Валерий Руденко Мастер

Как германский генштаб «потерял» танковую дивизию генерала Баранова?

В ночь на 19 июня 1941 года находившаяся в лагерях под Псковом 1-я Краснознаменная танковая дивизия была поднята по боевой тревоге. Только что назначенный её командиром генерал-майор Виктор Баранов, прибыв из Ленинграда, дивизию «по старому адресу» уже не застал — догнал на железнодорожной станции, где танкисты грузили технику на платформы. В пути новый комдив и принял соединение.

Хозяйство было внушительное: 370 танков, 53 бронемашины, новейшие гаубицы артполка. Танки, правда, старых образцов — БТ-7, Т-26 и Т-28: на новую технику планировалось перейти в конце года. Зато личный состав имел боевой опыт. Дивизию сформировали на базе танковых бригад, прошедших финскую войну. В ней насчитывалось двадцать четыре Героя Советского Союза. Баранов оказался двадцать пятым.

Виктор Ильич Баранов — сын тульского рабочего, выпускник Тульской пехотной школы. За десяток лет службы вырос от командира взвода до помощника начальника штаба танкового батальона, командовал танковой ротой, а впоследствии — 1-м танковым батальоном в Испании. В боях под Мадридом Виктор Ильич получил ранение и два ордена за отвагу.

По возвращении на Родину в 1938 году его назначили на бригаду, а в финскую войну доверили подвижную группу. Ей была поставлена задача развить успех стрелковой дивизии, прорвавшей на своем участке наступления оборонительную линию Маннергейма. Баранов посадил пехоту на броню и, действуя вопреки тогдашним уставам, не предусматривавшим ночного наступления танков, с боями пробился к станции Кямяря. Взяв её, танкисты открыли нашим войскам путь на Выборг. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство полковник Баранов был награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза, ему присвоили звание генерал-майора и поручили командование танковой дивизией.

…Переброску «псковской танковой группы» фашистская разведка прозевала. Исчезнувшие танки она искала сначала на юге. Начальник германского генштаба Франц Гальдер 22 июня записал в дневнике: «Псковская группа обнаружена в 300 км южнее». 24 июня он отметил: «Возможно, она переброшена в район между Шяуляем и Западной Двиной». Между тем в первый день войны эшелоны разгрузились на заполярной станции Алакуртти Кировской железной дороги, за 60 километров до финской границы и 260 — до Мурманска. Дивизия предназначалась для усиления мурманского и кандалакшского направлений 14-й армии, которая по приказу командующего Ленинградского военного округа за несколько дней до начала войны скрытно выдвинулась к советско-финской границе в связи с тревожной активностью на сопредельной территории.

Враг так и не сумел разгадать загадку «псковских танков». А те убедительно заявили о себе 1 июля, когда дивизия СС «Норд» и 169-я пехотная дивизия двинулись на Кандалакшу, чтобы выйти к железной дороге и отрезать обороняющие Мурманск части 14-й армии. Танкисты генерала Баранова встретили их так, что эсэсовцы обратились в бегство, но после перегруппировки отчаянно навалились на наши войска. За неделю боёв дивизия отразила около сорока атак превосходящих сил противника, нанеся ему значительные потери в живой силе и технике, и остановила-таки продвижение врага к Кировской железной дороге. К 8 июля она была выведена с передовой, а ещё через несколько дней переброшена под Лугу, где складывалась очень сложная обстановка.

В период обороны Ленинграда 1-я танковая дивизия не только доблестно сражалась, но и стала центром подготовки новых танковых подразделений, направлявшихся на самые ответственные участки фронта. Осенью 1941-го её преобразовали в 123-ю танковую бригаду. Она воевала под Невской Дубровкой и Усть-Тосно, получив впоследствии гвардейское звание. Сам Виктор Ильич уже командовал бронетанковыми и механизированными частями 54-й армии, а затем и всего Ленинградского фронта.

Боевые товарищи генерала подчеркивали, что он всегда стремился свести потери к минимуму и горой стоял за своих танкистов. Они вспоминали, как при одной из попыток прорыва блокады предполагалось для захвата плацдарма на другом берегу Невы подкрепить пехоту плавающими танками. Баранов категорически заявил: «Больше десяти машин в первый рейс не дам. Не для Невы они, плывут плохо. Да и на земле слабы, их даже бронебойная пуля прошьет. Когда пехота захватит плацдарм, тогда пошлём». В декабре 1943 года при переправе войск на Ораниенбаумский плацдарм он ночью, под пронизывающим ветром лично руководил погрузкой на корабли каждого танка. Это была нелёгкая и опасная операция — перегонять тяжёлые машины на палубы своим ходом с узкого пирса по обледенелому помосту, но справились с ней успешно…

При подготовке к вводу в прорыв когда наши войска окончательно рвали блокаду, нескольким танковым частям предстояло пройти сквозь боевые порядки своей пехоты и стремительно вырваться на оперативный простор. Опыта таких действий у Ленинградского фронта не было, и Баранов терпеливо доводил новую тактику до командиров, добиваясь ясного и чёткого понимания задачи — вспоминал бывший работник его штаба Иван Голушко. Видя, что не все подчинённые хорошо разобрались в деталях, генерал по картам, а затем в ходе рекогносцировки на местности «проиграл» ввод танкистов в прорыв. Когда наступило время «Ч», это помогло им действовать уверенно и стремительно, не позволяя врагу опомниться и организовать сопротивление. Высокий темп наступления сохранил много жизней наших солдат и офицеров.

Виктор Ильич Баранов командовал бронетанковыми и механизированными войсками Ленинградского фронта до Победы. После войны он окончил академию Генерального штаба и Высшие академические курсы, служил в штабе Объединенных вооруженных сил государств-участников Варшавского Договора.

Обновлено 27.01.2016
Статья размещена на сайте 24.01.2016

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: