Сергей Курий Грандмастер

Как группа SPACE отправилась в свой «волшебный полёт»?

Жизнь полна удивительных совпадений… Например, есть в Париже одна примечательная квартира — недалеко от Елисейских Полей. Не знаю, висит ли там памятная табличка, но именно в стенах этой квартиры родились два популярнейших электронных альбома второй половины 1970-х.

Обложка диска, скан

Сначала Жан-Мишель Жарр записывал на кухне свой знаменитый «Oxygene». А как только съехал, квартиру тут же снял другой французский композитор — всё с тем же синтезатором под мышкой…

Уроженец Монако Дидье Маруани вспоминал, что «ноты и буквы научился читать одновременно». В 5 лет он уже уверенно давил клавиши рояля, а в 10 начал сочинять собственные песни. Затем Дидье перебрался в Париж, где закончил консерваторию. Однако по академической линии не пошёл, а начал писать песни для поп-исполнителей и даже пытался петь сам.
В середине 1970-х у Маруани появилось новое увлечение — синтезатор.

Дидье Маруани:
«Этот инструмент дал композитору или артисту столько возможностей услышать то, что композитор слышал только в своей голове. Раньше нам приходилось иметь дело с аранжировщиком и разными композиторами, что приводило к дисгармонии. Теперь композитор может услышать струны, духовые инструменты, а также, если нужно, подправить ноты».

Тут-то композитору и подвернулась одна «халтурка»…

Маруани попросили сочинить что-нибудь «космическое» для одной астрологической телепередачи. Так на свет родилась инструментальная композиция под названием «Magic Fly» («Волшебный полёт»). Впоследствии она не раз будет сопровождать телесюжеты о космосе (например, посадку первого советского космического «челнока» «Буран» в 1988 году).
Однако тогда астрологическая передача так и не вышла. Друзья композитора сказали, что негоже прятать столь великолепную вещь, как «Magic Fly», в ящик и убедили издать её на сингле. Но тут воспротивился лейбл, с которым у Маруани был контракт. Тогда Дидье всерьёз разозлился и решил компанию обхитрить.

Во-первых, он создал собственную группу и назвал её SPACE (КОСМОС), тем самым определив главное направление своего творчества.

Во-вторых, Маруани хорошо «зашифровался» (контракт есть контракт) — взял псевдоним «Ecama», а на публике стал появляться исключительно в космическом скафандре (даже интервью давал, не снимая шлема). Всё это не только защитило композитора от претензий лейбла, но и придало проекту привлекательную таинственность.

Однако самым главным «козырем» стал сингл «Magic Fly», который вышел в сентябре 1977 года, прогремел по всей Европе, а в Британии чуть-чуть не дотянул до верхушки хит-парада, заняв 2-е место.

Дидье Маруани:
«Целый год я просил мою звукозаписывающую компанию расторгнуть со мной договор. Когда это случилось, я сделал грандиозную новостную программу и ведущий сказал: „Самый большой хит прошлого года создал и исполнил… Дидье Маруани“. И я в прямом эфире снял свой шлем».

В 1995 году Маруани пойдёт на поводу боссов звукозаписи и включит в свой сборник «Best of Space» ремикс на «Magic Fly», хотя ни слушателям, ни самому композитору новая версия не понравилась. Куда интереснее вышел кавер, сделанный основателем проекта ENIGMA — Мишелем Крету. А в 2004 году подростковый проект S. CLUB 8 перезаписал хит SPACE под названием «New Direction Magic Fly», добавив туда вокал.

Но вернёмся в 1977-й…

После оглушительного успеха сингла новая рекорд-компания стала требовать от Маруани побыстрее сочинить целый альбом. Несмотря на сжатые сроки, лонгплей с тем же названием «Magic Fly» удался на славу и возглавил хит-парады Франции, Германии, Британии и других европейских стран.

Разумеется, многих тянуло сравнить «космическую» музыку SPACE с «атмосферной» музыкой Жана-Мишеля Жарра. Сам Маруани от влияния Жарра открещивался, заявляя, что единственное, что их объединяет — та самая съёмная квартира.

Действительно, в отличие от медитативных симфоний «Oxygene», композиции SPACE были более энергичными, прямолинейными, близкими к формату поп-музыки того времени (недаром их окрестили «космическим диско»).

Дидье Маруани:
«Я использую много синтезаторов, но мелодия — это для меня главное.
…Как только у меня готова мелодия, я начинаю работать над звуками, структурой и аранжировкой. Мелодия — это алмаз, и ты начинаешь заниматься его огранкой, придавать ту или иную форму, искать самую лучшую упаковку, в которую ты положишь этот алмаз».

Кроме того Маруани с самого начала не брезговал использовать в своих творениях вокал. Сам он, правда, петь отказался, предоставив это право Мэдлин Белл — афроамериканской певице, эмигрировавшей в Британию и работавшей на подпевках у Элтона Джона.

На первом альбоме SPACE Белл пела лишь на одном треке — «Carry On, Turn Me On». На втором релизе — «Deliverance» (декабрь 1977) — мы слышим её голос уже в двух «обрамляющих» альбом песнях. Обе были посвящены теме свободы и несли красноречивые названия — «Prison» («Тюрьма») и «Deliverance» («Освобождение»).

Однако самой известной композицией второго альбома, конечно же, стал инструментал «Running In The City».

В похожем духе был решён и третий альбом «Just Blue» (1978), главным хитом которого стала композиция с тем же названием — «Просто синева».

После выпуска трёх успешных альбомов Маруани неожиданно решил покинуть группу. Его место занял второй участник SPACE — Ролан Романелли. Под его руководством группа выпустила лишь один альбом «Deeper Zone» (1980), после чего окончательно распалась.

Вернуть себе название SPACE Маруани сможет лишь в 1990 году, а пока выступает под громоздкой маркой DIDIER MAROUANI & PARIS-FRANCE-TRANSIT.

Стоит ли говорить о том, насколько популярно было творчество французского композитора в Советском Союзе. Дошло до того, что летом 1983 года (во времена сурового генсека Андропова!) Маруани удалось проникнуть за «железный занавес» и дать 21 грандиозный концерт на стадионах Москвы, Ленинграда и Киева. Устроить лазерное шоу было непросто.

Дидье Маруани:
«Да, ваше руководство считало, что лазеры — это скорее из области военной техники, а не эстрады. Нас побаивались, особенно нашего непривычного лазерного оснащения. И, чтобы добиться разрешения на гастроли в Советском Союзе, мы придумали такую штуку. Взяли и пригласили сотрудников советского посольства во Франции в самую большую и очень известную парижскую дискотеку. Советские сотрудники ничего ужасного в моей музыке не увидели и не услышали, все были очень довольны».

После гастролей фирма «Мелодия» тут же издала виниловый гигант «Волшебный полёт» — по сути, копирующий материал первого альбома SPACE, но с некоторыми цензурными правками. Например, последнюю песню оригинального альбома — «Carry On, Turn Me On» — заменили на «Just Blue». Уж очень неприличными показались советским цензорам те оргазмические крики и стоны, которые издавала Мэдлин Белл. Таким же неприличным показалось и название композиции «Velvet rape» («Бархатное изнасилование»), поэтому на конверте его пропечатали как «Вежливое похищение».

Впрочем, это не испортило отношение Маруани к Советскому Союзу и России, куда он наведывался ещё не раз. Более того — в 1987 году французский композитор записал альбом «Space Opera», где принял участие хор Краснознамённого ансамбля им. Александрова, а затем передал свою запись прямо на борт космической станции «Мир». Свою признательность советским космонавтам он выразил и в 2011 году, когда к 50-летию первого полёта в космос записал композицию «Gagarine Hourra» («Ура, Гагарин!») с русским текстом Любови Воропаевой.

А к 55-летию полёта Гагарина — в апреле 2016 года — Дидье Маруани посетил в России Центральный дом авиации и космонавтики.

Дидье Маруани:
«Я бы сам хотел полететь в космос и в авиасалоне Ле Бурже как-то раз поделился своим проектом с советскими космонавтами Анатолием Березовым и Валентином Лебедевым. Они мне рассказали, что брали в космос мою музыку и слушали ее на орбите. Это меня очень тронуло».

P. S.: Другие композиции группі SPACE вы можете послушать по ссылкам в 1-м комментарии к этой статье.

Обновлено 19.05.2016
Статья размещена на сайте 6.05.2016