Борис Рохленко Грандмастер

Джон Багнольд Бургесс, «Выдача разрешений нищим». Зачем нищему значок?

Джон Багнольд Бургесс (1829−1897) — английский живописец, его отец, дед и прадед были выдающимися художниками. В 1858 году поехал в Испанию, влюбился в страну и написал множество полотен из испанской жизни (портреты и жанровые сценки). Одна из таких картин — «Выдача разрешений на попрошайничество».

Джон Багнольд Бургесс, Выдача разрешений нищим, 1877, Royal Holloway University of London, Англия http://www.the-athenaeum.org

Слева в кресле сидит официальное лицо в парике, нога на ногу. Вся поза — брезгливость, отвращение к выполняемой работе. Слева — не то судейский, не то монах в черной одежде. За столом — писарь.

Перед ними — толпа просителей. Все они чувствуют зависимость от человека в парике. Даже собачка встала на задние лапы и сложила передние как бы в умоляющей позе. Правее — безногий на коляске, на нем рваная рубаха. Перед зрителем у стенки — молодуха (похоже, что у нее на руках лежит младенец), рядом с ней — глуховатая старуха, перед ними — слепой с тростью в руках и поводырем (девочка с бубном). Правее в дверях видно толпу, а на входе служивый в форменной шапке пытается сдержать напор желающих получить разрешение.

Зачем нищим разрешение? Что от нищих хотят власти? Прежде всего, нищие существовали всегда. Они — сама жизнь.

Человек может родиться с физическими или умственными недостатками и быть не в состоянии заработать себе на жизнь. Он нуждается в помощи, и когда ее нет от общества (организованной помощи) — он идет просит подаяние.

Человек может получить увечье на работе или вне ее, стать инвалидом войны. И если нет организованной помощи — он идет просить подаяние.

Человек стареет, теряет силы, и если нет организованной помощи — он идет просить подаяние.

Человек становится алкоголиком, наркоманом — идет попрошайничать.

Это все было, есть и будет. И общество всегда было озабочено тем, как избавиться от попрошаек: временами их количество было несметным. Властители пытались организовать помощь несчастным и немощным, пытались избавить города от нищих. Практически всегда их усилия не достигали цели. Прежде всего потому, что до двадцатого столетия все меры сводились к ограничению свободного перемещения нищих.

Одна из таких мер — выдача разрешений на сбор милостыни в определенном месте (районе). О том, что человек получил возможность попрошайничать, должен был свидетельствовать знак, выдаваемый властями. Проверки при выдаче разрешений выявляли людей, которые не хотели работать, хотя им ничто не мешало. Таких отправляли на работу под угрозой уголовного наказания.

Проблема приведения нищенства в приемлемое для общества состояние существует до сих пор. Известно, что в 1993 году городская управа Лос-Анджелеса обсуждала вопрос о лицензировании попрошайничества: если это малый бизнес (а доходы попрошаек достигают 100 долларов в день), то его нужно регистрировать; каждый зарегистрированный нищий должен иметь на одежде знак регистрации; если попрошайка ведет себя слишком агрессивно, его могут лишить права просить милостыню. Была определена стоимость лицензии — 100 долларов в год.

К сожалению, до сих пор нет эффективных инструментов против нищенства, точнее — против попрошайничества. Более того, к этой проблеме нет даже принципиального подхода, а осуществление силовых методов борьбы с попрошайками — этими докучливыми членами общества, наталкивается на мощное сопротивление защитников прав человека.

И ходят по городам и весям побирушки, лозунг которых: «В Евангелии сказано: просящему — дай!»

Обновлено 29.10.2015
Статья размещена на сайте 25.10.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: