Александр Смирнов Грандмастер

Тильзитский мир и война 1812 г. - почему вышло как вышло? Часть 1

Вообще-то, события 7 июля (25 июня) 1807 г. должны были принести мир всей Европе… за исключением Англии. В городе Тильзите (Восточная Пруссия, ныне Советск) шли переговоры между императорами двух сильнейших на тот момент стран Европы: Наполеоном и Александром I.

Public Domain, Источник

Русская армия понесла потери в сражениях при Прейсиш-Эйлау (сведя вничью саму битву) и Фридланде (проиграна русскими); в это время активизировался конфликт с Османской империей. Избегая войны на два фронта, Александр поневоле заключил мир с Наполеоном.

На каких условиях? Не столь уж плохих. Может, и вовсе неплохих.

Обязательство военного сотрудничества, взаимная поддержка в любой войне. Признание новых государств, образованных Наполеоном и руководимых его братьями. Уступки и потери России: вывод войск из Молдавии и Валахии. Согласие на аннексию Прусских территорий. С другой стороны, Наполеон утверждал, что сохраняет Пруссию как государство только из уважения к Александру.

Уступки с русской стороны нормальны! При том, что Наполеон очень желал союза с Россией, вообще-то, Россия (вместе с союзниками по коалициям) проигрывала в нескольких кампаниях.

Со своей стороны Франция обязывалась не поддерживать Османскую империю в войне с Россией.

Главное требование к России: поддержать континентальную блокаду Англии, экономическое оружие Наполеона против основного противника — Англии. Россия — поставщик леса и пеньки для флота, и не только. Общеевропейская блокада грозила Англии обвалом экономики, признаки которого уже появлялись. России — серьезными экономическими потерями. Но они, вероятно, были преодолимы. Во всяком случае, Россия уже сворачивала торговлю с Англией в 1799—1801 годах, причем добровольно. Итог: убийство Павла I. Уже это — достаточное подтверждение серьезности угрозы континентальной блокады!

Но русскому дворянству грозили серьезные убытки. Для замешанного в отцеубийстве и не слишком пока уверенно чувствующего себя на троне Александра это одна из главных причин не присоединяться к блокаде. В начале царствования он, как и Екатерина II, не мог пренебречь интересами дворянства.

А ведь при Павле блокада вроде бы начинала активизировать русскую экономику! И Наполеон снова искал в России союзника. Она не была побеждена. И в «новой Европе» могла занять достойное место!

Главным фактором саботажа Тильзитских договоренностей считается личная неприязнь Александра к Наполеону. Очень уж недвусмысленно и публично намекавшему болезненно самолюбивому Александру на отцеубийство.

Еще Александр жаждал славы. А после ряда поражений — и реванша. Мир он воспринимал (это отражено в его письмах) передышкой. Наполеон еще в 1812 г. готовил планы обороны/отступления на случай, если русские нападут первыми. Конечно, военные планы всегда готовят на разные случаи, но Наполеон говорил об угрозе вторжения как-то очень всерьез.

Неудивительно. Соседи ополчились на Францию давно и всерьез: на революционную, затем на императорскую. Соседей-монархов очень даже можно понять! Но факт: по большей части, агрессия исходила извне. Просто так получалось, что всякий раз Наполеон оказывался сильнее…

России наполеоновские походы вроде бы прямо не касались. Общих границ не было. Но присутствие французского флота на морях мешало русско-английской торговле. Вначале России, как и другим европейским монархиям, угрожал экспорт революции. Пришедшего к власти Наполеона соседи продолжали воспринимать как угрозу. Затем поражения ряда антифранцузских коалиций. Наполеоновские завоевания реально и прямо затрагивали интересы соседей…

Но Россия проявляла агрессию задолго до того, как империя Бонапарта приблизилась к русским границам! А в 1812 г., еще до вторжения, обжегшийся в предыдущих кампаниях Александр заведомо готовился к обороне (и отступлению вглубь России). А русское «общество», в частности офицерство, требовало наступления.

Александр с юности мечтал о признании, славе, в том числе военной. Неспроста он вмешивался в командование, пытался руководить сражениями. Это сыграло немалую роль в поражении при Аустерлице; в 1812 лишь с помощью Аракчеева Александра убедили уехать из армии. Убедили, что отступление под личным руководством царя еще сильнее ударит по его личному авторитету.

Увы, талантом тактика Александр не отличался. Себя «северный сфинкс» (по выражению Наполеона) нашел в политике. И как показала война 1812 — в стратегии.

Талант политика русского царя отметил и Наполеон. После встречи в Тильзите…

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 21.06.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Пока что все отлично. Точно показано, что Россия не была овечкой, но медведем, который нарвался на рогатину. Будем ждать продолжения. Спасибо.
    Оценка 5