Сергей Курий Грандмастер

Хиты 1960-х. Как русская народная песня про Стеньку Разина превратилась в англоязычный хит «The Carnival Is Over»?

Помню, как, впервые услышав песню «The Carnival Is Over», я буквально опешил. Согласитесь странно слышать, когда тебе распевают «Сэй гудба-а-ай, май оун тру ло-о-овер!» на мотив, до боли родной, русской народной песни «Из-за о-о-острова на стре-е-жень».

Разин бросает княжну в Волгу Иллюстрация к изданию 17 в. мемуаров Стрейса. commons.wikimedia.org

На самом деле наша песня про Стеньку Разина — народная лишь наполовину. У её текста есть вполне конкретный автор — Дмитрий Николаевич Садовников. Именно он в 1883 году поэтизировал легенду о жестокой расправе казацкого атамана-бунтаря над пленной персидской княжной. Надо сказать, поэтизировал отнюдь не первым. Ту же тему по-своему раскрыл Александр Сергеевич Пушкин в стихотворении 1826 года.

Пушкин основывался на книге голландского путешественника XVII века — Яна Стрейса. В версии голландца Разин ведёт себя, как дикий язычник: утопление красавицы в Волге — это своеобразная жертва, благодарное подношение великой русской реке.

А. С. Пушкин:

…Не глядит Стенька Разин на царевну,
А глядит на матушку на Волгу.
Как промолвил грозен Стенька Разин:
«Ой ты гой еси, Волга, мать родная!
С глупых лет меня ты воспоила,
В долгу ночь баюкала, качала,
В волновую погоду выносила,
За меня ли молодца не дремала,
Казаков моих добром наделила.
Что ничем тебя ещё мы не дарили»…

А вот Садовникову оказалась ближе и понятнее версия историка Николая Ивановича Костомарова, который считал, что расправа над княжной — уступка своей казацкой братии, не поощряющей привязанность атамана к «бабе».

Позади их слышен ропот:
 — Нас на бабу променял,
Только ночь с ней провожжался,
Сам наутро бабой стал.

Меня эта песня всегда поражала своим диссонансом между раздольной мажорной мелодией и жестоким «криминальным» текстом. Хотя ещё жёстче (и веселее!) оказалась другая казацкая песня — та самая, где «пидманули Галю — забрали с собою…», после чего привязали косами к сосне и… сожгли!

Песня про Стеньку Разина разошлась по миру и была услышана лондонским продюсером и сонграйтером — Томом Спрингфилдом (кстати, братом знаменитой певицы Дасти Спрингфилд). А так как он только что побывал на карнавале в Рио-де-Жанейро, то решил написать на русский мотив текст под названием «The Carnival Is Over» («Карнавал окончен»). Место удалого русского «хардкора» заняла лёгкая грусть, чем-то созвучная настроению прощальной олимпийской песни про «ласкового Мишу».

Эквиритмичный перевод — romix1c:

Попрощаемся, мой милый,
Пропоем любви мы песнь.
Разбивает моё сердце
Завершение чудес.

Ждёт рассвет над тьмой высокой,
Мои слезы льют дождём.
Карнавал уже закончен —
Нам не быть с тобой вдвоём.

Моё сердце бьётся птицей
Поцелуй течёт вином.
И любовь так мимолётна
Коломбины и Пьеро.

Нас зовут огни причала,
Расстаёмся навсегда.
Карнавал уже закончен,
Я до смерти влюблена…

Том Спрингфилд уже знал, кому отдаст свою новую песню. У продюсера были чрезвычайно талантливые подопечные — группа THE SEEKERS. Вообще-то, этот коллектив образовался в Австралии, но затем отправился на гастроли в Британию, да так и не вернулся.

Первой привлекательной особенностью SEEKERS было прекрасное многоголосие, где главную скрипку играла певица Джудит Дархэм. Кроме того, группа играла только на акустических инструментах (включая контрабас), что как нельзя лучше подходило избранному ими фолк-поп-стилю.

Звучало всё так мягко, мелодично и приятно, что уже дебютный сингл SEEKERS — «I'll Never Find Another You» — выпущенный в декабре 1964 года, завоевал 1-е место в Британии и 4-е в США.

Вышедший вслед за ним «The Carnival Is Over» (1965) в США ажиотажа не сделал. Зато в Британии пластинка возглавила топ и расходилась по 93 тысячи экземпляров в день!

На родине группы — в Австралии — песня и вовсе стала культовой. Стало традицией исполнять её на закрытии спортивных соревнований. Например, в 2000 году на церемонии закрытия Олимпийских игр в Сиднее «The Carnival Is Over» должна была исполнить сама Джудит Дархэм. Однако певица сломала бедро и смогла спеть свой хит лишь на Паралимпийских играх, сидя прямо в инвалидной коляске.

Рецепт «The Carnival Is Over» SEEKERS использовали ещё один раз, когда исполнили песню «Emerald City» («Изумрудный Город») на мелодию… «Оды радости» Бетховена.

Последним же крупным хитом группы стала отличная песня «Georgy Girl» (№ 3 в Британии, № 2 в США), написанная продюсером Томом Спрингфилдом. Сначала мне показалось, что речь в песне идёт о девушке из штата Джорджия. Однако на самом деле Джорджи — это её имя, а штат пишется совсем по-другому — Georgia.

«Georgy Girl» была напрямую связана с героиней одноименного фильма 1966 года — девушкой скромной, доброй, но… как бы сказать… неухоженной. Интересно, что песня звучит в начале и конце фильма с разными текстами.

Эй, девушка Джорджи,
Почему все парни проходят мимо тебя?
Может, ты просто не пыталась?
Или виной тому одежда, которую ты носишь?

Эй, девушка Джорджи,
Ведь есть ещё одна Джорджи внутри тебя.
Высвободи скрытую любовь и — будь, что будет —
Мир увидит новую Джорджи!

То, насколько популярны были SEEKERS в 1960-е, хорошо иллюстрирует выход в 1968 году их прощального сборника «The Best of the Seekers», который скинул с вершины британского чарта «Белый альбом» самих BEATLES и остановил на 2-м месте продвижение альбома «Beggars Banquet» самих ROLLING STONES.

P. S.: Сами песни вы можете послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Обновлено 30.07.2016
Статья размещена на сайте 14.12.2015

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: