Сергей Курий Грандмастер

Как «восковая кукла» Франс Галль спела про неприличные «леденцы»?

В 1965 году на конкурсе «Евровидение» произошёл скандал. В гримёрку французской певицы Франс Галль, представлявшей Люксембург, ворвалась британская участница Кэти Керби. Она обозвала соперницу бездарью и выскочкой и закрепила свои слова звонкой пощёчиной… И, надо сказать, это был не последний конфуз в карьере француженки.

скрин Кадр из видео "Laisse tomber les filles".

Нетрудно догадаться, что Франс Галль — это «патриотический» псевдоним (тут тебе и Франция, и галлы), который сама певица недолюбливала. Её вполне устраивало своё настоящее имя — Изабель, вот только такое имя уже носила известная исполнительница Изабель Обре. Да и кто бы стал спрашивать 16-летнюю девчонку? Ведь в мир шоу-бизнеса наша героиня попала ещё подростком.

Её отец — известный французский поэт-песенник Робер Галль — представил дочку музыкальному издателю Дени Буржуа, который помог ей заключить контракт с лейблом Philips. А к своему 16-летию Франс получила ещё один приятный сюрприз — её голос зазвучал по радио, а дебютная песня «Ne sois pas si bete» заняла 44-е место в национальных чартах.

Девушка забросила учёбу в лицее, перекрасилась в блондинку и полностью посвятила себя музыке. Тогда же родился и сценический образ нимфетки, которая ломким голоском распевает некую помесь детских песенок с поп-музыкой — и всё это в джазовой оркестровой упаковке.

Настоящий творческий прорыв случился, когда Дени Буржуа свёл перспективную девушку с многообещающим сонграйтером Сержем Генсбуром. Теперь-то мы знаем, что Серж — известный музыкальный хулиган и провокатор, но тогда он произвёл на Франс самое благоприятное впечатление.

Франс Галль:
«Сержа Генсбура мне было приятно видеть, потому что я им восхищалась и мне нравилось то, что он пишет. И мне очень нравились его застенчивость, его элегантность и его воспитание».

Для Генсбура певица также стала настоящей находкой — той симпатичной маской, под которой он прорвался в молодёжную поп-музыку.

Серж Генсбур:
«Франс Галль спасла мою жизнь. Когда дело касалось молодёжи, я всегда был не в теме. Я был никем среди этих модных английских мальчиков, и вдруг опять стал существовать».

Первой совместной работой нового творческого тандема (и его первым хитом) стала песня «N'ecoute pas les idoles» («Не слушай кумиров»), которая в 1964 году заняла 9-е место в национальном чарте.

Однако у нас более известна другая их песенка — «Laisse Tomber Les Filles» (№ 4 во Франции) с задорной мелодией в духе детской считалочки и забавным видеороликом. В нём певица выступила в роли школьной учительницы, которая произносит перед классом довольно невесёлый текст: мол, парни, забудьте о девчонках, не бегайте за ними, ведь однажды они бросят и забудут вас.

К 1965 году Франс уже созрела для того, чтобы предложить свои услуги для конкурса «Евровидение». Правда, Франция от неё отказалась, зато согласился Люксембург. Из всех предложенных песен Франс особенно понравилась «Poupee de Cire Poupee de Son» Сержа Генсбура. Певица сочла её «очаровательной», хотя и не до конца понимала заложенной двусмысленности.

Генсбур всегда был любителем скрытых смыслов и каламбуров. Вот и название песни можно было перевести двояко — и как «Восковая кукла, набитая опилками», и как «Поющая восковая кукла» (слово «son» означает на французском и «опилки», и «песня»). Кроме того, воск напоминал и о первых звуконосителях — восковых валиках фонографа Эдисона.

Песня исполнялась от лица некой куклы, которая сама не понимает, о чём поёт.

Пер. — Анна Camille Васильева:

…Когда я одна, я иногда вздыхаю,
Я думаю «зачем
Вот так петь о любви без причины,
Ничего не зная о мальчиках?»

Я всего лишь восковая
Поющая кукла
Под солнцем моих белокурых волос
Восковая поющая кукла…

Франс Галль всегда искренне утверждала, что, исполняя «Poupee…», не подозревала, что Генсбур тишком посмеялся над ней самой — молодой, наивной «игрушкой» в руках продюсеров. Но именно эта наивность и придавала «скользким» текстам Генсбура планируемый эффект подлинности…

Эпопея Галль на «Евровидении-65» не задалась с самого начала. На репетиции она не совсем точно исполняла некоторые ноты, и конкурсный оркестр её… освистал. Тем не менее девушка собралась с духом и отчаянно пропела свою песню перед судьями, очаровав многих своей искренностью и невинностью.

Кроме того, энергичная боевая «Poupee…» (под звуки которой вполне могли скакать «неуловимые мстители») была настоящим глотком воздуха среди моря заунывных лирических баллад. И стала первой не-балладой, победившей на «Евровидении». Особенно неожиданной победа Франс стала для фаворитки конкурса — британки Кэти Керби. Она восприняла случившееся как личное оскорбление и поспешила в гримёрку француженки «вернуть должок». Возможно, именно поэтому Франс позже запишет песню на итальянском, немецком, даже японском языках — но проигнорирует английский.

