Сергей Курий Грандмастер

За что хотели запретить песню «Дилайла»? Ко дню рождения Тома Джонса

Певец, сумевший покорить, как минимум, три поколения и при этом оставшийся самим собой — смуглым, жизнерадостным, самоироничным и крайне энергичным мужчиной — всё это Том Джонс. Даром, что свой псевдоним он взял у героя знаменитого сентиментального романа Г. Филдинга «История Тома Джонса, найдёныша».

Сиротой наш герой не был, но родился отнюдь не с серебряной ложкой во рту. Это сейчас он — кавалер Ордена Британской империи «сэр Томас Джонс Вудворд», а в юности сыну валлийского шахтёра ничего особенного не светило. К тому же Томас умудрился в 17 лет жениться, поэтому ему постоянно приходилось подрабатывать где придётся — то строителем, то продавцом. Но, как и у Мартина Лютера Кинга, у него была мечта, подкреплённая мощным красивым голосом.

По признанию Тома Джонса, пел он всю жизнь, не считая двухлетнего перерыва, когда болел в детстве туберкулёзом. Тем не менее парень вырос крепким и статным. По вечерам Джонс выступал в местном баре и даже как-то пытался раскрутиться с группой (впрочем, неудачно). Но, как это часто бывает в поп-сказке, однажды в бар зашёл музыкальный менеджер Гордон Миллз и ушёл оттуда уже с Томом.

Уже в 1965 году Миллз написал для своего подопечного британский хит № 1 «It's Not Unusual». За ним последовала песня из к-ф о Бонде «Thunderball» и ещё один топовый хит «Green, Green Grass of Home» (ну, прямо-таки «Трава у дома… Зелёная, зелёная трава»). Кстати, поговаривают, что, записывая бондовскую «Thunderball», певец так перенапрягся, что, вытянув последнюю ноту, натурально рухнул в обморок…

Джонс сразу принял на себя роль «сердцееда». Поначалу он очаровывал публику помоложе, но спустя два года менеджер посоветовал ему переключиться на более зрелую (и надёжную) аудиторию. Певец тут же сменил обтягивающие майки и джинсы на респектабельный фрак, однако драйва не растерял.

Том Джонс:
«Нет, я не Хулио Иглесиас. Спутник для ужина при свечах в дорогом ресторане — это не мой имидж. Я — типичный простой парень, „от сохи“, если угодно. Но в этом образе, тем не менее, немало секса, и я прекрасно знаю, какое настроение создаю».

Пример тому — знаменитая песня «Delilah», та самая «Дилайла», которой нам периодически выедал мозг Филипп Киркоров. Сингл с «Delilah» вышел в 1968 году. В Британии он занял 2-е место, а континентальную Европу вкупе с СССР просто покорил.

Не прошло и года, как на новогоднем «Голубом огоньке» 1968−69 гг. Эмиль Горовец исполнил свою версию хита о красавице Лайле, лучше которой в городе нет. Приблизительно тогда же песню спел белорусский ансамбль «Песняры»: девушку в их версии звали Дилайлой, но в остальном текст был ни о чём — т. е. о «любови». Ну, а самую смешную русскоязычную версию исполнил Муслим Магомаев:

Дочь родилась у шарманщика доброго Карло,
Радостный папа не знал, как ребёнка назвать,
И под шарманку
Не уставал он и ночью, и днем напевать:
«Лай-лай-лай, ди-лай-ла!»

Куда делся сын шарманщика Карло — Буратино — так и неясно…

С такими «переводами» даже непонятно, почему в 2014 году какой-то очередной политик-моралист хотел запретить болельщикам валлийской команды по регби распевать «Delilah» на стадионе Кардифа…

Дело в том, что оригинальный текст песни — с одной стороны, вроде как и любовная баллада, но, в то же время, баллада жестокая — очередная интерпретация клише «Там, где любовь, там всегда проливается кровь!».

По сюжету лирический герой Джонса изнывает от любви к некой Дилайле. Однажды он видит сквозь шторы окна, как Дилайла встречается с другим мужчиной. Ошеломлённый предательством герой утром стучится в дверь изменницы, но та лишь хохочет ему в лицо, за что и получает удар ножом. После чего ревнивец остаётся у трупа горевать, каяться и ждать прихода полиции.

У этого могучего текста аж целых два автора — Барри Мэйсон и его жена Сильван Уиттингем. Про источники вдохновения Мэйсон рассказывал разное. То упоминал старый хит Фрэнки Лэйна «Jezebel» про роковую демоническую женщину Иезавель. То говорил, что это некое воспоминание о его подростковой любви по имени Дилия. Вот только имя «Дилайла» показалось ему более «роковЫм». Кстати, на русский язык его правильнее переводить как «Далила». Так звали библейскую девушку, которая искусила героя Давида, обрезала его волшебные хайера и сдала филимистянам. Собственно, подобные ассоциации и должно вызывать имя героини песни.

Музыку к «Delilah» написал композитор Лес Рид, и она несколько странная для такого текста. Начинается песня грозным и драматичным припевом, после чего неожиданно переходит в вальяжный припев с трубами в духе мексиканской вечеринки.

Тому Джонсу, кстати, поначалу песня не понравилась. Вполне справедливо она казалась ему «комичной».

Том Джонс:
«А мой менеджер сказал: „Да, но мы хотим, чтобы ты исполнил её серьёзно“. …Она записана в стиле старых застольных песен — можно представить себе пивные бокалы, которыми размахивают в старом пабе».

В общем-то, в пабе её и услышали валлийские фанаты и сделали своим гимном. А бывший лидер националистической Партии Уэльса — Дафид Иван — потребовал запретить публичное исполнение «Delilah», назвав песню «пропагандой бытового насилия».

Никто ничего в итоге не запретил. Хотя бы потому, что всерьёз этот «жесткий романс» воспринимать трудно — он просто нарочито условен и театрален. Как в «Балаганчике» у Блока: «Истекаю я клюквенным соком! Забинтован тряпицей!»

Кроме того, в 2012 году Том Джонс исполнял «Delilah» перед самой английской королевой в честь её «бриллиантового» юбилея. И никто о бедной Дилайле даже не всплакнул.

Если у нас «визитная карточка» Джонса, несомненно, «Дилайла», то у американцев таковой является бодрая «She's a Lady» («Она — леди»). В 1971 году она заняла в американских чартах 1-е место. Второе дыхание песня обрела в 2000 году, когда в новой обработке прозвучала в к-ф «Мисс Конгениальность» с Сандрой Баллок. Кстати, пел её в фильме сам Том Джонс. Он вообще частенько играет на экране самого себя (как в фантастической комедии «Марс атакует!») или озвучивает свой мультипликационный образ (как в «Симпсонах»).

Надо сказать, что к 1980-м годам Том Джонс заметно «сдулся». Пока не решил сделать репертуар более современным. В 1988 году он вместе с альтернативной группой ART OF NOISE записывает версию знаменитой фанк-песни Принса «Kiss», и она становится № 5 в Британии.

Войдя во вкус, Джонс записывает ещё несколько каверов с другими модными исполнителями — вроде CARDIGANS и STEREOPHONICS.

А в 2000 году — в 60 лет! — выпускает свой самый убойный хит последних лет — «Sex Bomb», который до сих пор терзают начинающие исполнители. Песня буквально в последний момент запрыгнула на подножку выходящего альбома Джонса «Reload» (материала для него было записано более чем достаточно). Как позже скажет сам певец: «Мы чуть было не упустили самую сильную песню».

«Sex Bomb» была написана немецким ди-джеем турецкого происхождения Мустафой Гюндогди, известным как «Mousse T.», и стала самым крупным хитом в его карьере (№ 3 в Британии, не говоря про другие европейские хит-парады). Песня вышла заводной, самоироничной и, главное — органичной для образа Тома Джонса. Даже знаменитый стебальщик Макс Раабе со своим PALAST ORCHESTER смог достичь должного комичного эффекта лишь перепев «Sex Bomb» в… чопорной манере.

Том Джонс:
«У меня был хороший голос с большим диапазоном, и я любил все музыкальные жанры. Я не ограничивался каким-то одним стилем. И если песня мне подходила, я брался за неё, какая бы она ни была».

P. S.: Сами песни вы можете послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Статья размещена на сайте 1.06.2015