Константин Кучер Грандмастер

Когда встречи становятся запоминающимися? О книге В. Бабенко «Удивительные истории о словах самых разных»

Наша жизнь — это встречи. Можно сказать, сплошная непрерывная цепочка самых разных встреч. В разное время, в разных местах, с разными людьми, при разных обстоятельствах. Но что интересно, какие-то встречи врезаются в нашу память надолго, иногда — на всю жизнь, а какие-то, пройдя мимо наших сердец и души, не оставляют в них ни малейшего следа.

Писатель и журналист Виталий Тимофеевич Бабенко, фото сделано в 1999 г. Фото: Источник

И в этом, на мой взгляд, нет ничего странного. Если человек сам по себе — ни рыба, ни мясо, то и встреча с ним навряд ли запомнится. А вот если человек интересный… Ну, тогда — совсем другое дело!

Правда, «интересный» — категория оценочная. И шкала этой самой оценки — крайне субъективна, у каждого своя. Но какие-то общие подходы, думаю, найти можно.

Вот тот же Виталий Тимофеевич Бабенко, автор случайно попавшей мне в руки книги «Удивительные истории о словах самых разных» — человек интересный. И я искренне завидую студентам Института журналистики и литературного творчества, которым он читает лекции по этимологии (науке о словах). Повезло пацанам. Почему?

Ну, во-первых, Виталий Тимофеевич — человек увлеченный. И он сам честно и откровенно в этом признается: «…я восхищаюсь словами. Или даже так: Я заворожён словами». Обратили внимание — «честно и откровенно». Неплохие человеческие качества, которые не могут не вызвать невольной симпатии к человеку, ими обладающему.

А ведь это — только предисловие. До самого рассказа о словах ещё и дело не дошло. А ты уже проникся симпатией и к автору, который тут тебе что-то пытается, и к этим самым разным словам.

Но увлечение, влюбленность, согласитесь, иногда (особенно, когда речь идет о серьезных вещах — наука, как-никак!) — не самое хорошее качество. Любовь, она, как правило, слепа. Мы любим человека не за то, какой он есть, а за то, что он просто есть. Поэтому человек может быть влюблен в своё дело, но…

Вымышленный «портрет» Пруткова, созданный Львом Михайловичем Жемчужниковым, Александром Егоровичем Бейдеманом и Львом Феликсовичем Лагорио
Вымышленный «портрет» Пруткова, созданный Львом Михайловичем Жемчужниковым, Александром Егоровичем Бейдеманом и Львом Феликсовичем Лагорио
Фото: ru.wikipedia.org

Как когда-то говорил Козьма Петрович Прутков? «Специалист подобен флюсу, полнота его односторонняя». Так вот, Бабенко — не односторонний. Он настоящий эрудит. Более того, было бы дело век-полтора тому назад, его бы обязательно назвали энциклопедистом в своем деле.

Вот, открываю любую страницу на выбор. Например, седьмую. По сути рассматриваемого на ней вопроса — две цитаты иных специалистов в этой области. Американского писателя и журналиста канадского происхождения Роберта Макнила (р. 1931) из его книги «Словопомешанный» (Wordstruck, 1989). И американского актера, комика, певца и автора песен Эдди Кантора (1892−1964). И так — практически на каждой странице. Одна, две, а иногда и четыре цитаты. Но все они к месту и по теме.

Соответственно, автор не только специалист в своей области, но и имеет как чувство меры, так и такта по отношению к своему читателю. Знания, кто спорит — хорошо. Но… До определенной меры. А то как бы не утонуть в них. Но, уверяю вас, это — не тот случай. У Виталия Тимофеевича не утонешь. Не тот он человек, чтобы бросить своего читателя на произвол судьбы. И это тоже — плюс и автору, и его книге.

Но увлеченность и знание своего предмета — это ещё полдела. Сам когда-то был студентом. И если вспомнить моих доцентов и профессоров, то тех, кто читал свой предмет интересно и увлекательно, можно пересчитать на пальцах одной руки. Бабенко рассказывает о своем предмете очень интересно и увлекательно. И что немаловажно — нестандартно.

Вот знаете, что означает фамилия древнеримского писателя Плиния Старшего, автора «Естественной истории»? Да-да, оказывается, что каждая наша фамилия что-нибудь да значит. И таких расшифровок значений фамилий цитируемых авторитетов в этой книге… Вагон и маленькая тележка. Между прочим, смысл и значение — не одно и то же. И об этом своему читателю расскажет Виталий Тимофеевич. И много ещё о чем.

Памятник Плинию в Комо, XV век
Памятник Плинию в Комо, XV век
Фото: ru.wikipedia.org

А что там по значению фамилии Плиний? Да ничего такого, особенного. Очень даже наоборот. У нас бы товарищ Плиний был бы самым обычным Кирпичовым. Представляете? Писатель, да с такой фамилией?!

А что поделаешь? Да, по латыни Плиниус звучит красиво и даже возвышенно. Вы только вслушайтесь! Плиниус… Но в основе этого слова лежит греческое «плинтос», означающее не что иное, как «кирпич» — плоский, вытянутый, обработанный камень. Правда, «кирпич», вернее, «кирпеч» — это уже не греческое, тюркское (точнее, татарское) слово. Но значение у него — то же самое. «Плоский, длинный камень».

Вот и получается, что значение используемых нами в повседневной жизни слов «плинтус» и «кирпич» — одно и то же. А вот смысл в каждое из них мы вкладываем свой, соответствующий. И перед нами пример слов одинаковых по значению, но разных по смыслу.

Коломна. Кремль. Конный омнибус. 06.2013
Коломна. Кремль. Конный омнибус. 06.2013
Фото: Источник

А есть слова, у которых значения вообще нет. Вот тот же автобус. Его прародителем был омнибус — транспортное средство на конной тяге, перевозящее за плату всех желающих (запомните — всех!) по определенному маршруту. Так вот «омнибус» с латыни — «всем». Если же более детально, то корень этого слова — «омни» (весь, всякий), а «бус» — ничего не значащий суффикс, переводящий слово из именительного падежа в дательный (всем, всякому). Пусть и за плату, но транспортное средство, доступное всем, всякому желающему.

Но потом появилась уже самобеглая коляска — автомобиль. Правда, «самобеглая» — это уже наш, русский аналог, а так, если сложить в уме греческую приставку «авто» (само-) и латинский корень «мобилис» (движущийся), получим на выходе самодвижущийся (экипаж). Но автомобиль — он для личного пользованная. И когда на смену омнибусу пришел уже самодвижущийся общественный транспорт, народ, недолго думая, разломал два уже имевшихся слова и сложил начало второго (приставку) с окончанием первого (с суффиксом). В результате получилось слово автобус, у которого есть только приставка и суффикс, но нет корня. Нет! А без корня — какое значение?..

Когда встречи становятся запоминающимися? О книге В. Бабенко «Удивительные истории о словах самых разных»
Фото: Depositphotos

И получилось, что у слова «автобус» смысл есть, а значения — нет! Вот такой вот ребус. Кстати, о слове «ребус» тоже рассказывается в этой книге. И не только о нем. Но… Лучше вы сами прочитаете. Интересно же!

Вся наша жизнь — встречи. Увы, мне Виталий Бабенко не читал лекции «живьем». Он «прочитал» их с помощью своей книги. Но, поверьте на слово, от этого встреча с ним и его «Удивительными историями о словах» не стала менее запоминающейся. Уверен, если эта книга попадет в руки и к вам, вы тоже запомните её. Надолго. Может быть, на всю оставшуюся…


Что еще почитать по теме?

Как этимологи устанавливают происхождение слов? О словообразовании
Созвучные слова: родственники или просто похожи?

Сколько значений у слова «спасибо»?

Обновлено 18.11.2016
Статья размещена на сайте 3.11.2016

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий скрыт
    • Что поделаешь, Андрей... Тут уж, - за что купил, за то и продал. Несколько цитат из главы "Автобус" из той замечательной книжки, рецензию на которую в моем исполнении Вы прочитали. Итак.

      Еще раз подчеркну: omnibus – это дательный падеж латинского слова omnis – «весь; каждый, всякий» (omnes – множественное число того же слова, что мужского, что женского рода – все едино). Корень – omni-, а -bus – суффикс, сам по себе ничего не значащий.

      Возможно, происхождение слова «автомобиль» всем известно, тем не менее поясню: «авто-» – это греческая приставка, обозначающая «само-», «-мобиль» – от латинского mobilis, «подвижной, движущийся», в сумме получается «самодвижущийся экипаж».

      Как же назвать новое общественное транспортное средство? Омнибусомобиль? Длинновато получается, да и коряво к тому же. Автоомнибус? Тоже ерунда какая-то. И тут произошла еще одна – крохотная – революция, уже словесная. Кто-то – безвестный герой! История не сохранила его имени – поступил решительно: отломал от слова «омнибус» его главную часть – «омни-», – а вместо нее присобачил (иначе не скажешь!) «авто-». Получился «авто-бус» – слово, в котором нет ни одной значимой составляющей: греческая приставка «авто-» да латинский суффикс «-бус». Всё!

  • Комментарий скрыт
    • Спасибо, Андрей, за очень интересное дополнение. Я, после знакомства с такой серьезной книгой, как "Истории о словах", даже не подозревал, что Виталий Бабенко, в дополнение ко всему, ещё и писатель-фантаст!
      А сейчас посмотрел в Сети, он, оказывается, в 1973-1988 гг. работал в редакции журнала «Вокруг света». В то время это был очень интересный журнал! Вполне возможно, в т. ч. и благодаря Виталию Тимофеевичу.