Уже на следующий день после завершения конкурса сингл «Poupee de Cire Poupee de Son» был распродан в количестве 16 тысяч экземпляров и стал № 1 во Франции. Правда, когда певица в полной мере осознала издевательский подтекст своего хита, то наотрез отказалась его исполнять и обсуждать.

Зато песню с удовольствием перепевали другие — от симфо-металл группы THERION до советского певца Муслима Магомаева. Последний записал свою версию в 1968 году под названием «Восковая Кукла». Несмотря на схожесть названия, русский текст Леонида Дербенёва отличался от оригинала — здесь «куклой» была не глупая певичка, а просто бездушная девушка.

…Для тебя художник мудрый
Мастерства не жалел, —
Сделал он руки, глаза и губы,
А вот сердца — не сумел.

Кукла, кукла восковая
Не полюбишь вовек.
Не настоящая, не живая,
Только с виду человек.

Ты стоишь перед людьми
Прекрасна и горда,
Но несчастна без любви
Любая красота…

После успеха на «Евровидении» Галль и Генсбур стали «звёздами» европейского масштаба. И тогда Серж решил «пошутить» ещё — на этот раз особенно цинично…

В 1966 году Франс записала очередную песню Генсбура — красивую, нежную и игривую «Les Sucettes» («Леденцы»). Текст про девушку Анни, которая любит леденцы на палочке, казался певице совершенно безобидным. Однако всем окружающим взрослым было ясно, насколько пошлый подтекст Генсбур вложил в уста Франс (уж извините за пошлый каламбур). Особенно скабрезно смотрелось совместное исполнение «Les Sucettes» певицей и автором.

Пер. — Nadine84:

Когда леденцы на палочке
С ароматом аниса
Оставляют приятный привкус во рту Анни —
Она словно в раю…

Когда во рту остаётся
Лишь маленькая палочка,
Она со всех ног
Бежит в магазин
За несколько монеток
Анни получает свои анисовые леденцы
Такого же цвета, как и её глаза,
Цвета счастливых дней…

Существует и русскоязычная версия этой песни — «Сосачки» — в исполнении группы «Нежное это»:

Анечка любит сосачки,
Леденцы, карамель.
Сосачки приятней мятной жевачки,
И в губы её целовать вкусней…

Франс Галль:
«Я не люблю провоцировать скандалы. Я люблю, когда меня любят. …Я спела песню Сержа Генсбура со всей невинностью, которой горжусь. Он же воспользовался этим и посмеялся надо мной».

Когда пресса объяснила ничего не подозревающей девушке, что леденец на палочке — это на самом деле вовсе не леденец, та была настолько шокирована, что неделями не выходила из дома. Зато Генсбур гордо назовёт «Les Sucettes» «самой смелой песней века».

Франс Галль:
«Меня предали окружающие меня взрослые. Мне было трудно злиться на Сержа — на самом деле я злилась на весь мир… Я бы никогда не стала петь эту песню, если бы мне объяснили её смысл… Это меня невероятно ранило, даже больше, чем ранило, это изменило мои отношения с парнями… Я видела во всех мужчинах похотливых существ!»

С этого момента песни в исполнении Франс Галль окончательно утратили невинность в глазах публики. Теперь всё воспринималось в неприличном ключе. За песню «Bonsoir John John», посвящённую сыну Джона Кеннеди, певицу обвиняли в… некрофилии. Когда Франс пела на ТВ песню «J'ai retrouve mon chien» о потерянной собачке, продюсеры шоу дали ей в руки поводки с мужчинами в ошейниках. Что уж говорить о песне «La petite», исполненной в дуэте с Морисом Биро и повествующий о том, как взрослый мужчина влюбился в дочку своего друга!

Правда, какое-то время Галль продолжала сотрудничать с Генсбуром. Пока в 1967 году на неё не стала работать другая авторская группа — Франк Тома, Жан-Мишель Рива и Джо Дассен. Когда песня этого трио «Bebe requin» стала более успешной, чем «Teenie Weenie Boppie» Генсбура, последний покинул Галль и отправился в сольное плавание, по пути организуя провокационные дуэты с Брижит Бардо и Джейн Биркин (с Биркин он перепоёт в 1969 году и свои «Леденцы»).

Галль записала в конце 1960-х ещё несколько интересных песен («Gare a Toi Gargantua», «Le Temps du Tempo», «Toi Que Je Veux», «La manille et la revolution»), но её имидж был изрядно подпорчен.

Смутные годы самостоятельной карьеры певицы в начале 1970-х благополучно разрешились лишь после знакомства с композитором Мишелем Берже. В его лице она нашла не только автора, но и любимого мужчину, который не относился к ней как к «поющей восковой кукле». Но это была уже другая музыка и другая Франс Галль.

P. S.: Сами песни вы можете послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Обновлено 13.11.2017
Статья размещена на сайте 14.10.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: