Валерий Руденко Мастер

Какими парадами был отмечен победный 1945-й год? Хитрые союзники

После Парада Победы в Москве Советский Союз предложил США, Англии и Франции провести совместный парад войск в Берлине и получил их согласие. Общее торжество было намечено на сентябрь. Приурочить его решили к окончанию войны с Японией.

Договорились, что принимать парад будут главнокомандующие четырех стран-победительниц. Однако в последний момент союзники изменили планы и сообщили Москве, что вместо главнокомандующих в Берлин приедут высокопоставленные боевые генералы. Тогда Сталин велел Жукову: «Они хотят принизить значение Парада Победы в Берлине. Подождите, они еще не такие будут выкидывать фокусы. Не обращайте внимания на отказ союзников и принимайте парад сами, тем более что мы имеем на это прав больше, чем они».

Вот так и получилось, что 7 сентября 1945 года у Бранденбургских ворот доклад командующего парадом английского генерала Нэйрса принял маршал Жуков. Вместе с ним построенные на площади Александерплац войска объезжали фельдмаршал Монтгомери, генералы Эйзенхауэр и де Тассиньи. Торжественное прохождение войск предварялось кратким выступлением Жукова. Он, в частности, сказал: «Армии союзных государств окончательно уничтожили два очага мировой агрессии. Теперь нам предстоит закрепить победу организацией прочного, длительного и справедливого мира во всем мире между демократическими народами».

В параде участвовали 5 тысяч воинов стран коалиции, из них 2 тысячи советских солдат и офицеров. После торжественного марша пехоты четырех стран перед трибунами прошли бронетанковые подразделения английской армии, за ними после небольшого перерыва — американские, а завершала парад колонна новейших советских танков ИС-3. Их привезли в Берлин по указанию Сталина эшелонами, машины были тщательно зачехлены, станция назначения засекречена во избежание диверсий, а на локомотиве первого состава висел лозунг с явным подтекстом: «Боевой привет шлет Родина!» В движении парадным строем у Бранденбургских ворот танкисты тренировались по ночам.

Советские танки-гиганты произвели огромное впечатление на берлинцев — а посмотреть парад собралось более 20 тысяч человек.

«Парад прошел хорошо», — отмечал Жуков в донесении о проведенном параде. Однако, по его мнению, «в британских и французских войсках… участвовавших в параде, не было должной подтянутости и воинского вида, строевой шаг не отработан, равнение в рядах слабое, ранжир не соблюдался… Наша пехота выгодно выделялась четким строевым шагом, молодцеватостью, подтянутостью, хорошим воинским видом, выправкой и равнением в рядах… В целом на параде наши войска по своей подготовке, организованности и дисциплине производили более выгодное впечатление, чем французские и английские войска».

Третьим городом больших победных парадов 1945-го года стал Харбин. В очищенном от японцев маньчжурском городе 16 сентября командующий Дальневосточной армии, дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Афанасий Белобородов принял парад, которым командовал начальник армейской артиллерии генерал-майор Константин Казаков.

«В параде участвовали и жители города, — свидетельствовал очевидец. — После прохождения войск началось движение их колонн… Они двигались широким потоком, шумя, разливаясь по сторонам, сбивая с ног наших флажковых, размахивая соломенными шляпами, веерами, цветами, флагами. Их глаза блестели, смуглые лица улыбались, возбужденные голоса вздымались к небу нестройным радостным гулом».

Белобородов и Казаков были на великолепных строевых конях — рыжих тракенах с белыми челками и белыми чулочками. «Все прошло отлично, — вспоминал Константин Петрович. — Харбинцы собственными глазами увидели могучую военную технику — танки, самоходную артиллерию, гвардейские минометы и все другое. Примерно за час до парада, проезжая улицей, где стояла колонна легкой артиллерии, я обратил внимание на старика, грудь его украшали Георгиевские кресты и медали. Он поцеловал ствол пушки и перекрестил улыбавшихся артиллеристов, подошел к другой пушке, проделал то же самое. Так он шел вдоль колонны, и слезы текли по морщинистому загорелому лицу. Я спросил, где он заслужил боевые награды. «Оборонял Порт-Артур, — сказал он. — Вы слышали про батарею Электрического утеса? Я был фейерверкером второго орудия».

О подобной встрече рассказывал и маршал Василевский. В Порт-Артуре на русском военном кладбище, где похоронены павшие на русско-японской войне 1904−1905 годов русские солдаты и офицеры, он встретил бывшего полковника генштаба, который служил смотрителем. «Я сорок лет ждал вас, надеялся, что придете и отомстите за поражение в той войне, и рад, что дождался», — сказал старый полковник Василевскому…

Обновлено 8.05.2016
Статья размещена на сайте 3.05.2016

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: