Александр Смирнов Грандмастер

Чем прославился Павел I? Анекдоты и небылицы

215 лет назад, в марте 1801 года, произошло знаковое для истории событие. Для истории «вообще» — во всяком случае, российской и общеевропейской истории. В ночь с 11 на 12 марта (23−24 н.с.) в Петербурге был убит Император и Самодержец Всероссийский, Великий Магистр Мальтийского ордена и пр., Павел I.

И я не преувеличил относительно европейской истории. Правление Павла — время восхождения Наполеона. И похоже, при Павле у России был реальный шанс «сбить» Бонапарта на взлёте. Во всяком случае, первые столкновения с французской армией в Италии показали, кто и чего стоит. Если б не измена союзников, Павел не отозвал бы из Европы Суворова с армией!

Когда же Павел поддержал Наполеона…

Взялся я было за статью о Павле. А искать о нём факты непросто — столько намешано баек, что приходится продираться сквозь напластования придуманного недовольными современниками. Или не всегда придуманного, или отчасти приукрашенного. Как говорится, «без поллитры не разберёшь». А поскольку «поллитры» не было, и не стал особенно разбираться. Просто выбрал несколько характерных историй «от современников» о Павле и его времени.

Зачем? Всё просто: иногда ложь характеризует ситуацию не хуже, чем неполная (а она всегда такая) правда. Нужно только понимать, на что обратить внимание. Да и не все рассказчики враждебны Павлу. Есть, к примеру, воспоминания Кутлубицкого, одного из ближайших к императору и доверенных людей. Да и анекдоты не на пустом месте выдумывались.

«Известен» случай, когда Павел отправил полк солдат с плаца в Сибирь. В кавычках — потому что это всё же преувеличение. Что реально было — точно не вспомнил, но — иначе. Команда в самом деле была, только звучала она иначе: «В казармы!» Либо всё же «В Сибирь!» — но остывший император очень скоро вернул полк. В любом случае, в Сибирь тот не отправился.

В самом деле, Павел был скор на решения. Увы, не всегда успевая глубоко их продумать. Впрочем, он был ещё умён и отходчив. И при всём самодурстве свои ошибки понимал, многое успевая исправить. Только в рассказ это не вошло. И вышел анекдот. Подобная которому история вполне могла быть на самом деле…

Мог ли Суворов кланяться дворцовому истопнику? Рассказывали, что да! Комментируя: «…при милости царской не узнаешь, что этот будет за вельможа, так надобно задобрить его вперёд!»

А говорил он это Кутайсову. Помните советский фильм «Крепостная актриса»? Богатого помещика, восклицающего: «Я — государев любимец! Я у него брадобреем был!» Прототип героя — граф Кутайсов, мальчиком захваченный у турок и подаренный Павлу. Действительно, личный слуга и брадобрей, любимец императора.

Графский титул безродному слуге дарован Павлом. Так что была или нет сцена из анекдота — реальность она отражает.

Поведение Павла многим напоминало Петра I: и стремлением переустроить страну по-новому, и обилием указов, и весьма вольным обращением с чинами и даже титулами. Ему принадлежит фраза: «В России лишь тот что-то значит, с кем я разговариваю; и лишь до тех пор, пока я с ним разговариваю».

Конечно, дворянство было крайне недовольно. После десятилетий вольницы первый, с любой точки зрения законный, император повёл себя как самодержец!

Кажется, в отличие от матери и сына, о конституции Павел даже не думал. Однако ж сам нередко ограничивал свою власть, соизмеряясь с законами. Неспроста сохранилось немало анекдотов на эту тему. На пустом месте столько схожих историй вряд ли бы выдумали!

То есть поводов для «антипиара» Павел давал предостаточно. То французскую моду запрещал, то свет в домах велел гасить по времени, то запретил в Петербурге быструю езду…

Поводы были. Оставалось преувеличить, чуть исказить, о чём-то умолчать, другое заострить… И анекдот готов!

Вот только все указы Павла были обоснованны. И если нелепы — то лишь по незнанию контекста.

Говорят, отправив под арест одного из приближенных, император спросил его брата:

 — Кто из вас старший?
 — Брат!
 — Ну теперь ты — старший!

А старшего брата казнят, что ли? Может, пошутил Павел по скудоумию? Или самодурствует? Вроде бы, так и восприняли этот слух иностранцы. А современник комментирует так… На самом деле было принято братьев на службе именовать, добавляя номера: 1-й, 2-й и т. д. Независимо от старшинства по возрасту. Так что император просто назначил его любимой женой… то есть старшим среди служащих братьев.

Павел велел снять с поста и арестовать пьяного офицера. А тот отправиться под арест отказался: по уставу, его вначале нужно сменить на посту… За что был прощён и повышен:

 — Он пьяный лучше нас трезвых дело знает!

Закон есть закон, и с точки зрения Павла Петровича, даже император обязан ему подчиняться.

На вахт-параде Павел высказал поручику, что у того плюмаж белого (от снега) цвета, положенного чинам от бригадирского.

 — На всё воля Божья! — ответствовал поручик.
 — Против Божьей воли я не иду!

И поручик стал бригадиром…

Нет ли здесь аналогии? Император на земле — по воле Божьей, место императора аналогично (или отражает) месту Бога на небе? А значит, и воля императора подобна воле Бога? А сам император так же повинуется Богу, как ему самому повинуются подданные…

«Законность» могла доходить до абсурда. Ещё один анекдот рисует её в таком именно виде, если только этого не было в реальности…

Однажды, опоздав на вахт-парад, Павел велел посадить на гауптвахту точные до того часы. Говорят, вскоре после того императора убили, так что часы остались навсегда под арестом.

Было? Не было? С Павлом Петровичем ни за что нельзя поручиться!

А вы, надеюсь, немного повеселились в память одного из заметнейших правителей России. Это много лучше, чем сожалеть о его несбывшихся реформах. Смеяться всегда лучше!

Обновлено 15.09.2017
Статья размещена на сайте 26.02.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: