Валерий Хачатуров Мастер

Кинофильм «Нормандия-Неман». Что осталось за кадром? Часть 2

Среди первых летчиков эскадрильи «Нормандия-Неман» был лейтенант Андрей Познанский, самый молодой из пилотов. Андрей родился 30 июня 1921 г. в Австрии в семье эмигрантов из России. Позднее родители переехали во Францию, где он закончил летное училище.

Кадр из фильма

В 1940 г. принимал участие в боях во Франции. Покинул Францию с группой французских пилотов вместе с эвакуировавшимися польскими частями. В Лондоне вступил в «Свободную Францию». Когда было объявлено о наборе группы пилотов в СССР, то А. Познанский записался одним из первых. Андрей Познанский оказался среди трех первых погибших пилотов «Нормандии» 13 апреля 1943 г.

В составе «Нормандии» был и Игорь Эйхенбаум, сын известного анархиста Всеволода Эйхенбаума-Волина, который после Гражданской войны обосновался во Франции. Игорь Эйхенбаум служил авиационным механиком. В декабре 1942 года, захватив самолет, он с одним из своих товарищей перелетел на территорию, контролируемую «Свободной Францией». За побег был заочно приговорен к смертной казни. В июне 1943 г. он прибыл в Лондон, где формировалась группа механиков для второй эскадрильи. Группа прибыла в Тегеран, но была распущена, поскольку к этому времени в СССР французских механиков заменили на советских. Лично капитан Мирлес, не без труда, уговорил Эйхенбаума вступить в «Нормандию» переводчиком, убедив его, что он, с детства знающий русский язык, окажет огромную помощь французским летчикам.

Одним из запоминающихся эпизодов в художественном фильме «Нормандия-Неман» является трагический момент гибели капитана Тарасенко, исполнявшего песню «Татьяна», которого сбил молодой французский летчик Шардон. Однако в реальной жизни все было несколько иначе.

Образ капитана Тарасенко — собирательный. Офицером, который прекрасно играл на баяне и задушевно пел песни, был комэск, старший лейтенант, а потом капитан, Серегин Василий Георгиевич. Он легко сошелся с французскими летчиками и помогал им осваивать новую для них технику, делился опытом боевых вылетов. У аспиранта Жозефа Риссо возникли проблемы с произношением фамилии Серегин. Он, извинившись, стал называть своего старшего товарища капитаном Татьяна — так незаметно среди французских летчиков Василий Георгиевич стал «капитаном Татьяной».

В отличие от киношного капитана Татьяны, Серегин пережил войну и успел записать на свой счет 16 сбитых самолетов противника. Был сбит один раз и успешно спасся с парашютом, причем помог спастись ему Жозеф Риссо, разглядевший атакующую со стороны солнца немецкую пару истребителей. По окончании войны Василий Георгиевич сопровождал французских летчиков домой и в составе делегации СССР присутствовал на приеме у генерала Шарля де Голля. Утверждают, что на табличке напротив его стула вместо фамилии и инициалов было просто написано: капитан Татьяна — если это легенда, то это красивая легенда…

А вот тем советским летчиком, которого действительно сбил молодой французский пилот, был старший лейтенант Василий Архипов. 8 июня 1944 года на перехват двух FW-190 вылетело дежурное звено старшего лейтенанта В. Архипова. Фашисты издали увидели нашу четвёрку, развернулись и на большой скорости со снижением пошли обратно. Догнать их не удалось. Архипов доложил об этом на КП и получил разрешение вернуться.

В это же время с соседнего аэродрома на перехват тех же FW-190 поднялось дежурное звено, в составе которого был молодой французский лётчик Морис Шалль. «Нормандцы» прибыли в заданный район позднее четвёрки Архипова. Аспирант Морис Шалль (это был его первый боевой вылет), увидев «Яки», посчитал их за вражеские — открыл огонь и сбил самолет Василия Архипова.

Если бы Морис Шалль был советским пилотом, ему неминуемо грозил бы штрафной батальон. Однако командир дивизии Г. Н. Захаров принял решение оставить Шалля в составе полка и допустить его к выполнению боевых задач. Сложно себе представить, что переживал в душе французский летчик, но совершенно очевидно, по воспоминаниям его однополчан, что вины с себя за произошедшее он не снял. Более того, из-за давящего чувства вины Морис искал гибель в бою, как писали его однополчане: «Казалось, он в бою ищет саму смерть, но чем активней он ее искал, тем с большим желанием она его избегала».

Морис Шалль записал на свой счет 10 самолетов противника и по праву считался одним из лучших пилотов среди нормандцев. Если в конце фильма Шардон благополучно возвращается с боевого задания, то во время боев за Восточную Пруссию Морис не вернулся с очередного задания. Поскольку очевидцев его гибели не было и останки пилота обнаружить не удалось, Морис Шалль числится пропавшим без вести…

В фильме «В бой идут одни старики» герои фильма встречаются с летчиками женского авиационного полка. Подобная встреча могла состояться и в фильме «Нормандия-Неман»: летчик Франсуа де Жоффр (он входил в состав той группы пилотов, которую сформировал Константин Фельдзер) писал в своих мемуарах, что неоднократно просил разрешения подать рапорт о переводе его механиком в полк «к ночным колдуньям»…

Обновлено 29.11.2015
Статья размещена на сайте 20.11.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Среди русских эмигрантов, желавших служить в «Нормандии» был и подполковник Константин Розанов, командир эскадрильи «Лафайет». К сожалению, Розанов в «Нормандию» не попал. Попади Розанов в эскадрилью «Нормандия», то он, сын белоэмигрантов, имел бы реальные шансы стать командиром французской части в СССР…