Сергей Курий Грандмастер

Кто такая «Девушка из Ипанемы»? История песни «The Girl from Ipanema»

К середине 1960-х мир музыки покорила новая «фишка». Говорят, именно так — «новая фишка» или «новая особенность» — переводится с португальского жаргона слово «боссанова».

Та самая улица в Рио-де-Жанейро, по которой когда-то проходила «Девушка из Ипанемы» Сергей Кириенко, https://commons.wikimedia.org

Боссанова родилась на пересечении двух (с первого взгляда, таких разных) жанров — американского кул-джаза (от «cool» — «холодный») и страстных ритмов латиноамериканской самбы. В результате на выходе мы получали элегантную сдержанно-чувственную музыку. Её символом до сих пор является всемирно известная композиция «The Girl from Ipanema» («Девушка из Ипанемы»).

За считанные месяцы песня прославила боссанову, Ипанему (курортный район на юге Рио-де-Жанейро), а также имена, как минимум, шести человек.

Первым из них, безусловно, стоит назвать бразильского композитора Антониу Карлоса Жобима.

Началась история будущего хита в 1962 году в баре «Велозу», расположенном как раз по пути на пляжи Ипанемы. Жобим частенько сиживал в баре, а мимо бара регулярно курсировала очаровательная 17-летняя девушка по имени Элоиза Энеида Менезеc Паеc Пинто. Утром она шла на учёбу, а днём, вырядившись в бикини, на пляж. Девушка была настолько хороша, что посетители бара восхищённо свистели ей вслед. А немолодой и отягощённый семьёй композитор буквально влюбился в Элоизу.

Автор перевода — Лада:

Когда она идет — похоже, что она танцует самбу.
Её походка столь дерзка, а движения так мягки,
что когда она идёт,
каждый, мимо кого она проходит, выдыхает: «Ах!»

Своим восхищением Жобим решил поделиться с творческим напарником — поэтом Виниусом де Мораисом. По легенде, композитор пригласил Мораиса в «Велозу», показал на девушку и спросил: «Она красивее всех, не так ли?» А Мораис ответил: «О да, в ней больше грации, чем в ком-либо».

На португальском эти реплики прозвучали, как готовые поэтические строчки. Недолго думая, поэт начертал текст будущей песни прямо на салфетке, пытаясь передать чувства, охватившие его друга. Недаром Жобим как-то обмолвился: «Каждая женщина, которой у меня нет — это песня, которую я пишу».

Поначалу песня называлась «Menina Que Passa» («Девушка, которая проходит») и планировалась для саундтрека бразильской комедии «Дирижабль». Да и текст был другим — более депрессивным:

Я был подавленным и усталым,
Без поэзии, без пения птиц,
Боялся жить, боялся любить,
Когда вдруг увидел красивую девушку,
Которая, изящно покачиваясь, шла на пляж…

Жобиму слова понравились, но он уговорил Мораиса переписать куплеты, чтобы сменить слишком явное чувство тоски на лёгкую меланхолию.

Автор перевода — Лада:

Посмотри, какая красота, полная изящества.
Это она, девушка, что проходит мимо
сладко покачиваясь по дороге к морю…
Девушка с золотым телом от солнца Ипанемы.
Её плавная походка больше чем поэма.
Это самая красивая вещь, что я когда-либо видел…

Аа, почему я так одинок,
а-аа, почему всё вокруг так грустно,
а-аа, красота, что существует,
красота, что не принадлежит лишь мне,
что также проходит в одиночестве.

Песня стала называться «Garota de Ipanema» («Девушка из Ипанема» по-португальски), а первой её записал и издал бразильский исполнитель Пери Рибейру.

Однако мировая слава к песне пришла, как водится, через Америку… Случилось так, что в 1961 году джазмены США устроили турне по Латинской Америке, где познакомились с бразильским исполнителем Жуаном Жильберту (а тот, в свою очередь, давно и плотно сотрудничал с Жобимом). В результате Жильберту свели с американским саксофонистом Стэном Гетцем, и парочка задумала записать совместный альбом в духе боссановы. В числе избранных композиций была и «Garota de Ipanema».

Однако продюсер альбома — Крид Тейлор — благоразумно решил, что раз запись рассчитана на рынок США, то и тексты должны быть на английском. Англоязычную версию — «The Girl from Ipanema» — написал некий Норман Гимбел, но тут возникла другая проблема — Гетц не умел петь, а Жуан не знал английского языка. Зато его знала жена Жуана — Аструд Жильберто. Хотя до этого момента Аструд никогда профессионально не пела, её подкупающий непоставленный голос прекрасно вписался в тихие ритмы боссановы (как и нежный тенор-саксофон Гетца). Сам Жильберту всегда говорил, что боссанову надо петь мягко, «как будто тебе шепчут на ухо».

Сначала «The Girl from Ipanema» вышла в 1963 году на альбоме «Getz/Gilberto». Забавно, что там Аструд даже забыли указать в числе исполнителей, хотя уже в следующем году её объявят «королевой боссановы». Дело в том, что в 1964-м песню издали синглом. Она тотчас стала большим летним хитом, получила «Грэмми» как «запись года» и заняла 5-е место в национальных чартах США. Что весьма неплохо, учитывая, что «британское вторжение» было в разгаре и первые четыре места прочно удерживали БИТЛЗ.

Тем же БИТЛЗ удалось обскакать «Девушку из Ипанемы» ещё один раз. Если бы не их «Yesterday», то произведение Жобима-Мораиса стало бы песней-рекордсменом по количеству кавер-версий. Многие певицы (вроде Пегги Ли, Эллы Фитцджеральд и Ширли Бэсси) даже решили, что негоже имитировать чувства влюблённого мужчины, и исполняли песню в «женском» варианте под названием «The Boy from Ipanema» («Парень из Ипанемы»)…

А что же случилось с Элоизой — той самой «девушкой»? Авторских отчислений она, разумеется, не получала. Да и о своей роли «музы» узнала лишь после мирового успеха песни. Жобим сказал ей об этом лично, не забыв заодно предложить свою руку и сердце. Элоиза отказала, что вполне понятно, учитывая 18-летнюю разницу в возрасте…

Лишь один раз в жизни, будучи уже зрелой замужней женщиной по фамилии Пиньейру, она попыталась использовать свою славу и открыла бутик под названием «The Girl from Ipanema». Наследники Жобима тут же подали в суд, но общественное мнение и судья были на стороне Элоизы…

Что касается Рио-де-Жанейро, то слава песни изрядно изменила топонимику города. Сначала переименовали легендарный бар «Велозу» в «Garota de Ipanema». Затем назвали проходящую мимо него улицу именем Мораиса — к неудовольствию Жобина, который сказал: «Теперь „по Мораису“ будут ездить машины, а „на Мораиса“ мочиться собачки». Возможно, поэтому «улицы Жобина» в Рио нет, зато его именем назвали главный городской аэропорт.

P. S.: Сами песни вы можете послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Обновлено 20.08.2015
Статья размещена на сайте 16.08.2015