Борис Рохленко Грандмастер

Габриэль Метсю, «Женщина за клавесином». Что интересного в её жизни?

Габриэль Метсю (1629−1667) — голландский художник, портретист, жанрист. Среди его полотен одно вызывает больше вопросов, чем ответов. Это — «Женщина за клавесином» (ее название на английском языке «Lady at a Virginal»).

Женщина за клавесином (1660 г.) Габриэль Метсю, музей Boijmans Van Beuningen, Роттердам, Нидерланды

Действительно, на первом плане — сидящая за клавесином женщина. Одета она скорее скромно, чем богато, одежда каких-то блеклых цветов. Гладкая прическа, волосы собраны узлом на затылке. Не видно никаких украшений. Она как бы небогатая, хотя и небедная — клавесин не был принадлежностью бедных домов. Она одета не по-домашнему, но одна туфля снята (как бы ждет кого-то, но на минутку расслабилась).

В проем двери видно еще одну комнату. На сундуке сидит грустного вида девушка, похоже, что слушает музыку. Рядом с ней метла, которая занимает в картине чуть ли не центральное место. Еще одно существо — собачка, с которой разговаривает хозяйка.

Из особенностей картины следует отметить в первую очередь нечто вроде панно или картуша напротив женщины. Надпись на латыни не читается полностью, но можно предположить, что ее смысл передают слова: «Уповаю на твою милость, Господи!»

На окнах — красные портьеры, одна присобрана и поднята, вторая распущена.

Естественно предположить, что каждый элемент картины несет какую-то смысловую нагрузку. Как пишет Вэйн Франиц в своей работе, посвященной картине Питера де Хоха «Женщина готовит мальчику бутерброд», «писатели семнадцатого века часто ассоциируют метлу, посуду, используемую для уборки, с духовной и нравственной чистотой». Мало того, подметающая пол служанка выполняет чисто символическую работу — она сметает следы порока.

Собачка, можно сказать, тоже не без греха — она олицетворяет грех. Маленькая собачка — грех небольшой.

Итак, красные портьеры, метла, собачка — все это наводит на мысль, что этот дом — небезгрешный.

Обратимся к названию картины. Никто не знает, кто дал картине такое имя — художник, владельцы картины или искусствоведы. Если сам автор не дал имени, его надо было придумать по крайней мере для того, чтобы точно знать, о каком предмете идет речь. Случайно или нет, но в названии картины есть слово «Lady», один из переводов которого — «дорогая проститутка». И надпись на панно приобретает глубокий смысл: «Спаси и сохрани!» Спаси от напастей вроде нежелательной беременности и сохрани от болезней.

Насколько верен теперь перевод названия картины «Дорогая проститутка у клавесина»? На этот вопрос однозначно мог бы ответить автор, Габриэль Метсю. Совершенно неясно, видел ли он то, что нарисовал, или придумал. Очень может быть, что если не всю картину, то ее детали были когда-то им подсмотрены. Красные занавески в то время могли быть сигналом, что здесь можно получить желаемое. Весьма вероятно, что положение занавесок говорило прохожим о том, свободна ли сейчас жрица любви: опущенные — занята, поднята половина — доступ открыт, подняты обе шторы — санитарный час (приблизительно так).

Кажется, в живописи (по крайней мере, того времени) это единственный случай обозначения профессии хозяйки.

Видимо, отсюда пошли знаменитые красные фонари…

(В названии в оригинале на нидерландском «Vrouw aan het virginaal» есть еще одна тонкость: слово virginal можно перевести как девственный. Если можно так выразиться — сочетание несочетаемого, непереводимая игра слов.)

Статья размещена на сайте 11.07.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: