Михаил Берсенев Грандмастер

Спектакль театра Сатиры «Укрощение строптивой». Что скрывается за строптивостью женщины?

Театр Cатиры на Маяковской замахнулся на классику. И не просто на классику регионального масштаба, а на мировую! Уильям Шекспир и его произведение «Укрощение строптивой» познало уже столько экранизаций и постановок, что трудно было бы ожидать нечто новенькое. Но артистам театра и режиссёру Валентину Плучеку удалось чуток раскрасить это классическое сатирическое произведение некими, я бы сказал, «примочками» современного толка. Создав нечто с элементом балагана.

Кадр из фильма. В главных ролях Элизабет Тейлор и Ричард Бартон www.kinopoisk.ru

Правда, поначалу зрителя несколько озадачивает довольно муторное начало спектакля. Введение в курс дела занимает довольно продолжительное время. О чём речь в пьесе? У богатого итальянского купца Баптиста есть две дочки на выданье, и он всё гадает, как бы их пристроить повыгоднее. Вполне разумная озабоченность заботливого папаши. Однако поштучно он работать не хочет: ему подавай опт! То есть, пока старшая замуж не выйдет, младшенькая Бьянко под венец ни ногой.

Одна из них — Катарина — строптива, и даже довольно-таки взбалмошна, а другая — явная ей противоположность. Кроткая и утончённая Бьянка. Но так как за девушками следует приданое от папашки, то и желающих на халяву поживиться этими денежками тоже немало. Мужчины разного возраста и состояния пытают счастья получить благословение от Баптисты на брак, прибегая к хитростям, конфликтам, уловкам и даже открытому подлогу.

Довольно тягомотное течение спектакля в начальной фазе прекращается, когда на сцене появляется Петруччио (актёр Игорь Лагутин). Не побоюсь сказать, что на нём, или скажем так — почти на нём, весь спектакль и держится, хотя есть и другие удачные актёрские работы. Петруччио вызывает у зрителя, с одной стороны, осуждение за его наглость и беспардонность, а с другой, невольно поддаёшься обаянию этого образа плута, грубияна и недалёкого умом человека одновременно. Чем-то персонаж Лагутина напоминает мне даже поручика Ржевского из многочисленных народных анекдотов.

Ну, а кто ещё может обуздать строптивую «лошадку»? То есть своенравную, строптивую девицу? Тут как раз и нужен такой вот прохвост: абсолютно в себе уверенный и не очень умный. Эта поразительная смесь качеств как раз и приносит ему удачу, в отличие от других, более умных и честных, кавалеров. Говорят, наглость — второе счастье. В случае с работой актёра Лагутина (Петруччио) эта спорная истина находит своё подтверждение.

Один из таких колоритных кавалеров предстаёт перед зрителями в тёмных круглых очках. Гортензио (Родион Вьюшкин) в пластике своего образа вообще зашёл весьма далеко и чем-то стал походить на кота Базилио из сказки про Буратино. Спорная трактовка образа, но Гортензио вышел запоминающимся прежде всего своим необычным внешним видом.

Спектакль «Укрощение строптивой» в театре Сатиры на Маяковской идёт довольно долго — две части с антрактом, и продолжительность его составляет более трёх часов. Действию частично не хватает динамики, и все три часа с лишним усидеть на одном месте непросто. Но на выручку приходит следом за игрой Лагутина игра Лианы Ермаковой (Катарина в пьесе — старшая дочь купца Баптиста). Поначалу она кажется зрителю просто задорной, вздорной девицей с неукротимым излучением мужененавистничества, но потом, по мере раскрытия образа, в ней мы видим реальные данные хорошей комедийной актрисы. Эти её мгновенные переходы от одного эмоционального состояния к другому (например, от гнева к покорности) сделаны так зажигательно, что невольно хочется аплодировать.

Но вот кому хочется не просто аплодировать, но и руку пожать, так это сценографу данного спектакля. Костюмы и сценография — это настоящая изюминка всего действа. На костюмы персонажей можно смотреть несколько часов и с великим удовольствием! Лакированные узконосые туфли и шитые золотом кафтаны и камзолы, залихватские береты а-ля художник с французского бульвара Монмартр, женские игривые чепчики, обтягивающие белые трико — всё это так органично и реально интересно сделано, что создаёт ощущение праздника и словно попадаешь в Италию времён Шекспира. Даже прийти и просто поглядеть на эти костюмы — уже доставит искушённому театралу немалое удовлетворение. Сценограф и костюмер Валерий Левенталь здорово сделал своё дело.

Посмотрите, какой костюм на младшей дочке купца Бьянке! Золотистый и сидит как влитой, по её фигурке. Бьянка (Анастасия Микишова) подвижна и грациозна, она как очаровательный волчок крутится на сцене.

Неплохо справились со своими эпизодическими ролями слуги господ (Иван Михайловский, Сергей Беляев), но всё же, повторюсь, в основном спектакль держится на тандеме Лагутин-Ермакова. Два самых чокнутых персонажа в хорошем смысле этого слова оказались и самыми привлекательными. Но разве в жизни так не бывает?

Строптивое женское сердце в случае «Укрощения строптивой» является как бы щитом, которым Катарина отгораживается от враждебного и меркантильного мира. Это её самозащита, но в глубине души она не такая. И речь актрисы и её персонажа в конце пьесы раскрывает нам её с иной стороны. Как женщины, которая просто хочет любить и быть любимой. А Петруччио неожиданно даже для себя даёт ей это. Вот так всё и совпадает, и у пьесы хороший финал.

В целом спектакль ныне покойного режиссера-постановщика Валентина Плучека «Укрощение строптивой» в театре Сатиры можно рекомендовать любителям творчества Шекспира и всем тем, кто неравнодушен к жанру социальной сатиры или просто хочет увидеть удивительные творения рук театральных костюмеров.

Обновлено 21.02.2016
Статья размещена на сайте 12.02.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: