Борис Рохленко Грандмастер

Альма-Тадема сэр Лоуренс, «The vintage Festival». А кто такой Маркус Холкониус?

Мраморная площадка, по которой слева направо движется шествие во главе с несущей факел девушкой. За ней — три флейтистки, потом — девушка с бубном, за ней — два украшенных венками бородача несут длинные сосуды. И замыкает эту небольшую колонну девушка с венком из виноградной лозы и с гибкой корзиной, в которой видны кисти винограда.

Альма-Тадема, фрагмент автопортрета Источник

На заднем плане — дворик, обрамленный колоннадой, толпа народа с бубнами. Видимо, все они должны пройти под колоннами и выйти туда, где сейчас «передовой отряд». Слева видна какая-то статуя, рядом с ней женщина. Она простерла руки к небу в молитве.

Шествие длится долго: у флейтисток на головах замысловатая упряжь, что-то вроде бандажа или уздечки (если ее можно так назвать), которая держит флейты и снижает нагрузку на руки. У девушек совершенно невеселый вид, наверное, они устали. Скорее всего, эта процессия прошла по всему городу, созывая публику. Куда направляется шествие?

Возможно, это дорога к какому-то храму. Скорее всего — к храму Аполлона: впереди — жертвенник с жареным быком (он слева, за обрезом картины), на маленьком жертвеннике уже курятся ладан и лавр, звучит призывная музыка флейт и грохот бубнов, и предстоит обильное возлияние вина в честь празднования сбора винограда и пир с дарами богини плодородия Цереры.

Аний в том граде как царь — людей, как жрец — Аполлона
Блюл благочестно. Гостей и в храме он принял и дома.
Город он им показал и святыни — дары посвященья:

Ладан в огонь положив и вина возлиявши на ладан,
В жертву закланных быков, по обычаю, мясо изжарив,
Входят они во дворец. К коврам прислонившись высоким,
Стали Цереры дары принимать со струящимся Вакхом.

(Овидий, Метаморфозы, глава 10, 632−639)

На мысль о том, что шествие направляется в храм Аполлона, наводит надпись на полу, слева по ходу шествия: «HOLCONIUS M (arcus)». Что бы это значило? Во время раскопок Помпей была обнаружена статуя Маркуса Холкониуса, был раскрыт его дом. Мало того, когда откопали амфитеатр Помпей, оказалось, что на одном из мест выбито это имя.

Историки выяснили, кто такой Маркус Холкониус. Оказывается, это был почти отец города. Он владел глиняными карьерами, изготавливал кирпич для строек Помпей (вполне возможно, что не только Помпей). У него были виноградники, он производил вино и снабжал им Рим. Его богатство позволило ему пожертвовать на переустройство храма Аполлона (в 62 году н.э. одна из стен храма была сильно повреждена во время землетрясения), на строительство амфитеатра.

Его заслуги в реконструкции храма Аполлона высечены на внешней стене храма, кроме того, перечислены и должности, которые он занимал. Он пользовался почетом в городе, его несколько раз избирали в верховное руководство. Уважение к нему было, можно сказать, безмерным: на перекрестке главных улиц Помпей была установлена его статуя. И не просто его скульптурное изображение: льстецы одели его в доспехи, которые он никогда не носил, потому что никогда не был в войске. Еще одна деталь — на него надели сандалии сенатора, хотя он им не был.

Альма-Тадема тщательно изучал раскопки Помпей и попытался воссоздать протекавшую там когда-то жизнь. Что касается винных кувшинов — они практически списаны с сохранившихся помпейских. Трудно что-нибудь определенное сказать об уздечках флейтисток: вероятно, на каких-то фресках это изображение встречалось. Однако усомниться в добросовестности художника невозможно, он правдив до микроскопических мелочей.

Гремят бубны, пищат флейты, толпа ликует, впереди — жертвенная трапеза с мясом и вином…

Примечание: название картины «The vintage Festival» можно перевести двояко — «Старинный праздник» или «Праздник сбора винограда».

Статья размещена на сайте 27.06.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: