Александр Смирнов Грандмастер

Кто делал первый евроремонт Кремля? Гастарбайтеры из солнечной Италии

Все, изучавшие историю, помнят о «немецком засилье» первой половины 18 века. Тут и время Анны Иоанновны с Бироном, и тем более Петр I с Немецкой слободой. Кстати, многие из немцев Анны Иоанновны — «птенцы гнезда Петрова», возвышенные еще им.

В разговоре о Минихе я упоминал его предшественников — приезжих инженеров и военных.

Кажется, впервые западные инженеры-строители приезжали на Русь еще в 12 веке: мастера, присланные Фридрихом Барбароссой строить владимирские храмы. Правда, не немцы, а итальянцы — долгое время строителей на Русь приглашали именно из Италии. А откуда же? Там были лучшие инженеры. А 15-й и начало 16-го веков, когда в Москве работала целая плеяда итальянцев, это расцвет Ренессанса со всеми его достижениями.

Москва в это время «собирает» земли. Брак Ивана III с Софьей Палеолог, окончательное избавление от власти Орды значительно повышают статус Московского государства. И открывают путь к контактам с Европой.

В Кремле строится новый великокняжеский собор — Успенский. И — уже почти достроенный — обрушивается.

Через несколько лет Иван III, решив пригласить для его постройки итальянского зодчего, отправляет в Италию посольство. Там переизбыток инженеров, но ехать в Москву никто не хочет, пока Аристотель Фиораванти сам не предложил свои услуги.

Аристотелю уже 60, он весьма известный инженер. Не выдающийся, каким его представляют некоторые авторы. Но крепкий, известный архитектор. Потомственный. В итальянских документах (хроника родной Болоньи) он впервые упомянут в 1447 г. как автор (вместе с литейщиком Гаспаром Нади) колокола для башни Аринго. Он же поднимает колокол на башню с помощью им же разработанного подъемного устройства.

Дальше информация местами спорная, не вся легко проверяемая. Особенно в оценках деятельности Фиораванти.

Первая его известная работа — перемещение на 13 метров колокольни Святого Марка в Болонье. Передвинуть здание — не уникальная в то время, но сложная работа, требующая серьезной квалификации.

Далее он строит мосты, каналы, выпрямляет покосившиеся здания… Но в Венеции выпрямленное им здание рухнуло. Причина в недостатке финансирования, о чем зодчий предупреждал заказчиков. Но те дополнительных денег не выделили.

Тем не менее мастер признан частично виновным, в т. ч., в гибели нескольких человек и покидает Венецию. Работает в Италии, с 1467 г. — при Венгерском дворе…

Но в 1470-х мастер попадается на подделке денег и… предлагает услуги московитам за сравнительно небольшую плату. Вроде бы в подтверждение своего мастерства он показывает (дело было в Венеции) на собор Святого Марка со словами: «Моя работа!»

В 1475 г. он приезжает в Москву с сыном и «паробком Петрушею». И сразу удивляет русских, разобрав развалины рухнувшего собора: «еже три года делали, во едину неделю и меньше развали». Заодно подтверждает мнение русских строителей-«экспертов» о причине разрушения собора: слабый раствор.

Составляя проект, Фиораванти едет во Владимир. Подтверждает, что соборы во Владимире построены итальянцами. И взяв Успенский собор за образец, в 1479 г. заканчивает Успенский собор в Кремле: «Бысть же та церковь чюдна велми величеством и высотою и светлостью и звонкостью и пространством; такова же прежде того не бывало в Руси, опричь Владимирска церкви».

Мастера не устроил местный кирпич-плинфа. Он строит кирпичный завод, знакомит с технологией изготовления кирпича, пропорциями близкого с современным.

В 1478-м зодчий «отвлекается» от строительства, командуя артиллерией в походе на Новгород. Похоже на историю Миниха! Да, долгое время архитекторы и инженеры — по совместительству артиллеристы и фортификаторы. Заодно он строит понтонный мост через Волхов.

Естественно, зодчий привез новые технологии, что было одной из главных целей его приглашения. Великий князь доверяет Фиораванти чеканку монеты. Ох, не зря в Италии мастера обвиняли в фальшивомонетничестве! Да и не было это чем-то необычным. Время суровое, итальянцы — люди лихие. В те века и великие художники кротостью не отличались.

Аристотель организовал Пушечный двор. Пушки на Руси лили давно и хорошо, но их нужно было много, и участие итальянского мастера было не лишним.

Участвует Фиораванте в Казанском (1482) и Новгородском (1485) походах. А перед последним безуспешно пытался сбежать домой, но был пойман, ограблен и посажен под арест. Учитывая, что ему под 70, неудивительно, что после 1485 года следы мастера теряются.

Есть вероятность, что Фиораванте составил план нового Московского Кремля. Сам Кремль строил не он, а череда итальянцев, поехавших на Русь следом. Ими построены: Московский Кремль; его рвы и мосты; Казенный Двор; Архангельский собор; Грановитая палата; колокольня Иван Великий; церковь Вознесения в Коломенском; каменный Китай-город; кремль в Нижнем Новгороде. Очень вероятно, каменные крепости Тулы, Коломны и Зарайска. И не только…

А мастер Фиораванте оставил на Руси потомство! В следующем, 16 веке, в одном из синодиков упомянут «Аристотелев внук». Был это последний потомок или нет — неизвестно, но как знать…

Обновлено 24.02.2018
Статья размещена на сайте 21.08.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: