Игорь Вадимов Грандмастер

Острова Санкт-Петербурга. Остров Декабристов - почему он Голодай?

Среди ленинградцев в период блокады города ходил грустный анекдот: «Как дела? — Как трамвай № 26 — ?? — По Голодаю, по Голодаю — и на Волково кладбище». Так почему же остров Голодай так чудно назвали? Виной всему — иностранное влияние и русская смекалка. Она и улицу Бромлея в Бармалееву преобразовала, и остров англичанина Холлидея (Holiday) в Голодай перекрестила.

Томас Холидей (Thomas Holiday, по некоторым данным, возможно, Matthew — Матвей) родился в 1735 году. Был доктором медицины, практиковал в России. Был врачом при канцлере империи Михаиле Воронцове вплоть до его смерти. Затем служил в Петербургском оспенном доме. Осенью 1771 года, во время эпидемии чумы в Москве, был командирован туда.

Эти детали службы однозначно показывают мужество нашего героя. В 1787 году прививал оспу Великим Княжнам Елене Павловне, Александре Павловне и Марии Павловне, за что впоследствии был удостоен чина 5-го класса: «за усердные труды при прививании оспы». Пятый класс в табели о рангах — «статский советник», что соответствует по военным званиям бригадиру, или капитан-командору (еще не генерал, но уже и не полковник).

Издания словаря Брокгауза и Ефрона уделили ему всего несколько абзацев. Но само присутствие в них статьи об английском докторе, жившем в Санкт-Петербурге задолго до издания этих словарей — уже показатель его знаменитости, или того, что он оставил в истории России свой след.

Правда, в этих статьях есть некоторое хронологическое несоответствие. Умер Томас Холлидей, ориентировочно, в 80-х годах XVIII века. Великих Княжон он прививал от оспы в 1787 году. А звание 5-го класса получил в 1799 году, 14 мая, причем за привитие оспы Великому Князю Николаю Павловичу (будущему императору Николаю Первому) и Великой Княжне Анне Павловне. Как сие смогло произойти — Брокгауз и Ефрон умалчивают.

Холидей занялся коммерцией, основал торговый дом и выкупил небольшой остров к северу от Васильевского. В архивах второй половины XVIII века остров назывался Галадей. Потом стал Галадай, а потом, вплоть до 1926 года — Голодай. Возможно, потому, что крестьяне-строители Питера, жившие там в бараках и землянках, вовсе не купались в роскоши. Вот островок потихоньку и переименовали. Явочным порядком.

В 1826 году ночью, тайно на территории Голодая, или, если по-нынешнему, острова Декабристов, были захоронены тела пятерых декабристов, приговоренных к повешению: Пестеля, Рылеева, Каховского, Бестужева-Рюмина и Муравьева-Апостола. Где именно их похоронили — неизвестно даже сейчас. Посему памятники им стоят и на месте казни, возле Петропавловской крепости, и на территории морского завода «Алмаз», где они, возможно, захоронены, и в саду Декабристов, заложенном еще в 1926 году. Как раз вокруг памятника на месте предполагаемого захоронения руководителей восстания. Там в 1926 обнаружили непонятную могилу — среди могил бедноты было захоронение явно воинское. Решили, что это — декабристы. Как раз — только что столетний юбилей прошел.

Правда, еще в 80-х годах XX века известный публицист и краевед А. Ю. Чернов утверждал, что декабристы были захоронены не там, а скорее всего — на острове Гоноропуло, прилегавшем к Голодаю и давно с ним соединившимся. Но новый памятник ставить не стали.

Вот так отважный медик XVIII века оказался отмечен и в истории революционного движения, и в истории Санкт-Петербурга.

Обновлено 16.09.2015
Статья размещена на сайте 31.08.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: