Валерий Руденко Мастер

Страницы российской истории. Какая икона помогла Ивану Грозному взять Казань?

В 1547—1552 годах Иван IV ходил воевать Казань трижды. Два первых похода оказались неудачны, но третий завершился успешным штурмом кремля и пленением казанского хана.

«Вступление Иоанна IV в Казань» Петр Шамшин , Репродукция картины

Верующие утверждают, что победу обеспечил взятый Иваном Васильевичем в поход список с чудодейственной иконы Николы Тульского, дивным образом обретенной в Туле на заре XVI века. И потому отнюдь не случайно первым православным храмом в мусульманской Казани стала церковь «Святого Николая, иже зовется Тульским». После взятия Казани храм во имя Николы Тульского появился и в Москве.

По преданию, ходивший по русской земле Святитель Николай заметил, что именно в Туле его «любят более всего», и стал «этому городу защитой». Образ святого нашел, копая огород в тульском Заречье, приезжий с Днепра казак по имени Ермолай. В память об этой находке и был возведен у городского кремля деревянный храм Николы Тульского, который особенно полюбился местному казачеству.

Почитаемый горожанами Святитель Николай помог не только взять Казань, но и отбить в том же 1552 году нападение на Тулу крымского хана Девлет-Гирея, объявившегося под городом вскоре после назначенного Иваном Грозным сбора войска в Коломне для третьего казанского похода. Крымчаки, видимо, знали, что к Ивану Васильевичу отправился почти весь тульский гарнизон. Девлет-Гирей хотел быстро взять Тулу и двинуться дальше на Москву. Но сбыться этим планам помешали оставшаяся в Туле сотня воинов под командованием воеводы Григория Ивановича Темкина-Ростовского, сбежавшиеся в кремль горожане и, конечно, Никола Тульский: завидев подходящего к крепости врага, горожане обошли кремлевские стены крестным ходом во главе с иконой Николы Тульского, моля святого о заступничестве.

Первое известие о появлении под Тулой семитысячного татарского отряда Иван IV получил в Коломне. Он сразу отправил на выручку городу довольно значительные силы. На следующий день очередной гонец доложил, что к Туле подошел сам крымский хан и что «наряд с ними многой и многие янычане Турского». Иван Васильевич в это время обедал. Услыша тревожную новость, он прервал пиршество и, «не соверша стола», направился в церковь, а воеводам приказал строить войско для похода. После церковной службы отправились в путь. Близ Каширы им повстречался третий гонец, который сообщил: Девлет-Гирей пришел с сыном, войско у них велико, в нем и крымчаки, и турки, и янычары.

Утром того же дня враг ударил по кремлю из пушек «огнеными ядры», начались пожары. Следом начался штурм. Служилых людей среди осажденных было мало, но «помощию всесилнаго Бога огнь в городе угасиша и толико с нечестивыми бишася, яко и от града отбиша». Следующим утром штурм возобновился при поддержке пушек. В это время горожане увидели клубы пыли на дороге из Каширы — то подходили передовые отряды Ивана Грозного. Заметили идущую к Туле рать и враги, ослабили натиск, а затем и вовсе начали отступать. Тогда ободрившиеся горожане устроили вылазку: «И устремишася вси на безбожныя и изыдоша из града не токмо воеводы и воины и вси мужи и жены восприемше мужескую храбрость и младые дети и многих Татар под градом поби и… и наряд пушечной и ядра и стрелы и зелие многое, но разорение градное привезенное, взяша православнии».

Подоспевшие воеводы пустились преследовать крымского хана. Догнав бегущего врага на реке Шиворони, русские отряды довершили разгром: «Царь побежал и телеги пометал и велблуды многие порезал, а иные многие живые пометал».

Колокольным звоном встретила Тула вступление в город Ивана Грозного с основным войском. Он долго молился перед образом Николы Тульского, а затем пожелал взять икону с собой на Казань. Горожане, однако, несмотря на весь страх перед Иваном Васильевичем, напрочь ему отказали, и пришлось царю удовлетвориться искусно исполненной копией.

Связанные с образом Николы Тульского чудеса на том не закончились. В 1579 году близ его казанского храма случился пожар. Огонь уничтожил дом стрельца Данилы Онучина. На пепелище его дочь Матрона обрела икону Божией Матери, названную Казанской. В обретении ее участвовал и происходивший вроде бы из казаков священник Ермолай — будущий патриарх Гермоген. Мы немного знаем о нем, но в Туле бытует версия: это тот самый Ермолай, что нашел икону Николы Тульского.

Такую возможность допускал тульский духовный писатель, историк и археолог Николай Троицкий (1851−1920). Николаю Ивановичу мы обязаны и фотографией с оригинала иконы, который — увы — исчез из тульского храма в первые послереволюционные годы. Ее изображение отличается от традиционных изображений Святителя Николая. На фотографии он стоит в рост, облачен в крестчатую фелонь поверх епитрахили и широкий омофор с крупными четырехконечными крестами. В левой руке Никола Тульский держит на плате кодекс Евангелия, а правой благословляет перед грудью. По бокам его фигуры на уровне головы — большие круглые медальоны с Христом и Богоматерью, справа на полях — небольшая фигура апостола Симона, предположительно соименного заказчику иконы…

С пропажей иконы традиция почитания образа Святителя Николая в Туле прервалась на несколько десятилетий, но не забылась. В новом тысячелетии ежегодно 5 июля в храме Николы-на-Ржавце, где находится список чудотворного образа, совершаются Божественная литургия и крестный ход. В них участвуют простые горожане, казаки и военные — далекие потомки тех, кто века назад с помощью Николы Тульского защитил родной город от врага.

Статья размещена на сайте 26.06.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: