуть за свободу народа.

В подражание Байрону драму «Марино Фальеро» написал французский поэт Казимир Делавинь. Его пьеса стала основой для либретто одноимённой оперы Гаэтано Доницетти. Поставленная в Париже в 1835 году, она имела большой успех. Героев одолевает борьба между чувством и долгом, что передано в возвышенных музыкальных характеристиках.

Поэма для оперного театра

…На тайную встречу собираются противники сената. Израэле Бертуччо, глава заговора, пытается заручиться поддержкой дожа Марино Фальеро. У них есть общий враг — Микеле Стено. Он, отвергнутый женой дожа (в опере названной Еленой), распускает слухи о её неверности. Она на самом деле влюблена в Фернандо, племянника мужа. Однако об измене не помышляет. Фернандо же собирается покинуть Венецию, чтобы умолкли недобрые разговоры. Но прежде вызывает на дуэль Стено.

Фернандо предчувствует свою смерть, ему отрадно погибнуть, защищая честь любимой женщины. Тем временем Марино Фальеро встречается с заговорщиками, которые посвящают его в свои планы. Неподалёку раздаётся звон оружия. Фальеро спешит к месту дуэли и узнаёт в убитом своего племянника Фернандо, которого любил как сына. Старый дож полон решимости отомстить Стено.

Заговор потерпел поражение. Совет десяти вершит суд над правителем Венеции. Фальеро решает достойно встретить смерть и сам снимает с себя шапку дожа. Перед казнью ему позволяют увидеться с женой. Елена признаётся, что была влюблена в Фернандо. Фальеро приходит в ярость. Но после мучительной внутренней борьбы прощает Елену. Она, искренне уважавшая мужа, страдает, осознавая уготованную ему страшную участь. Слыша сигнал, возвещающий о свершившейся казни, Елена падает замертво.

…Немецкому учёному и публицисту Георгу Лихтенбергу принадлежит любопытное высказывание: «Если история какого-либо короля не подвергалась сожжению, я не желаю её читать». Попытки уничтожить память о Марино Фальеро сделали историческую личность ещё более интересной. Грань между реальностью и легендой стала весьма зыбкой. Возможно, к загадкам тех событий найдутся ответы. Но пока этого не произошло, художники раскрашивают белые пятна истории в соответствии со своими фантазиями.

Обновлено 30.09.2017
Статья размещена на сайте 10.05.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: